Новости

Почему Германия не принимает меры для предотвращения терактов

9 октября, всего через день после теракта, совершённого сирийским беженцем в земле Северная Рейн-Вестфалия, произошло ещё одно событие террористического характера. 

Немецкий правый экстремист Штефан Баллит среди бела дня на улице в городе Халле застрелил вблизи синагоги двух человек и тяжело ранил ещё двоих около близлежащей турецкой закусочной.

Надо отметить, что день был выбран для теракта не случайно. В этот день отмечался самый главный еврейский праздник – Йом Кипур. Характер преступления однозначно антисемитский.

   

Это событие перекрыло предыдущее преступление, совершённое беженцем. В некотором роде, правоохранительным органам и даже властям повезло, что внимание переключилось с самой болезненной темы последних лет «беженцы» на правый экстремизм и ксенофобию. 

Вообще-то преступник запланировал убить в Халле девятерых, но он не смог осуществить свой план полностью.

Так как преступник действовал в одиночку, министр юстиции классифицировала инцидент как «террористический право-экстремистский акт» единичного преступника.

Прокурор предъявил Штефану Баллиту обвинение в двойном убийстве (женщины 40 лет и мужчины 20 лет) и попытке убийства девяти человек.

При попытке бегства, меняя несколько автомобилей, захватив силой такси, преступник продолжал стрелять. В одном из населённых пунктов он ранил супружескую пару, которую госпитализировали с огнестрельными ранениями.

Задержать Штефана Баллита удалось спецназу после автомобильной катастрофы на автобане. Ему оказали первую помощь в близлежащей больнице, после чего отвезли для серьёзной операции в одну из клиник Халле. 

Нельзя сказать, что убийца асоциален, хотя по мнению его отца, он скорее «одинокий волк». Он даже отучился два семестра в университете, где изучал химию, до этого работал радиотехником. Полиции известен не был. Тоже некоторое смягчающее обстоятельство для органов правопорядка в плане халатности.

Хотя, тот террорист, который за день до этого протаранил восемь машин на украденной фуре, был известен полиции, как и множество других рецидивистов, имеющих приговоры суда, это не мешало им разгуливать на свободе без присмотра.

Штефан Баллит действовал самодельным оружием. В его машине находилось четыре килограмма взрывчатки.

Как выяснилось, руководство еврейской общины Земли Саксония Анхальт неоднократно обращалось в полицию с просьбой обеспечить охрану синагоги. Хотя бы в праздники, когда бывает много посетителей, выставлять посты охраны. 

Но полицейское начальство игнорировало все обращения руководства еврейской общины. Кроме патрульной машины, которая время от времени объезжает улицы города, никаких мер безопасности со стороны полиции принято не было.

Как известно немецкая полиция вообще не очень искусно ловит преступников. Вспоминается случай в Мюнхене из 2016 года, когда восемнадцатилетний иранец убил восемь человек в торговом центре и тоже среди бела дня. 

Его не могли поймать три тысячи полицейских, министр обороны приготовила части спецназа на подмогу.

Мюнхен был парализован, транспорт не работал, люди не могли попасть домой, их размещали у себя жители тех районов города, в которых они оказались. Операция продолжалась несколько часов и закончилась самоубийством иранца.

Как мы видим, два последних теракта, как и другие предыдущие, совершены террористами-одиночками. 

Почему Германия не принимает меры для предотвращения таких преступлений? Нет опыта?

Но есть же страны, в которых имеется большой опыт антитеррористической защиты. Например, Израиль или Россия, готовые помочь другим странам.

В чём дело? Власти Германии не понимают серьёзности ситуации? Или понимают, но, грубо говоря, нет денег для мер безопасности? 

Почему при планировании бюджета не учитывается первоочередная обязанность государства – обеспечить безопасность своих граждан?

Если совсем серьёзно, то трудно поверить в изолированность террористов-одиночек, хотя они, наверняка, тоже есть. Но правые экстремисты и те же беженцы тоже связаны центрами, которые координируют их деятельность. Огромную роль в этой координации играет интернет.

Ещё важно учесть, что некоторые страны, а Германия здесь занимает главное место, исторически повинны в ксенофобии и, в частности, в антисемитизме. На совести Германии миллионы уничтоженных жизней по национальному признаку. 

Дети нацистов генетически заражены нацизмом. Должно пройти несколько поколений, из генетической памяти которых эволюция вытравит пятно нацизма. 

Нацистское сознание в сочетании с доступностью оружия создаёт предпосылки для экстремизма. А приток иноверцев с другим цветом кожи создаёт благодатную почву для расцвета ксенофобии и терроризма.

По социологическим данным у населения Германии имеется 45 миллионов единиц оружия. Из них легальных, зарегистрированных 5,7 миллиона.

Если вспомнить, что в стране существует огромное количество рейхсбюргеров, (граждан рейха), не признающих ФРГ и её законы, готовых к агрессии, то становится страшно. Количество их оружия трудно оценить.

Итак, в Германии, как и в других странах Евросоюза, существует терроризм, импортированный с беженцами. Это издержки внешней политики Евросоюза и неумение продумать и спланировать такой сложный процесс, как приём на ПМЖ людей из другого мира, другой религии и просто преступников.  

Легкомыслие авторов идеи, в частности, Меркель, ослеплённой собственным великодушием и мечтами о всемирной славе спасительницы третьего мира, дополнило катастрофическую ситуацию новыми гранями.

Конечно, этот теракт, совершённый немецким экстремистом, разыгрывается правящей коалицией против партии АдГ, которую обвиняют в разжигании межнациональной розни.

АдГ, как известно, провозглашает в своей программе сохранение национальной идентичности и немецкого языка. Как следствие этого и требование остановить поток беженцев, прибывающих в Германию.

Может быть, пора популизм некоторых политиков, стремящихся обеспечить себе высокое место в мировой истории обратить во благо народа? Это более верный путь оставить по себе хорошую память. 

   

Теперь СМИ пишут с возмущением, что в такой великий еврейский праздник Йом Кипур не было охраны синагоги. Люди должны были длительное время находиться внутри синагоги после серии выстрелов в страхе за свою жизнь, ожидая помощи. Одновременно они смотрели в режиме реального времени ужасающие сцены, происходившие на улице. 

На следующий день после теракта президент Штайнмайер и сопровождавшие его политики прибыли с букетами к синагоге. 

Никакие лицемерные призывы президента Штайнмайера в связи с терактом «лучше защищать жизнь евреев» не помогут. Тем более, как выяснилось, их жизнь не защищали никак, несмотря на обращение в полицию.

Говорить об этом надо было не на следующий день после инцидента перед десятками камер, а задолго до него и других случаев. И звучащее в эти дни в Халле от официальных лиц «Nie wieder» (больше никогда), не производит хорошего впечатления, потому что никаких гарантий этого нет.

Наталия Янкова (Германия)

Раздел "Авторы" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Мнение автора материала может не совпадать с позицией редакции. Редакция не отвечает за достоверность изложенных автором фактов.