Новости

Перемирие на Украине или прямое столкновение с НАТО: чего ожидать России в 2024 году

В последние две недели и в прессе, и в отечественной блогосфере все чаще обсуждают возможные мирные переговоры по Украине и вероятную заморозку конфликта. Об этом же пишут и западные СМИ, которые уже давно поднимают вопросы о позиционном тупике на украинских фронтах и о невозможности для украинских войск добиться поставленных целей.

О серьезных проблемах у ВСУ говорит даже генсек НАТО Йенс Столтенберг. В недавнем интервью немецкому телеканалу Das Erste он призвал «готовиться к плохим новостям» по Украине, поскольку Запад не может обеспечить Киев достаточным количеством военной техники и боеприпасов.

На этом фоне российские военкоры стали высказываться против возможного перемирия и обсуждают наступление на Харьков и Одессу, полагая, что потеря интереса к Киеву со стороны США и Европы может привести к полной победе над Украиной.

Некоторые политологи пошли еще дальше – Юрий Баранчик, например, ранее рассуждавший о походе ВС РФ на Прибалтику, на днях заявил, что «как только Украина догорит» (как будто победа над ВСУ уже практически одержана), начнется «все самое интересное», а именно – очередные прокси-войны с НАТО в Африке и Сирии, а также конфликты в Центральной Азии. В общем, борьба за многополярный мир.

По мнению автора, некоторые из данных измышлений достаточно далеки от реальности по одной простой причине – на данный момент Российская армия ведет тяжелые бои под Авдеевкой, недалеко от Донецка, а посему говорить сейчас можно лишь о вероятной победе над ВСУ на данном направлении, а не о капитуляции Украины. И высказывания в духе «врага надо добивать», о чем пишут некоторые патриотические Telegram-каналы, не совсем соотносятся с реальностью.

Приблизительно в том же ключе некоторые блогеры и военкоры рассуждали о битве за Бахмут (Артемовск) – мол, взятие города станет переломным моментом в противостоянии с Украиной и приведет к ее капитуляции. На самом деле ничего подобного не произошло.

Не произойдет ничего подобного и после завершения битвы за Авдеевку: в случае успеха ВС РФ на данном направлении, украинские войска займут новые рубежи обороны, и начинать штурмы придется заново.

Тем не менее, в связи с вышесказанным, возникает логичный вопрос – чего нам ожидать в новом 2024 году? Перемирия на Украине или новых прокси-войн?
 

Военный конфликт движется к заморозке

Относительно мирных переговоров по Украине среди патриотически настроенных блогеров и военкоров преобладают настроения, которые можно охарактеризовать цитатой военного волонтера Романа Алехина:
 

«Не может быть даже намека на мирный договор без возвращенных регионов в их административных границах, но и не менее важно – без Николаевской и Одесской областей».

В какой-то степени это, возможно, правильно и справедливо, однако дело в том, что к реальности подобные высказывания не имеют никакого отношения. Кроме продвижения под Авдеевкой и некоторыми успехами под Бахмутом (Артемовском), в целом Российская армия уже много месяцев находится в обороне.

Ситуацию в зоне СВО по-прежнему можно охарактеризовать как позиционный тупик, никаких признаков подготовки к масштабной наступательной операции со стороны ВС РФ на данный момент нет, поскольку для этого нет соответствующих сил и средств.

Российской армии по-прежнему не удалось добиться господства в воздухе (есть превосходство на отдельных участках фронта, но не более), есть проблемы со связью и с контрбатарейной борьбой. Какими силами и средствами блогеры и эксперты предлагают наступать на Одессу, с учетом того, что до сих пор не ликвидированы плацдармы ВСУ на левом берегу Днепра, решительно непонятно.

По этой причине очередные шапкозакидательские заявления представляются автору неуместными. Если бы ВС РФ стояли под Киевом, то тогда такие разговоры бы имели смысл, сейчас, когда бои идут недалеко от Донецка, они не имеют никакой цены.

Кроме того, не стоит забывать, что даже когда Российские войска стояли под Киевом, речь не шла о полной капитуляции Украины – договаривались тогда о нейтральном статусе и сокращении численности ВСУ. С последующим отводом ВС РФ на линию от 24.02.2022.

Еще один немаловажный момент – до сих пор четко не сформулирована цель СВО, и некоторые эксперты выдают желаемое за действительное, когда пытаются ее сформулировать.

На самом деле официальные лица, такие как пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков и представитель МИД РФ Мария Захарова, не раз утверждали, что Москва готова к переговорам с Киевом с учетом тех реалий, которые складываются на текущий момент. Реалии, существующие на данный момент, не подразумевают ни штурма Запорожья, ни тем более штурма Харькова.

Таким образом, когда речь начинает заходить о полной капитуляции Украины, то сразу же возникает множество вопросов, на которые нет ответа.

Если предположить, что такая цель будет поставлена, то каким образом ее предлагается достигнуть? Какими силами и средствами? И что делать, если страны НАТО в ответ все-таки предпримут ответные меры и, например, введут войска Польши или Румынии под видом «миротворческой помощи»?

То, что Запад теряет интерес к Киеву, пока не означает, что там полностью откажутся от поддержки Украины.

Пока что похоже на то, что военный конфликт на Украине движется к неким политико-дипломатическим решениям, по итогу которых он будет либо заморожен на какой-то срок, либо разрешен в ходе мирного соглашения на условиях статус-кво. При этом вероятность заморозки без мирного соглашения (в формате Северная Корея – Южная Корея) куда выше, чем подписание соглашения.

Когда конкретно начнутся переговоры пока неясно, с высокой вероятностью это может произойти во второй половине 2024 года.

Есть мнение, что России невыгодны соглашения о перемирии и заморозке конфликта по той причине, что перемирие без полноценного мирного соглашения – это отложенная война. Это утверждение отчасти справедливо, однако ошибочно предполагать, что только ВСУ воспользуются длительной паузой с пользой.

ВС РФ также неплохо было бы провести работу над ошибками, и дать тем солдатам, которые уже больше года без ротации, полноценный отдых.
 

Насколько велики риски столкновения с блоком НАТО?

Нельзя сказать, что угрозы прямого столкновения с НАТО больше не существует – вероятность этого хоть и невелика, но сохраняется.

Однако есть основания предполагать, что до выборов в США формат отношений с Западом, скорее всего, кардинально меняться не будет. А далее все будет зависеть от того, кто победит на выборах: республиканцы или демократы.

В случае победы республиканцев, конфликт либо будет заморожен на длительное время (потому что военные поставки Киеву прекратятся, республиканцы уже сейчас голосуют против), либо будет заключен некий мирный договор.

В случае победы демократов, риски столкновения с НАТО возрастут. Возрастет и вероятность новых региональных войн.

Даже если военный конфликт на Украине будет заморожен – что в случае победы Демократической партии не слишком очевидно, скорее он может приобрести формат ирано-иракский войны – то после его завершения конфронтация между Россией и Западом будет продолжаться. Собственно, об этом прямо говорится в докладе американского Института стратегии и политики New Lines. Один из сценариев будущего миропорядка в докладе описан следующем образом:
 

«Напряженность остается центральной чертой, поляризующей мир в новой биполярной системе. ЕС тяготеет к трансатлантическому сообществу и еще больше интегрируется в него, в то время как Россия следует аналогичной траектории в рамках азиатского сообщества.

Напряженность в отношениях между США и Китаем растет, но не доходит до вооруженного конфликта. Экономические отношения, политические группировки и военные союзы имеют тенденцию к поляризации.

Как следствие, два младших партнера, ЕС и Россия, будут вынуждены встать на сторону одной из двух великих держав.

Экономическое давление развивается через возрождение внутрирегиональных блоков, протекционизм, экономическую геополитику, экономическую кибервойну и технологическую конкуренцию.

Военная эскалация проявляется в гонке вооружений, соответствующем увеличении военных бюджетов двух стран и их союзников, а также конфликтов в Восточной Азии, особенно в районе Южно-Китайского моря.

Следует ожидать новых прокси-войн, подобных украинской».

Таким образом, формат этой конфронтации может быть самым разным, в том числе и в виде новых региональных конфликтов на границе с Россией. Есть вероятность и прямого столкновения со странами НАТО, в случае если Запад решит все больше втягиваться в конфликт.

Однако победа республиканцев на данный момент представляется все же более вероятной, чем победа демократов. Это признает и европейская пресса, например The Economist.
 

«По мере того, как лето переходило в осень, становилось все более очевидным, что украинское контрнаступление провалилось. В октябре в ЕС произошел раскол, поскольку на Ближнем Востоке разразилась война. Быстрее, чем вы успеваете сказать «Хо! Хо! Хо!», перспектива возвращения Дональда Трампа к власти в Америке превратилась из сценария «можете ли вы себе представить, если» в сценарий «что мы должны делать, когда». Единство, позволившее Европе выстоять в первые дни конфликта, уже не так надежно, как было».

Конечно, даже в случае победы республиканцев, Россия с высокой вероятностью будет выполнять роль этакого «полезного плохого парня», однако риски прямого столкновения между НАТО и Россией существенно снизятся.

По этой причине на данный момент нельзя однозначно утверждать, что Россию ждут новые военные конфликты, и тем более говорить о «неизбежности столкновения с НАТО», как это делает, например, политолог Ю. Баранчик.
 

Заключение

Подводя итоги, следует констатировать, что на данный момент международная политическая ситуация все больше хаотизируется, а политические лидеры раз за разом принимают неадекватные ситуации решения и, судя по всему, не способны отвечать на существующие вызовы.

Когда эксперты и журналисты говорят о необходимости новой Потсдамской конференции, они в целом высказывают правильные мысли, однако они не учитывают главного – нынешние политики, судя по всему, не готовы к большому политико-дипломатическому соглашению. Это продемонстрировала и недавняя встреча Си и Байдена, от которой некоторые политологи ожидали неких судьбоносных решений.

Нельзя не согласиться с блогером «Атомная вишня», который как-то написал, что
 

«Китай и США – хищники старой эпохи и стремятся договориться не для того, чтобы предложить новую альтернативу, а чтобы постараться зафиксировать в моменте остатки того, что когда-то не позволило начаться третьей мировой войне. У них нет новых идей, нет новых концепций – есть лишь желание вернуть старый мир, которого больше нет».

Место России в этом дивном новом мире, который продолжит лихорадить, зависит как от ее собственной политики, так и от действий других глобальных игроков.

К сожалению, потеряв возможность одержать быструю и уверенную победу на Украине, РФ теперь все больше зависит не от собственных решений, а от действий иных государств.

Виктор Бирюков