Новости

От 31 до 444 тысяч. Оценки украинских потерь

В ходе принудительной демилитаризации украинские вооруженные формирования несут большие потери в живой силе и материальной части. Киевский режим ранее пытался замалчивать эту тему и скрывал уровень потерь, но недавно был вынужден впервые огласить свои оценки. Названное число погибших сразу вызвало большие вопросы. Оно не соответствует иным оценкам и данным из других источников и выглядит заниженным в разы, если не на порядок. Впрочем, иного ожидать не приходилось.

 

Украинские данные

До недавнего времени официальные украинские данные по потерям в ходе текущих боевых действий не оглашались. Имели место только неофициальные оценки разного рода, в которых назывались самые разные цифры. При всем этом, украинская сторона не забывала бездоказательно придумывать огромные потери российской армии.

Однако на днях ситуация изменилась. 25 февраля в ходе одного из мероприятий, посвященных двухлетию начала боевых действий, президент Украины Владимир Зеленский впервые назвал официальные цифры. По его словам, с февраля 2022 г. украинские формирования потеряли убитыми 31 тыс. боевиков. Количество раненых и пропавших без вести он не назвал, чтобы не давать российской стороне дополнительные данные для анализа.

В целом информация от В. Зеленского принципиально не отличается от других оценок, поступавших с украинской стороны. В очередной раз утверждается, что два года принудительной демилитаризации нанесли лишь ограниченный урон. Однако такие оценки противоречат другим доступным сведениям.
 


Колонна украинских БТР под обстрелом, октябрь 2022 г.. Фото УНМ ДНР

Российское министерство обороны, имеющее возможность прямо подсчитывать потери противника, дает совершенно другой уровень его потерь. Схожие сведения оглашают и зарубежные страны, поддерживающие киевский режим. Очевидно, что доверять следует именно российским и иностранным данным, но не недавним заявлениям украинского президента.
 

Российская оценка

Минобороны России ежедневно публикует сводки с фронтов Спецоперации и оглашает потери противника. Также регулярно оглашаются данные по всему периоду операции. Используемые методики подсчета урона могут давать некоторую погрешность, но итоговый результат в целом соответствует реальному положению дел и позволяет с достаточной точностью определять прогресс демилитаризации.

Самые свежие данные по потерям противника прозвучали 27 февраля на очередном заседании Коллегии Минобороны. Глава оборонного ведомства Сергей Шойгу заявил, что процесс сокращения военного потенциала Украины продолжается. С начала года противник ежедневно теряет в среднем 800 чел. и 120 ед. техники.

Общие потери живой силы противника наше Минобороны на данный момент оценивает в 444 тыс. чел. При этом министр не стал уточнять распределение этих потерь – точное количество убитых, раненых, пропавших без вести и списанных по здоровью. Впрочем, и без таких уточнений ясно, что безвозвратные потери противника в разы выше названных В. Зеленским.
 

Иностранная информация

Военное и политическое руководство зарубежных стран и международных структур, а также СМИ внимательно следят за ходом боевых действий и тоже пытаются отслеживать потери сторон. Официальные лица и пресса в течение двух лет регулярно приводили разные оценки украинских потерь, и нередко такая информация вызывала специфическую реакцию.
 


Импортная БМП M2 за мгновение до поражения БПЛА. Фото "БОБР"

В начале ноября 2022 г. председатель Объединенного комитета начальников штабов США генерал Марк Милли предположил, что с февраля обе стороны конфликта потеряли по 100 тыс. чел. На фоне постоянных сообщений о «перемогах» на фронтах такая оценка украинских потерь выглядела весьма специфически. Естественно, ее раскритиковали – в отличие от оценки российских потерь, которая вполне соответствовала зарубежной повестке.

Через несколько недель тему украинских потерь подняла глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен. По ее словам, киевский режим потерял более 100 тыс. чел. После волны возмущений заявление пропало с официальных ресурсов Еврокомиссии, а в аппарате этого органа указали, что в 100 тысяч входили как убитые, так и раненые и пострадавшие.

Весной 2023 г. активно обсуждалась утечка данных из Пентагона. В опубликованных документах утверждалось, что за первый год боев Украина потеряла от 124 до 131 тыс. чел. Однако достоверность этих бумаг до сих пор не определена и неясно, являются ли они настоящими. Впрочем, данные по потерям в них не противоречили предыдущим заявлениям американских официальных лиц.

Чуть позже, в начале лета – непосредственно перед началом пресловутого контрнаступления – в американских СМИ появились иные оценки от неназванного представителя Пентагона. На этот раз сообщалось о 70 тыс. убитых и 120 тыс. раненых. Эти данные регулярно упоминались в иностранной прессе в течение нескольких следующих месяцев – даже когда они стали неактуальными ввиду продолжения демилитаризации.
 


Ударный БПЛА направляется к позиции украинского подразделения. Фото Минобороны РФ

Новые уточненные оценки из-за рубежа пока не поступали. Сейчас в зарубежных СМИ обсуждается недавнее заявление В. Зеленского, но названные цифры уточнять и опровергать не спешат. Впрочем, в любой момент могут появиться обновленные данные или предположения, которые опять будут отличаться от официальной украинской позиции.
 

По очевидным причинам

Киевский режим оценивает свои потери в разы ниже, чем противник в лице российской армии или иностранные «наблюдатели». При этом украинские данные не внушают доверия и выглядят искусственно заниженными. Причины этого достаточно просты и понятны, причем речь идет о нескольких разных факторах.

В первую очередь, потери скрывают или занижают из пропагандистских соображений. Киевский режим постоянно говорит о скорой и блистательной победе над Россией, но данные о 100-200 тыс. убитых и раненых плохо согласуются с такими обещаниями. В этом контексте не поможет даже многократное завышение российских потерь. Кроме того, необходимо перебить новостной фон в виде регулярных похорон украинских боевиков и расширения кладбищ.

Имеет место фактор экономии. Киевский режим обещает инвалидам и семьям погибших компенсации и пенсии, однако возможности для их выплаты крайне ограничены. Не признавая потери своих боевиков, он получает возможность уменьшить общие объемы социальных выплат и высвободить деньги для других нужд – для фронта или для расхищения. При этом ответственные лица-оптимизаторы расходов совершенно не интересуются судьбой сограждан.

Следует отметить, что украинское руководство действительно может не иметь полной картины и заблуждаться относительно уровня потерь. Так, в отчетах на всех уровнях армейской иерархии могут занижать реальные потери с целью сохранения желаемого снабжения, во избежание неприятных вопросов от начальства и т.д. Также завышаются потери противника и сообщается о своих вымышленных успехах.
 


Разбитая САУ Dana. Судьба экипажа неизвестна. Фото Telegram / "Уголок Ситха"

В результате на самый верх поступает искаженная информация, имеющая слабое отношение к реальному положению дел. Вследствие этого затрудняется адекватное планирование боевых действий, что вновь приводит к чрезмерным потерям и к новым подложным рапортам. Ситуация входит в спираль с самыми плохими перспективами для личного состава на нижних уровнях.

Скорее всего, в сложившейся на Украине системе имеют место сразу все эти факторы. Одни ответственные лица пытаются найти свою выгоду, тогда как другие не хотят отвечать перед начальством, а верховное командование преследует свои собственные интересы и не считается со всеми остальными. Очередным результатом таких процессов на днях стали в разы заниженные официальные данные о потерях.
 

Оценки и симптомы

Таким образом, впервые за два года киевский режим официально назвал свои потери в живой силе. При этом оглашенные данные выглядят нереалистично и противоречат информации из других источников. Почему Украина занижает свои потери, вполне понятно – таким способом пытаются получить выгоды разного рода.

При всем этом, наблюдаемую ситуацию вокруг оценки потерь можно рассматривать как один из симптомов более крупных проблем, имеющихся на Украине. Ситуация в целом не располагает к оптимизму, а ряд факторов способствует ее дальнейшему ухудшению. Впрочем, с российской точки зрения все это является плюсом. Демилитаризация киевского режима успешно продолжается, и он сам делает определенный вклад в эти процессы.

Рябов Кирилл