Новости

Ответ Ирана на удар Израиля по консульству в Дамаске потребует нетривиальных решений

Удар без правил

В первый день апреля Израиль осуществил очередную бомбардировку объектов в Сирии, которые, «по данным разведки», были связаны с движением «Хезболла» и иранских КСИР. Если сами по себе такие акции уже давно стали трагической военной рутиной, то на этот раз все оказалось гораздо серьезнее – под удар четырех ракет попало непосредственно здание иранского консульства в Дамаске.

Вообще, район Мезза, где находилось иранское консульство, не первый раз попадает в военные сводки. Дело в том, что там расположены авиабаза ВВС и складские комплексы. Авиабаза использовалась для транзита иранского вооружения, снаряжения и оборудования.

Впрочем, не только для движения «Хезболла», но и для военных нужд непосредственно сирийской армии, которая только последние два года не ведет активных боевых действий с остатками радикалов на юге и формированиями на северо-востоке.

В силу понятных взаимоотношений Дамаска и Тель-Авива, все эти нюансы израильтян интересовали мало, и авиабаза Мезза, которая еще находится и в опасной близости от южной границы, подвергалась налетам регулярно. Часть израильских средств поражения сбивалась ПВО, что-то долетало до целей. Радикально нарушить транзит Израилю не удавалось, он приостанавливался, но не останавливался.

После событий 7 октября иранцы прекратили полеты военно-транспортной авиации в Дамаск, не только на военный аэродром, но и в гражданский аэропорт. Транзит пошел по земле, растянутыми и более долгими по времени маршрутами. С другой стороны, США и Израиль полноценно их отслеживать не имели возможности, как и сухопутный транзит через горные трассы между Сирией и Ливаном.

Израиль по понятным причинам стал утверждать, что иранское консульство использовалось как штаб КСИР и «Хезболлы». Возможно ли это? Да, возможно, собственно никогда посольства и консульства не были чужды вопросам военной разведки. Но в том-то и печальный фокус, что согласно всем писаным и неписаным правилам этот «зонтик» используют все. Есть также неписаные, но пока соблюдаемые правила, вроде таких, что «шпионов при задержании не калечат и не убивают». Посольства и консульства не атакуют.

Могут отключить свет, канализацию, осложнить до предела коммуникацию и работу, создать крайне стеснительные условия, но вот прямые удары – это нонсенс. Не зря долгое время удары США по китайскому посольству в Белграде приводят в пример как акт нарушения вообще всех правил. Собственно, именно это Пекин и не забыл упомянуть, комментируя израильскую атаку.

Консул в здании в момент удара отсутствовал, но все остальные, кто там находился, погибли, в том числе генерал КСИР М. Реза Захеди, который управлял иранскими силами в Сирии и Ливане. Это уровень на одну ступеньку ниже К. Сулеймани, т. е. высший генералитет Ирана.

Мало того, что уровень практически максимальный в иранской военной иерархии, так еще и удар нанесен непосредственно вооруженными силами Израиля по официальной территории Ирана, поскольку консульство – это признанная территория страны-владельца дипломатического ведомства. Даже США и Британия на подобные эксцессы не решались.
 

Ящик Пандоры

Израиль, что называется, приоткрыл ящик Пандоры, поскольку уже через четыре дня полиция Эквадора ни много ни мало – взяла просто штурмом посольство Мексики в своей столице, где укрывался бывший вице-президент Х. Глас, который запросил в Мексике политическое убежище. Ну а что такого? Правил ведь нет. Хотя можно вспомнить, как на территории уже своего посольства Эквадор годами содержал создателя «Викиликс» Дж. Ассанжа. Вот времена изменились.

Если попытаться относительно беспристрастно проанализировать весь комплекс сообщений вокруг удара израильтян по иранскому консульству (а удар уже обрастает конспирологическими версиями), то мы увидим, что Тель-Авив и соратники Б. Нетаньяху не держали в голове какие-то сложные комбинации. Там вообще в последнее время комбинации по эскалации или затягиванию конфликта двухходовые. Здесь мы имеем дело со своего рода ментальной установкой: надо – делаю. Вот это «я хочу, я могу, я делаю» в данном случае просто доведено до абсурда, не свойственного пока даже нынешней (откровенно не очень здравой) международной политике.

Ведь в такой логике и США в свое время могли бы просто ударить по президентскому дворцу в Дамаске, и голоса такие в истеблишменте звучали неоднократно, но определенные сдерживающие механизмы работали. Даже сейчас работают, пусть и громко скрипя колесами.
В этом плане Израиль, по крайней мере, в значительной части общества и политическом управлении постепенно пришел от позиции военно-политической силы, к какой-то своеобразной инфантильной парадигме: «нам можно, потому что мы хорошие».

Годы потребовались на такую трансформацию, но даром они не прошли. Если Б. Нетаньяху, собирая войска у ливанской границы, еще вел консультации на тему, где можно обострить: в Ливане или лучше в г. Рафахе, то здесь просто нет даже мысли о том, что сделано что-то не так. Как может быть «не так», если можно, а можно – потому что «нам можно» и т. д. в такой же логике.

В мире немало потрачено было бюджетов, чтобы через разные конспирологические нарративы создать из Израиля образ «тайных мудрецов», пишущих аж тысячелетние планы – вон они, «мудрецы», в команде Б. Нетаньяху.

Несколько месяцев заявляли, что структуры ООН коррумпированы арабами, и работать по гуманитарной помощи в секторе Газа должны «другие организации». В Газу пришла World Central Kitchen (WTK), которая занимается едой, водой и соцобеспечением – израильская ракета прилетела точно в машину WTK. Семеро погибших из Бельгии, США, Польши, Австралии.

В итоге вроде как задышавшие переговоры между аравийцами, США и Израилем дышать снова перестали. Израиль планомерно настраивает против себя весь либеральный и левый истеблишмент в целом на Западе, закрывая окна для переговоров на Юге, в странах ЮВА и с Китаем. А это, между прочим, не только текущая военная помощь, но и долгосрочные контракты в оборонке и технологиях.

Иран довольно долгое время воздерживался от прямых действий, ни со стороны Ливана, ни со стороны Сирии особых обострений обстановки не происходило, по крайней мере, выходящих за рамки интенсивных, но пограничных стычек.

Ситуацию с близкими Ирану йеменскими хуситами, скорее можно сравнить с многофакторной игровой моделью, где участники строят комбинации, с общей конечной целью (торговое и финансовое давление на Израиль), но с разными тактическими. Иран также поспособствовал тому, чтобы сократились атаки на американские силы в Сирии и Ираке, чтобы не лить бензина в костер.

Теперь же Израиль просто вынуждает Тегеран ответить напрямую, а не через прокси-ресурсы. Ударили официальными силами по официальной территории, убили официального представителя. Когда Д. Трамп сделал показательную акцию с К. Сулеймани, совершено это было на территории Ирака, но не на официально признанной территории Ирана.

И ответ Тегеран дал, ударив также официально и напрямую от себя по американским силам, на американской военной базе в Ираке. В данной же ситуации и силы не «гегемона» задействованы, и США находятся действительно в состоянии крайнего раздражения действиями Б. Нетаньяху и его метаниями, уже прямо заявляя, что непонятно, на какие шаги он еще пойдет, лишь бы не потерять политическую власть.

Нет ни одного серьезного игрока, который бы не то чтобы одобрил, но просто промолчал бы об атаке на иранское консульство. Израиль даже отвернул от себя значительную часть республиканского истеблишмента в США, а стойкое негативное отношение Д. Трампа к Б. Нетаньяху лично известно довольно давно. Да Д. Трамп это и не скрывает.

Понятно, что США крайне раздражает то, что они разными путями пытаются вытащить Тель-Авив из провальной военной кампании в секторе Газа, при этом команда Б. Нетаньяху тащит Вашингтон все глубже и глубже. И не только по причине политических метаний израильского премьера, а вот в том числе и по причине укоренившейся в подкорке парадигмы «мы хорошие, и точка». Причем укоренившейся настолько, что и дискутировать с ее адептами бессмысленно.
 

Каким будет ответ?

В этой связи довольно интересно в плане анализа на будущее посмотреть на те пределы договоренностей, которые будут в ближайшее время кулуарно достигнуты между США и Ираном, с посредниками или без оных.

Оставить удар по консульству совсем без ответа для США будет стоить очень больших уступок Ирану, причем если они вылезут позже наружу (а они вылезут), то это крайне негативно скажется на фоне избирательной кампании.

Но и Иран не может ответить в стиле Израиля – это нивелировало бы все его же тезисы в стиле: «мы – не они». Не подойдут тут и традиционные методы прокси-борьбы или теневого противостояния спецслужб.

Недостаточно будет выглядеть и одиночный удар, который не факт что прорвется через действительно неплохую израильскую ПРО.

Пока нагнетание идет с разных сторон.

В Израиле на всякий случай отправляют народ в убежища, раздают дополнительные рекомендации на случай иранской атаки. Временно закрыты консульства. Про Иран пишут на разных ресурсах в стиле «иранское руководство находится в противоядерном бункере в районе Исфахана» и т. п.
                                                                                                                                                                                                  Что может быть интересно с аналитической точки зрения – при математически выверенном ударе возмездия со стороны Ирана, скачок напряжения в регионе может быть настолько резким, что погасит операцию в самом секторе Газа. Этот вывод только кажется парадоксальным, но ведь при всех попытках взвинтить ставки за последние три месяца темп и накал операции в Газе у Израиля как раз спадал. Да, не так, как это просили США, но и не так, как хотелось бы Израилю.

Медийно все выглядит очень остро, а «в поле», наоборот, США действительно удалось на Рамадан темп серьезно сбить и фактически добиться перехода пиковой точки конфликта.

И вполне возможно, что на фоне яростных медиаатак именно высокой ценой Ирана будет вывод значительной части израильских войск из сектора Газа.

Михаил Николаевский