Новости

«Олигархический консенсус»

Суицидальный парадокс большого бизнеса Украины

Пожалуй, впервые понятие «олигархический консенсус» было использовано при анализе результатов президентских выборов 1999 года. Тогда все украинские топ-собственники объединились для того, чтобы обеспечить Леониду Кучме второй срок на посту президента

Собственно, ничего удивительного в этом не было. Дело даже не в том, что сам по себе класс украинских крупных собственников был создан Леонидом Кучмой. Украинские олигархи вряд ли способны к такого рода умозаключениям и полагают, что схватили бога за бороду исключительно самостоятельно и благодаря собственным выдающимся способностям. А благодарность им свойственна в ещё меньшей степени, чем большинству людей. Ведь благодарность олигарха стоит дорого…

 

 

Просто существовала неиллюзорная опасность прихода к власти Петра Симоненко. Многие считают, что сама по себе идея столкновения действующего президента и наиболее радикального и влиятельного его оппонента была чисто технологической. Однако это не совсем так — в это время левые силы были на пике своей популярности (одно из недокументированных следствий формирования класса крупных собственников), а неспособность лидеров левых объединиться тоже была объективной (надо помнить, что ещё за несколько недель до выборов Наталья Витренко имела сравнимый с Симоненко рейтинг).

В этой ситуации украинским капиталистам пришлось бы распрощаться со значительной частью нажитого имущества и выработанными за несколько лет схемами. Даже притом, что лидер коммунистов не стал бы отказываться от рыночной экономики и частной собственности.

Вторично мы обнаружили «олигархический консенсус» в 2013 году, когда олигархи пришли к выводу, что «батю» надо поставить на место (кстати, задача «валить» не ставилась — к власти мог прийти кто-то ещё, как бы не, например, Тимошенко, которая хоть и сидела в тюрьме, вполне могла возродиться).

Причина состояла в том, что Янукович, подобно Паниковскому, «нарушил конвенцию». «Конвенция» состояла в том, что Янукович защищает интересы крупного капитала, не даёт предпочтений ни одной группе (чего, объективно, было сложно добиться, учитывая органическую связь президента с «донецким кланом») и не пытается создать свою бизнес-империю. В общем, Янукович должен был исполнять обязанности Кучмы. Представить себе какой-то другой формат отношений с властью украинский крупный капитал не смог.

 

 

 

«Нарушение» со стороны Януковича состояло в том, что он начал строить системный бизнес. Точнее, строить начал «Саша-стоматолог» (Александр Викторович Янукович) вместе с Сергеем Курченко. Настроили они не то чтобы очень много, но достаточно для того, чтобы вызвать раздражение у большинства крупных собственников — ведь они не на пустом месте разворачивались, а «надкусывая» на отдалённой периферии бизнес своих старших товарищей. Не больно, но обидно. И, опять же, росла самостоятельность Януковича.

Именно так начался Евромайдан.

В общем, сама по себе идея понятна. Хотя сущностью олигархии является якобы сращение бизнеса и политики, в действительности они чистые бизнесмены, а политика для них даже не хобби, а просто один из методов сохранения и приращения капитала. Инструмент обогащения.

Соответственно, олигархический консенсус возникает тогда, когда появляется угроза для всего класса крупных собственников. Это, кстати, тот случай, когда сам «класс» очень небольшой по численности и его представители знают друг друга лично, так что классовое сознание формируется по упрощённой процедуре. Однако следствием этого является высокая доля личностного момента в самом по себе консенсусе.

 

 

 

 

Консенсус 1999 года был оправдан, и методы решения проблемы соответствовали её сложности.

Оправданность консенсуса 2014 года — под вопросом (особой угрозы того, что Янукович действительно попытается стать единственным олигархом в стране, была почти нулевой), а метод был избран ну вот совершенно негодный (кажется, украинские олигархи вынесли из 2004 года только один опыт — что Янукович боится Майдана).

Любопытно также и то, что в 2014 году не возникло консенсуса против Коломойского, хотя его планы ограбить всех особенно не скрывались, а угроза выглядела вполне реальной. Точно так же позже не возникло консенсуса против Порошенко, чьи планы тоже не скрывались. Тут, правда, надо отметить, что Коломойский был слишком самонадеян, а Порошенко, напротив, самонадеян не был и предпочёл договариваться.

Сейчас самой большой угрозой для украинской олигархии является продолжение евроинтеграционного курса и либеральная (т.е., по идее — проолигархическая) политика президента Зеленского. Однако поразительным образом по первому вопросу существует консенсус, который прямо ведёт класс украинских крупных собственников к самоликвидации. Парадокс.    

Загрузка...

 

Василий Стоякин