Новости

От «аграрной супердержавы» до «аграрной супертерритории»

Поэтапный и болезненный процесс деиндустриализации выдвинул сектор АПК на роль градообразующей отрасли украинской экономики. По оценкам правительственных экспертов, сегодня сельское хозяйство составляет 9% (358 млрд. грн.) от общей структуры ВВП и генерирует около 40% валютных поступлений от экспорта. В отрасли заняты 2,9 млн. человек, или 18% всего трудоспособного населения страны.

Безупречная игра в имитацию

В Министерстве экономического развития, торговли и сельского хозяйства оценивают долю АПК еще выше, отмечая ее рост на фоне упадка в промышленности. «В течение последних десяти лет доля перерабатывающей промышленности в ВВП Украины уменьшилась на 3,7% (с 25,9 до 22,2%), тогда как доля сельскохозяйственного сектора выросла на 3,4% (с 7,1 до 10,5%), показав отчетливую тенденцию к деиндустриализации и аграризации экономики», – указано в аналитических оценках Минэкономразвития. 

При этом практически отсутствует целостная государственная политика по поддержке отрасли. Объемы финансового стимулирования развития АПК  недостаточны, а точнее -- просто мизерны. Более того, главный и самый значимый инструмент поддержки, способствует консервации примитивной модели сельскохозяйственного сектора.

Структура АПК все сильнее и безнадежнее замыкается на простейшем производстве ограниченного количества сырьевой продукции растениеводства. Выращивание скота и свиней или производство молочной продукции становится чуть ли не «высокотехнологичным» сегментом лимитированной версии. Парадоксально, но Украина умудрилась добиться примитивизации даже сельского хозяйства.

 В бюджете текущего года на поддержку АПК предусмотрено 4 млрд. грн. 1,2 млрд. грн. из этой «впечатляющей» суммы предварительно планировали направить на удешевление кредитных ресурсов для аграриев. Остальные средства должны распорошить еще по ряду программ, в числе которых: компенсация стоимости покупки сельхозтехники украинского производства; развитие фермерских хозяйств; поддержка животноводства и переработки сельхозпродукции; развитие садоводства, виноградарства и хмелеводства.

Очевидно, что заложенный в бюджете финансовый объем помощи агросектору скорее создает видимость госполитики по развитию отрасли. Правительство имитирует поддержку АПК, а сельское хозяйство имитирует бурное развитие и модернизацию. Впрочем, в этом вялотекущем процессе наиболее активно ведут себя лоббисты крупных агрохолдингов, создавая законодательные механизмы по улучшению прибыльности крупного агробизнеса.

Лоббисты агрохолдингов упражняются в написании законов

В прошлом месяце в Верховной Раде был зарегистрирован законопроект №3656 «О внесении изменений в Налоговый кодекс Украины относительно ставки налога на добавленную стоимость по операциям по поставке отдельных видов сельскохозяйственной продукции». Документ предусматривает снизить ставку НДС для агросектора с 20% до 14% для ряда товаров.

В частности, уменьшить налоги предлагается в отношении операций с такими товарными группами: крупный рогатый скот; свиньи; пшеница; рожь; ячмень; овес; кукуруза; соевые бобы; сахарная свекла; семена льна, рапса и подсолнечника; семена и плоды других масличных культур;

Авторы проекта закона утверждают, что это поспособствует детенизации рынка производства агропродукции и позволит перерабатывающим предприятиям сэкономить 6% расходов при закупке продукции за счет меньших налоговых обязательств производителей. 

Примечательно, что в тексте пояснительной записки прямо указано, что расчеты документа базируются на анализе данных рынка агропродукции, предоставленного «Украинским клубом аграрного бизнеса». УКАБ – это лоббистская структура, которая обслуживает интересы пула крупнейших украинских агрохлдингов. Создатели законопроекта не постеснялись открыто написать, что документ готовило лобби крупного агробизнеса. Впрочем, бенефициарам законодательной инициативы нечего стесняться, скрывать и соблюдать видимость политического «приличия».

Главное научно-экспертное управление ВР сделало ряд важных замечаний к документу.  Во-первых, специалисты указали, что в сопроводительных к проекту документах «отсутствует должное обоснование как предлагаемого размера сниженной ставки НДС, так и перечня товаров, в отношении которых устанавливается такая ставка».

Во-вторых, управление акцентировало внимание на специфической «расплывчатости» важных определений в законопроекте. «…сниженные ставки могут распространяться, среди прочего, на «пищевые продукты (в том числе напитки, за исключением алкогольных напитков) для потребления людьми и животными; живых животных, семена, растения и ингредиенты, обычно предназначенные для приготовления пищевых продуктов; продукция, обычно используемая как дополнение к пищевым продуктам или как заменитель пищевых продуктов», то есть на товары для непосредственного потребления, а не, по сути, для товарного производства, как это предлагается в проекте», – отмечают эксперты.

Скорее всего, законопроект направлен на создание налоговых преференций ряду топовых агропроизводителей. Примечательными товарами в «льготном» списке являются семена подсолнечника и других масличных культур, а также кукурузы и пшеницы. В текущем сезоне из всех посеянных культур  абсолютными лидерами по площадям являются подсолнечник (6,2 млн. га), кукуруза (5,3 млн. га), ячмень (1,5 млн. га) и соя (1,4 млн. га).

Среди прочего, в снижении НДС по операциям с подсолнечником крайне заинтересован пул крупнейших производителей подсолнечного масла. Это позволит неплохо «просубсидировать» некоторые агрохолдинги, которые занимают лидирующие позиции по экспорту масла на внешние рынки.

Развращающий возврат НДС

Вышеописанный лоббистский законопроект в целом подталкивает к размышлению о сути такого инструмента, как возмещение НДС экспортерам аграрной продукции. Этот инструмент налоговых льгот действует в Украине с момента провозглашения независимости. Главная его функция – стимулирование роста экспорта продукции АПК. Но с этим механизмом связан ряд серьезных проблем, которые он если и не создал, то усугубил.

Во-первых, его действие основано на эффекте «массового поражения». Т.е. инструмент поддержки такого свойства универсально-поверхностный и направлен на стимулирование наращивания общего «вала» экспортируемой продукции АПК. Это подстегивает рост поставок на внешние рынки  неважно чего, то ли подсолнечного шрота, то ли готовых пищевых продуктов. 

Во-вторых, механизм возврата НДС, по большому счету, это привилегия крупнейших агрохолдингов  и по совместительству крупнейших экспортеров сельхозпродукции. К примеру, по итогам 2019 г. в тройку крупнейших получателей НДС из бюджета вошла компания «Кернел» Андрея Веревского, которая получила 7,1 млрд. грн. (296,2 млн. долл.). «Кернел» -- №1 в рейтинге ТОП-100 латифундистов Украины, крупнейший агрохолдинг  страны с земельным банком в 530 тыс. гектаров. Во II квартале 2020 финансового года компания показала выручку в размере 1,02 млрд. долл. (чистая прибыль за первое полугодие 2020 финансового года составила 104,8 млн. долл.).

Возникает вовсе не лишенный смысла вопрос о целесообразности дотирования бизнеса Веревского посредством возврата НДС. Уровень прибыльности крупнейшего латифундиста страны вряд ли должен быть определяющим фактором государственной политики по поддержке АПК.

В-третьих, создан монструозный культ «все ради внешних рынков, все ради  экспорта». Производственные процессы крупных агрохолдингов-экспортеров сосредоточены на «поклонении» конъюнктуре внешних рынков аграропродукции и сырья. Насыщение полным спектром продукции внутреннего рынка, вопросы продовольственной безопасности страны или развитие перерабатывающей отрасли – абсолютно второстепенны.                  

Вперед к «аграрной супертерритории»!

К слову, производство подсолнечного масла -- единственный сегмент производства с высоким уровнем переработки сырья. В 2019 г. из собранных 14,9 млн. т подсолнечника украинские маслоэкстракционные заводы переработали 12,3 млн. т. Впрочем, развитие этого сегмента стало возможным, как раз из-за его завязки на массированный экспорт.

Проблема Украины в том, что ее производственная система АПК отстраивается, основываясь не на потребностях, «сигналах» и условиях внутреннего рынка, а на веяниях ценовой политики рынков внешних.   

Производство подсолнечного масла является исключением, которое только подтверждает примитивность модели украинского АПК. В предыдущие годы Украина собирала 90-95 млн. т -- около 70 млн. т зерновых и 20-25 млн. т масличных культур. Из всего этого объема на экспорт отправляется 60 млн. т. Только около 20 млн. тонн зерновых перерабатывается непосредственно внутри страны.

Состояние сегментов животноводства и переработки пищевой продукции трудно оценивать без доли здорового цинизма и иронии.

Производственный «костяк» модели АПК все сильнее цементируется вокруг больших аграрных холдингов.  «2000» ранее подробно писали о самых значимых проблемах, которые создаются из-за доминирующего положения  агрохолдингов в отрасли. Их размеры непропорциональны их доходам, что отражается на крайне низком уровне налоговых отчислений в бюджет от деятельности крупнейших латифундистов страны.

Низкий уровень занятости в больших холдингах основан на преимущественном занятии растениеводством, где востребовано минимальное количество рабочих рук.

Крупные агрохолдинги практически не заинтересованы в развитии животноводства, в частности, свиноводства, скотоводства и овцеводства. Это делает невозможным социально-экономическое развитие сельской местности, которую лишают перспектив создания рабочих мест в АПК.

Украина строит уже не просто модель «аграрной супердержавы», а  макет «аграрной супертерритории».

Роман ГУБРИЕНКО