Новости

Потерю человечности союзники нам не простят

Трагедия в «Крокусе», как это часто бывает, высветила не одну, а сразу множество общественных проблем. Какие-то из них давно нам известны, какие-то вылезли наружу достаточно неожиданно. Одна из этих проблем – вопрос возмездия.

Казалось бы, этот вопрос имеет только одно и очевидное решение. Каждый, кто хоть как-то причастен к этому теракту, должен быть установлен, найден и уничтожен или отправлен в колонию для осужденных пожизненно – среди нормальных людей ему места нет.

Тут обычно никаких разночтений нет. Персональное возмездие ждет каждого причастного. Но есть еще возмездие коллективное. И если исполнители, организаторы и заказчики чудовищного преступления имеют лицо, имя и фамилию, то некая безликая субстанция под названием «враг» таких персональных данных лишена. Но поскольку удар нанесен не просто по нашим людям, но и по нашей стране, то и возмездие должно свершиться адекватно нанесенному удару.

И вот тут мы ступаем на очень зыбкую почву. Возможно ли зверством отвечать на зверство? Ведь это будет означать, что людей нет ни с одной из сторон, а с обеих сторон звери. Готовы ли мы опуститься на четвереньки, оскалить клыки и начать рвать горло врагу? Пресловутое «мы не такие, как они» порой начинает давать сбой. Ведь милость к врагу зачастую оборачивается злом для своих сограждан. Потому что враг-то нас не жалеет. Удобно быть добрым, когда не твоих детей достают из-под завалов сгоревшего «Крокуса», не твоих близких расстреливают в упор, не твой брат закрывает телом свою жену.

Не стану строить из себя всепрощенца и трезвомыслящего философа, стоящего над схваткой. Я обычный человек. Я стер все зубы, глядя видео, где мразь стреляет по безоружным. А читая в соцсетях радостные реплики по ту сторону совести и разума, по ту сторону Бога, мне трудно было удержаться от мысли, что дымящиеся развалины Киева или Львова вовсе не являются чем-то недопустимым. Гнев – естественное чувство.

А потом в голову пришла другая мысль. Жило-было одно государство с очень непростыми отношениями с соседями. Соседи эти честно и открыто желали этому государству зла и мечтали его уничтожить. Но при этом у государства были друзья, которые его поддерживали. Искренне или нет, второй вопрос. Но друзья влиятельные, и государство держалось во враждебном окружении во многом за счет их помощи. Да и само государство, постоянно воюя, имело крепкие мускулы и зубы.

И однажды соседи перешли границу дозволенного разумом и человечностью. Беззаботная молодежь государства, светлые люди, будущее нации пришли на концерт, чтобы повеселиться. А бородатые убийцы, увешанные оружием, пришли на этот концерт и начали расстреливать молодых людей и девчонок. Стреляли в них в упор, в безоружных, и упивались их страхом.

Государство на какое-то мгновение впало в оцепенение. А потом исполнилось чистой незамутненной яростью. И обрушило свой карающий меч. Потому что за такое злодеяние должны ответить не только те, кто стрелял, но и те, кто знал, кто поддерживал, кто не возражал. Ответить должны все. Кровь за кровь, око за око.

Месть свершилась. Пала Газа. Но у этой истории нет счастливого конца. Как только Израиль омыл свои руки в крови врагов, у него не осталось друзей. Те, кто его поддерживал, от него отвернулись. Кто сочувствовал – перестали сочувствовать. Израиль в одночасье из жертвы превратился в изверга. Ему уже невозможно было сочувствовать. Кровь убитых на концерте молодых еврейских мальчишек и девчонок растворилась в потоке палестинской крови. О них просто-напросто забыли.

Сейчас уже никто не вспоминает, с чего все началось – что это палестинцы пришли с оружием на концерт и начали убивать безоружных. А когда израильтяне пытаются напомнить об этом со словами «не мы начали», им никто не отвечает. Их боль больше никого не интересует. Они обнулили в глазах людей свои страдания своим же зверством.

Израиль утолил свой гнев, свою праведную ярость. Но остался один со своим удовлетворением. Правда, и цели своей он не достиг. Палестина не исчезла. Она только еще больше ожесточилась. Что, возможно, и было целью тех, кто убивал молодежь на концерте.

А сейчас те же люди, что проклинали Израиль за жестокость, требуют сделать то же самое с Киевом. И их трудно не понять. Боль требует отмщения. Но еще труднее понять, как можно проклинать одних и тут же требовать свершить ровно то же, за что ты еще вчера проклинал Израиль? Неужели у нас наладили параллельный импорт и серые поставки «этодругина»? Или у нас и не было никогда проблем с этим препаратом?

Но даже принимая лошадиные дозы «этодругина», нужно не забывать и рационально-эмоциональное. Мы выступили против всего миропорядка. Но мы в этом не одиноки. У нас много если не друзей, то союзников и сочувствующих. Так называемые коллективный Юг и коллективный Восток, Латинская Америка, Китай, Индия – они пусть не в одном строю с нами, но мы во многом опираемся на них в своем бою. Они понимают, что мы бьемся за правое дело. Но мы, переступив порог человечности, однозначно потеряем их поддержку, как Израиль потерял поддержку Европы.

Поддавшись эмоциям – совершенно справедливому чувству гнева и ярости – мы, как и Израиль, тут же останемся один на один со своим чувством утоленного отмщения. И так же, как Израиль, проиграем, даже если победим в войне.

Дмитрий Грунюшкин