Новости

Почему Украина так важна для Белоруссии

Пандемия коронавирусной инфекции COVID-19, ставшая темой номер один во всех средствах массовой информации, отодвинула на задний план множество иных вопросов, которые никуда не исчезли. Проблемы экономического характера и политической безопасности, миграционный кризис, существующие социально-этнические и военные конфликты, а также многое другое по-прежнему влияют как на региональную, так и на глобальную повестку дня. С этой точки зрения немалый интерес представляют собой складывающиеся в последние годы взаимоотношения между Белоруссией и Украиной.

Еще до начала пандемии многие аналитики отмечали, что за прошедшие с момента «Майдана-2014» годы Минск и Киев наладили между собой весьма специфические отношения. С одной стороны, в белорусской столице неоднократно заявляли, что не приемлют никаких противозаконных методов политической борьбы, тем более революции. С другой – не только признали новую киевскую власть, но и всячески стремились использовать её в собственных интересах. На протяжении последних шести лет Белоруссия умело играла на российско-украинских противоречиях, заявляя о приверженности территориальной целостности Украины, но де-факто признавая Крым российским. Лукашенко называл друзьями Турчинова и Порошенко, но при этом усиливал границу республики на южном направлении, чтобы через неё в страну не проникли украинские националисты. Кроме того, на фоне постепенно расширяющегося разрыва между Киевом и Москвой Белоруссия только усиливала свои торгово-экономические связи с Украиной. Всё это уже давно заставляет аналитиков задаться вопросами о том, в чём же суть такой позиции официального Минска и чего дальше стоит ожидать от белорусско-украинских отношений.

Как известно, в Белоруссии главным аргументом развития отношений с любыми международными партнёрами всегда называли экономику. В первую очередь речь о выгодной для белорусских предприятий торговле. И именно экономическая целесообразность сегодня является определяющим моментом в стремлениях Белоруссии сохранять и приумножать свои связи с Украиной. При этом белорусскую сторону в большей степени интересует экспорт, в первую очередь нефтепродуктов. За последние годы именно украинский рынок стал премиальным для нефтеперерабатывающих заводов Белоруссии. Можно напомнить, что в 2019-м республика увеличила поставки нефтепродуктов на Украину на 4,6% – до 3,3 млн тонн. За первые два месяца нынешнего год на украинский рынок было отгружено бензинов уже на 37% (105,6 тыс. тонн) больше по сравнению с аналогичным периодом 2019 года.

Не стоит забывать, что в условиях постоянных нефтегазовых споров Минска и Москвы Украина для Белоруссии давно стала своеобразным инструментом, с помощью которого белорусская сторона пытается давить на Россию. Достаточно вспомнить, что каждый раз, когда возникает проблема с ценами и условиями поставок российской нефти на белорусские НПЗ, Минск обращает своё внимание на украинских партнёров. Делается это с целью подать знак Кремлю, надеясь на уступки с его стороны. Так, например, было в 2011 году, года Белоруссия решила закупать альтернативную азербайджанскую нефть, разгружать её в Одесском порту, а затем по нефтепроводу «Одесса-Броды» направлять на переработку на Мозырский НПЗ. Так происходит и сегодня: нефть снова танкерами приходит в украинскую гавань, после чего отправляется по уже отработанному маршруту в Белоруссию. Согласно последней информации, в конце марта «Нафтогаз Украины» согласовал дополнительное соглашение к договору транспортировки нефти между «Укртранснафтой» и британской дочерней структурой Белорусской нефтяной компании «BNK (UK) Limited» стоимостью до $3,5 млн. В апреле в терминал «Укртранснафты» в Южном снова ожидается прибытие как минимум одного танкера сырой нефти для Белоруссии. И это происходит несмотря на то, что формально Минск и Москва уже сблизили свои позиции по условиям поставки сырья на белорусские НПЗ.

Не стоит упускать из виду и тот факт, что, несмотря на дороговизну, транспортировка нефти по украинскому маршруту для руководства Белоруссии является и своеобразной идеологической кампанией, призванной продемонстрировать России независимость республики. По крайне мере, именно так это преподносится белорусскими чиновниками и государственными СМИ. И, следует отметить, в прошлые годы это действительно имело определённое воздействие на российскую элиту и способствовало нахождению консенсуса между сторонами.

Нельзя забывать и об интересах Белоруссии в наращивании своего присутствия не только на украинском рынке нефтепродуктов, но и в строительной отрасли южного соседа. Это направление для властей республики сегодня также крайне актуально, так как построенные и модернизированные в стране цементные заводы уже не первый год испытывают серьёзные проблемы со сбытом своей продукции. И именно Украина оказалась одним из главных рынков для белорусских компаний. Напеример, в 2019 году на долю только четырёх производителей Белоруссии – государственных «Гомельстройматериалов» и «Белорусской цементной компании», а также частных SLS Group и «Могилёвского КСИ» – приходилось около 11% украинского рынка. Правда, на Украине не оставляют попыток избавиться от конкурентов из Белоруссии, однако пока это получается плохо. Белорусский бизнес по-прежнему достаточно хорошо себя чувствует на территории южного соседа, особенно в условиях сокращения сотрудничества Киева и Москвы.

Ещё одним немаловажным моментом в белорусско-украинских отношениях последних лет, о котором сегодня мало кто говорит, является желание белорусского бизнеса, в том числе связанного с государством, не только уверенно закрепиться на украинском рынке, но и получить часть имеющихся в собственности Киева активов. Например, ещё в 2017 году, когда новые украинские власти начали вводить различные санкции в отношении российских банков, Белоруссия решила ввязаться в борьбу за покупку ПАО «Сбербанк» (Украина). Сначала украинскую «дочку» российского банка пытался приобрести белорусский ИТ-бизнесмен Виктор Прокопеня, который позже отозвал свою заявку. Затем это несколько раз пытался сделать белорусский «Паритетбанк». Однако каждый раз украинский Нацбанк отказывал белорусам. При этом главной причиной, которую никто официально не озвучивал, было то, что «Паритетбанк» даже после продажи его акций Государственному комитету по имуществу Белоруссии, так или иначе, оставался связан с главой Управления делами Александра Лукашенко Виктором Шейманом, который всё еще остается под санкциями США и Евросоюза. В ином случае, как считают аналитики, сделка вполне могла состояться, и Минск получил бы на Украине собственный финансовый институт.

Таким образом, в настоящее время Украина для Белоруссии является одним из важнейших и, пожалуй, единственным после России, торгово-экономическим партнёром, который позволяет экономике республики держаться на плаву. В условиях сокращения российско-украинского сотрудничества роль и место Белоруссии на украинском рынке на протяжении нескольких лет после майдана продолжает расти. Не имея возможности серьезно конкурировать в России, активно занимающейся импортозамещением, Минск рассматривает Украину как выгодный вариант сбыта своей продукции. Кроме того, стремление белорусского бизнеса приобрести некоторые украинские активы, в том числе и «бесхозные», свидетельствует о том, что Минск крайне заинтересован в использовании подписанной Украиной Ассоциации с Евросоюзом для выхода на европейский рынок. Однако необходимо учитывать, что, помимо торговли, весьма большую роль для Белоруссии имеет и политическая составляющая двухсторонних отношений, без которого нынешнее экономическое сотрудничество с Киевом в глазах белорусского руководства выглядело бы куда менее значительным.

(Продолжение следует…)

Антон Полянич

Раздел "Авторы" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Мнение автора материала может не совпадать с позицией редакции. Редакция не отвечает за достоверность изложенных автором фактов.