Новости

Политический камбэк?

В течение последних месяцев наблюдается повышенная медиактивность со стороны бывшего премьер-министра Арсения Яценюка. Особенно активно лидер партии «Народный фронт» проявил себя в комментировании ситуации с очередным обострением конфликта на Донбассе.

В политических кулуарах циркулируют слухи о возвращении главного «фронтовика» на передовую украинских политических баталий.

Обострившаяся потребность Яценюка к комментированию вопросов безопасности и обороны автоматически актуализировала и тему самого грандиозного оборонительного прожекта экс-премьера – «Стены».

Самореклама в роли wunderwaffe Запада

13 марта на «Радио Свобода» вышло большое интервью с Арсением Яценюком, в котором он анонсировал свое грандиозное возвращение в большую политику. По словам экс-премьера, начал он с восстановления партии «Народный фронт» и подготовки к парламентским выборам.

«Людей собираем, возобновляем партийную деятельность… Сейчас сказать, что, вы знаете, у нас партия «на ходу», у нас 25% рейтинга, мы готовы к выборам – нет! Мы сегодня не готовы. Но завтра мы будем готовы к выборам», – заявил Яценюк.

Заявление о политическом камбэке главный «фронтовик» подкрепил усилившимся присутствием в информационном пространстве. Он активно комментировал все ключевые события последних месяцев, особенно те инфоповоды, которые касались тематики урегулирования конфликта на востоке страны. Посильную информационную поддержку Арсению Петровичу оказывает мощная медиамашина Рината Ахметова. Например, с такой частотой, с которой Яценюк выступает на канале «Украина», он вполне мог бы стать лицом-брендом телеканала.

После телефонного разговора президента Владимира Зеленского с главой Белого дома Джо Байденом Яценюк давал свою «расшифровку» того, как Украине нужно «правильно» выстраивать отношения с США.

Комментируя предстоящую встречу Зеленского с президентом Франции Эммануэлем Макроном, Арсений Петрович заочно дал несколько «распоряжений» французскому лидеру. «Я бы хотел, чтобы президент Макрон на встрече с президентом Зеленским по крайней мере сделал такой жест, как сделал его предшественник Олланд», – указал Яценюк и отметил, что благодаря его встрече с Франсуа Олландом в 2015 г. Россия лишилась вертолетоносцев «Мистраль».

Активизировалась также площадка «Киевского форума безопасности» (КФБ), который патронируется фондом Яценюка Open Ukraine, а председателем форума выступает сам Арсений Петрович. 16 апреля КФБ анонсировал очередную онлан-дискуссию на тему «Эскалация действий России и поддержка Украины со стороны Запада».

Примечательно, что в числе спикеров заявлены Дэвид Крамер (сотрудник McCain Institute, бывший экс-помощник госсекретаря США по вопросам демократии, прав человека и труда при президентстве Джорджа Буша-младшего), Джеймс Шерр, научный сотрудник Британского Королевского института международных отношений Чатем-Хаус), и Дайан Френсис (сотрудничает с Евразийским центром Atlantic Council).

Яценюк по-прежнему пользуется поддержкой определенных кругов на Западе, в частности в США, и находится в обойме запасных «туземных реформаторов» Вашингтона. Сам «фронтовик» неустанно рекламирует себя в качестве «надежного партнера», пытаясь продемонстрировать коллективному Западу, насколько полезной и выгодной будет их ставка именно на лидера «НФ». Весьма наглядный пример – написание Яценюком и сотрудниками его фонда некоего исследования «Чего ожидать от американо-украинских отношений в будущем?». Примечательно, что текст даже не удосужились перевести на украинский язык. Впрочем, это лишнее, учитывая то, кому реально адресует свой творческий «доробок» Арсений Петрович.

В целом вполне очевидно, что Яценюк пытается заручиться поддержкой влиятельных кругов Запада и взять низкий политический старт с пиара на теме безопасности, в которой он старательно пытается сформировать образ «бывалого знатока».

В том же мартовском интервью, в котором «фронтовик» анонсировал свое возвращение в политику, в унисон прозвучало и заявление о необходимости завершения скандального проекта «Стена».

«Я этот проект начал. Я считаю, что государство должно его завершить. Только чтобы не случилось так, что это завершение будет тогда, когда я уже в третий раз снова премьер-министром стану. Можно чтобы они это быстрее делали?» – весьма недвусмысленно указал Яценюк.

Символически «Стена» – это возвращение к «каноничности» политико-дипломатической линии «Запад с нами!», в определенной интерпретации Яценюка, где нет места, например, раздражающим Запад призывам-требованиям принятия Украины в НАТО, чем злоупотребляет действующая властная команда.

А в прагматическом смысле «Стена» – это, конечно же, возвращение к бюджетному субсидированию обновленной «дрим-тим реформаторов» во главе с в третий раз возглавляющим Кабмин «эффективным кризис-менеджером» Яценюком.

«Европейскому (про)валу» второе дыхание

Лидер «Народного фронта» пожаловался журналистам, что после его премьерства проект «Стена» «перестали адекватно финансировать». Очевидно, что, триумфально вернувшись к браздам правления, Арсений Петрович «наведет порядок» с финансированием проекта. Впрочем, больше вопросов вызвала «адекватность освоения» финансирования этого мега-прожекта.

Начальный бюджет начавшегося в 2014 г. строительства грандиозного «Европейского вала» составлял 4 млрд. грн., а завершить проект намеревались до 2019 г. В октябре 2014 г. тогдашний министр Кабинета Министров Остап Семерак заявлял, что на «Стену» к тому моменту уже успели потратить 7 млн. гр. А в ноябре 2014-го Кабмин выделил на строительство укреплений еще около 100 млн. грн.

Хотя Яценюк анонсировал, что в 2015 г. на «Стену» израсходуют не менее 1 млрд. грн., однако в течение 2015-го и 2016 годов из госбюджета на проект было выделено в общей сложности 600 млн. (400 млн. и 200 млн. грн. соответственно).

В 2016-м «минутой славы» самого Арсения Петровича и его «Европейского вала» стала инспекция объекта, в ходе которой тогдашний премьер осматривал вовсе не «вал», а щупал тоненький решетчатый заборчик с колючей проволокой. Кадры инспекции вызвали шквал возмущения и волну мэмов, а «Стеной» заинтересовались в НАБУ и САП. Оказалось, что к 2016 г. объем выполненных работ едва ли превышал 10% плана.

В том же году правоохранители открыли уголовное производство, и по итогам расследования восемь человек были обвинены в хищении почти 17 млн. грн. В числе козлов отпущения оказались три офицера пограничной службы, бывший начальник «Черниговского облавтодора», директора двух фирм-подрядчиков (АЗУ и «Стройцентр Витязь») и еще два мелких «пособника».

При этом более чем очевидно, что 17 млн. грн. – это лишь малая доля схемы «стеностроительства», а пара-тройка пограничников, вместе с директорами строительных фирм явно не тянули на верхушку группировки, которая руководила процессом распила бюджетных средств. Летом 2019 г. САП направила дело в суд. Только в феврале 2020 г. состоялось подготовительное заседание суда, которое, впрочем, сразу же перенесли из-за отсутствия одного из обвиняемых. С тех пор тема полностью ушла в «подполье» информационного пространства, и до сих пор не было никаких официальных сообщений о подвижках, а тем более о результате рассмотрения дел «стены Яценюка».

Суды судами, а финансирование по расписанию

Вопреки скандалу и раскрутке хоть и «мелочного», но громкого уголовного дела финансирование проекта «Стена» продолжалось. В течение трех лет (2017–2019 гг.) на украинский прототип фентезийных оборонительных сооружений а-ля «Песни льда и пламени» Джорджа Мартина, из бюджета было израсходовано еще 1,1 млрд. грн. (200 млн. – в 2017-м, 500 млн. – в 2018-м и 400 млн. – в 2019 г.).

Вполне возможно, что деньги на «Европейский вал» спокойно выделялись бы и дальше. Однако очередная волна информационного ажиотажа с привкусом скандала поднялась в контексте выделения на проект 400 млн. грн. уже в 2020 г.

К концу прошлого года смета «Стены» составила уже 1,7 млрд. грн., а степень ее готовности в Госпогранслужбе оценивали в 40%. При этом глава ГПСУ Сергей Дейнеко признавал, что не может подтвердить наличие завершенного «под ключ» участка государственной границы хотя бы в одной области. Вместо внятного отчета пограничники запросили на проект дополнительно 4,5 млрд. грн. с условием завершения всех работ в 2025 г.

Впрочем, в Минфине это предложение не вызвало особого восторга и в дополнительном финансировании, с доведением общей сметы проекта до 6,2 млрд. грн. в ведомстве отказали. Объем финансирования инженерно-технических работ по возведению «вала Яценюка» в 2021 г. – согласно прежнему плану – составляет 400 млн. грн.

Т.е. после громкого уголовного дела, грандиозного скандала и без малейшей попытки элементарного разбирательства с тем, куда и на что пошли 1,7 млрд. грн. государство продолжает ежегодно выделять на «Стену» почти по полмиллиарда гривен.

Если бы украинские чиновники строили ледяную «тысячелетнюю стену» Джорджа Мартина, то автору саги пришлось бы придумывать какое-то другое препятствие на пути зловещих «белых ходоков».

Живучесть «Стены», ее «магическая» способность высасывать деньги из госбюджета, отсутствие результатов суда по уголовному делу и общей ревизии прожекта вполне ложатся в логику того, что по меньшей мере один из «выгодоприобретателей» этой грандиозной стройки с тех пор бессменно находится при власти. О «скромной роли» главы МВД Арсена Авакова в нескромно расточительном строительстве «Европейского вала» ранее неоднократно писали в СМИ.

Собственно, Аваков де-факто курирует операционную деятельность главзаказчика проекта – Госпогранслужбу через Управления МВД по взаимодействию с Погранслужбой Украины (хотя формально пограничники находятся в подчинении непосредственно президента).

Другой «стены» у нас для «агрессора» нет

Одно можно сказать однозначно: пока у власти будут оставаться бенефициары «Европейского (про)вала», в который бесследно уходят госсредства, процесс укрепления украино-российской границы будет вращаться на барабане отечественного «Поля чудес». И «возвращающийся» в политику Арсений Яценюк ,очевидно, очень хочет вернуться в команду «барабанщиков», которым постоянно выпадает «сектор приз».

Итоговой подводкой кейса «Стены» и «публицистической эпитафией» к этой теме очень органично служат слова главы Госпогранслужбы г-на Дейнеко: «Нет такой стены, которая бы защитила территорию Украины от любого агрессивного соседа. Такой стеной являются наши ребята, воины Вооруженных Сил, Национальной гвардии, Государственной пограничной службы, которые отдадут жизнь за наше государство. Другой стены нет».

А идеологи и бенефициары прожекта «Стена», будучи по своему амплуа сугубо тыловыми фронтменами, поддержат ребят своими бесстрашными изобличениями коварности врага и окажут героическое сопротивление на страничках в Facebook, в студиях ТВ-шоу и в онлайн-дискуссиях.

Роман ГУБРИЕНКО