Новости

Почему украинские IT-специалисты сидят без работы, когда в России на них растет спрос

Прошлый 2023 год выдался тяжёлым для украинской IT-индустрии: если в 2022 году она росла — вопреки уже захлестнувшим мир проблемам, — то в 2023 году "посыпалась".

По итогам 2023 года экспорт IT-услуг из Украину упал на 8,5% до 6,7 млрд долларов, а к началу февраля свыше 35% украинских IT-специалистов оказались в упадническом состоянии — доля "пессимистов" за год выросла в 2 раза.

При этом никакой Запад в данном случае Украине не поможет — там кризис ещё страшнее, а перспектив выхода из него пока не просматривается.

IT на стероидах

Пандемийные 2020-2021 годы для мирового сектора высоких технологий выдались крайне успешным несмотря на первоначальную неразбериху: во втором квартале 2020 года корпорации успели уволить 60 тыс. сотрудников. Но вскоре в индустрию рекой полились деньги. Сотни миллионов человек оказались заперты дома, изменив свой образ жизни. Граждане вынужденно резко сократили свои расходы на туризм, кафе и рестораны, но нарастили потребление цифровых продуктов — игр и стримингов, а также стали больше оставлять денег в маркетплейсах. Только продажи компьютерных игр в 2020-2021 годах выросли на 20%.

Менеджеры в цифровых корпорациях восприняли возросшие объёмы потребления цифрового контента как новую нормальность, а не аномалию. Штаты в IT-компаниях стали распухать: крупные разработчики искали специалистов, готовясь окучивать выросший рынок, за ними в гонку втянулись "середняки", руководствуясь логикой "если крупные увеличивают штаты, то нужно и нам, иначе останемся без специалистов". Так только в игровой индустрии стало на 20 тыс. больше сотрудников. Ярким примером стала компания Discord — социальная сеть для геймеров — раздувшая свой штат в 5 (!) раз с 2020 года.

К 2021 году, когда граждане по всему окончательно вышли из-под домашнего ареста, в индустрии стал назревать кризис: доля расходов граждан на "реальное" потребление стала восстанавливаться, спрос на "виртуальный" контент стал падать, а в IT-индустрии начались первые сокращения. Сперва они были робкими: в 2021 году уволили 15 тыс. сотрудников.

Денег нет, но вы держитесь

Но затем отрасль накрыло.

Цифровые корпорации — как и реальный сектор экономики — столкнулись с инфляцией, ставшей следствием накачки экономик деньгами. Иначе и быть не могло в условиях, когда в США, Великобритании, Франции и Канаде доля сферы услуг в ВВП в 2020 году превышала 70%, а Германии, Италии, Испании и Японии была выше 60%. А именно по сфере услуг нанесла наибольший удар пандемия. Тогда проблему залили деньгами, экономику спасли, но ценой взлёта инфляции. Уже в 2021 году инфляция в Германии выросла до 3,1% и достигла максимального с 1993 года уровня, чтобы затем побить этот рекорд. Удорожание всего и вся привело к сокращению расходов на цифровые продукты.

Кроме того, граждане основательно познакомились с творчеством западной индустрии цифровых развлечений. Игропром, как и "полный метр", стал жертвой засериаливания продуктов — логичное следствие "гонки бюджетов" игровых издателей и желания минимизировать риски провала ценой выпуска максимально безрисковых продуктов в условиях, когда важнейшей задачей для менеджеров стало обеспечение финансовых показателей и выплаты дивидендов.

В итоге менеджер победил разработчика и творчества в играх стало сильно меньше. А вот манипулятивных игровых механик и "повестки" стало больше. Норма последних лет — отправка сценариев игр и сериалов в специализированные НКО по типу Sweet Baby Inc. для придания им необходимого уровня расовой и гендерной репрезентации, а также увеличения поголовья сильных женских персонажей. Рядовым игрокам и любителями сериалов такой подход не понравился, что усугубило проблемы крупных корпораций. Спрос на их "продукты" стал падать.

В 2022 году кризис перешёл из количества в качество. Инфляция продолжила расти вверх, Россия начала СВО, что добавило нервозности на рынки и вынудило IT-гигантов уйти из России, что вскоре отразилось убытками в их квартальных финансовых отчётах. Вслед за их публикацией последовали сокращения, которые тщательно фиксировались администраторами портала Layoffs.fyi.

За весь 2022 год уволили 165 тыс. человек — количество сокращений плавно нарастало пока не достигло пика в 84 тыс. уволенных в четвёртом квартале. Но уже в первом квартале 2023 года "на кислород" отправили 167 тыс. человек — больше, чем за весь 2022 год. До конца 2023 года без работы остались ещё 95 тыс. человек. Сокращения затронули 1186 IT-компаний.

Казалось, пик сокращений пройден, индустрия нащупало дно. Но нет, за незавершённый первый квартал 2024 года уже уволили в 2 раза больше сотрудников, чем за 4 квартал 2023 года. Только в январе в Microsoft уволили 1,9 тыс. сотрудников, в Unity — 1,8 тыс., Riot Games — 530, Twitch — 500, PlayTika — около 350.

Профильные эксперты робко отмечают, что в этом году корпорации сократят меньше людей, чем в прошлом, но уверенности в этом нет.

А теперь стоит вернуться к Украине и её проблемам.

Нет продукта — нет работы

Накрыло украинский IT из-за того, что он является несамостоятельным. За 30 лет украинские IT-специалисты, которых в последние годы так любит украинская пресса (когда-то так любили талантливых инженеров пока они не разъехались), не смогли создать ничего, что было бы характерно для страны с развитой индустрией высоких технологий.

На Украине нет ни собственного поисковика, ни видеохостинга, ни своей социальной сети, ни своего аудио-стриминга. Исключение — онлайн-кинотеатр MEGOGO. Им владеет Степан Черновецкий — сын бывшего киевского градоначальника Леонида Черновецкого. До 24 февраля 2022 года MEGOGO был четвёртым онлайн-кинотеатром России, но после ушёл с российского рынка, что обернулось сокращением количества платящих подписчиков с 1,5 млн до 750 тыс., падением глобальной выручки в 2022 году на 50%, заодно на 20-25% сократилась украинская платящая аудитория.

Российский рынок в 2021 году давал MEGOGO 29 млн долларов в год, тогда как украинский — 43 млн долларов. Пытаясь компенсировать потерю российского рынка, MEGOGO зашёл в Польшу, но особых успехов там не добился так как вынужден конкурировать с титанами мирового рынка — Netflix, Disney+ и HBO Max, — которые успели пустить корни в польский рынок. Мало того, американцы вложили свыше 115 млн долларов в производство польских фильмов и сериалов, чего себе MEGOGO позволить не может.

И даже после мая 2017 года, когда экс-президент Украины Пётр Порошенко заблокировал сервисы "Яндекса" и "Вконтакте", никаких национальных замен им не создали. Бюрократии это было не нужно, а украинским IT-компании неинтересно. За 30 лет на Украине свой "Яндекс" или VK так и не создали, а заблокировав российские сервисы, просто сдали свой рынок транснациональным корпорациями по типу Google или социальным сетям Марка Цукерберга.

Вместо государства или национального бизнеса — в сопоставимой по населению с Украиной времён до СВО Польше есть свои крупные игровые компании с мировым именем — занятость украинским IT-специалистам обеспечивали западные компании, для которых украинские работники трудились в двух режимах: аутсорсе и аутстаффе.

Первым передавали непрофильные задачи или процессы так как работать с украинцами удобно и финансового выгодно. Вторых набирали на временной основе для усиления команды без зачисления в штат. Кризис сделал десятки тысяч специалистов "лишними" на рыке труда, а внутри страны спроса ни их труд нет и не предвидится.

Компания IT Research Ukraine провела jопрос свыше 7000 сотрудников из 400 украинских IT-компаний и выяснила, что свыше половины компаний перевели часть своих сотрудников в резерв.

В Львове 12% специалистов были в резерве, почти 15% из них не получали никакой зарплаты, а 30,4% получали зарплату частично. Всего по стране в 2023 году 19% айтишников сидели в резерве без работы. Четверть специалистов и вовсе уволили.

Под сокращения могут попасть любые специалисты от младших (джун) до средних (мидл) и старших (сеньор). Мидлов и сеньоров компании предпочитают увольнять в крайнем случае — до кризиса их отрывали с руками и ногами так как на них и держится разработка продукта, в отличие от джунов-подмастерьев, которые могут работать только с несложными задачами и под руководством старшего наставника.

Никакого света в конце тоннеля нет и не предвидится — украинский IT целиком и полностью зависит от состояния западных корпораций и пока их лихорадит, в украинцах они особо нуждаться не будут. А единственное, что может предложить им государство, так это работа на ВСУ, где освоившему Python программисту предлагают службу в Киеве за оклад от 20 тыс. до 50 тыс. гривен, а начальнику службы защиты информации обещают до 30 тыс. гривен.

А что же в России?

В конце декабря 2023 года сервис "Работа.ру" опубликовал статистику по поиску новых работников. Наибольший прирост новых вакансий в 2023 году наблюдался как раз в сфере IT — рост на 34,4%. "Авито Работа" и вовсе рапортует об удвоении по итогам 2023 года спроса на ИТ-специалистов, а власти констатировали дефицит 700 тыс. специалистов ещё в середине лета 2023 года.

Рост вакансий обеспечил целый комплекс факторов.

Во-первых, наличием российских крупных IT-корпораций, а также сотен компаний, которые занимаются разработкой собственных продуктов.

Во-вторых, растущим спросом на IT-продукты со стороны государственного и корпоративного сектора. У каждого министерства и ведомства свой бюджет на цифровизацию, а ещё до начала СВО государство в буквальном смысла принуждало госкорпорации закупать отечественные ПО. Так государство становилось заказчиком для IT-специалистов.

В-третьих, государство активно поддерживает IT-индустрию. В 2020 году был проведен "налоговый манёвр" в IT: компаниям снизили ставки по налогу на прибыль и по взносам в государственные внебюджетные фонды. В 2022 году айтишникам предоставили отсрочки от армии и льготные ипотеки.

И, наконец, уход из России западных ТНК расчистил рынок для российских разработчиков: им есть что импортозамещать в отличие от их украинских коллег. России вновь удалось вовремя отстыковаться от мирового рынка, превратив изоляцию в точку внутреннего роста.

Иван Лизан