Новости

Потянуло на откровенность: синдром пранкера-попутчика

Оппозиционеры-эмигранты один за другим обещают направить свои гонорары на финансирование боевиков ВСУ в разговоре с пранкерами Владимиром Кузнецовым (Вованом) и Алексеем Столяровым (Лексусом). О том, что они пересылают деньги от продажи своих книг на поддержку преступного режима Зеленского, желают Киеву победы, а России поражения и развала, в последние недели рассказали признанные в России иноагентами писатели Дмитрий Быков*, Борис Акунин**, Людмила Улицкая*, Виктор Шендерович*, пожелал России «размонтироваться» писатель Михаил Веллер, но всё это было предсказуемо.

Гораздо удивительнее оказалось признание некоторых из проболтавшихся в беседе с мнимым Ермаком: они, мол, боятся санкций со стороны Москвы и не хотят, чтобы их книги убрали с полок книжных магазинов, перестали продавать в России, поскольку сознают, что такие, как они «не нужны нигде, кроме России». Тогда зачем они вздумали исповедоваться псевдо-Ермаку? Ведь даже в случае, если один из руководящих чиновников Украины и впрямь вздумал позвонить некогда популярному русскому писателю, с чего бы он стал хранить тайну исповеди? Разве для этого берут интервью у публичной фигуры?

В любом случае все эти рассказы о неподдельных, искренних взглядах объекта интервью отправятся в прессу и в Сеть. А следовательно, рано или поздно достигнут глаз и ушей тех, в чьей власти запретить продажу всех произведений Быковых* - Акуниных* - Улицких* - Шендеровичей* на территории России. Надежда на «мощное прикрытие», которое не позволит обидеть писателя, о котором рассказывал интервьюеру Акунин-Чхартишвили, моментально исчезла, когда самому Чхартишвили за считаные дни пришлось принять звание иноагента и все связанные с ним утраты доходов и перспектив.

Вот и после интервью «Ермака» с Шендеровичем* общественное движение «Зов народа» обратилось в Следственный комитет, Генеральную прокуратуру и Федеральную службу безопасности России с просьбой признать писателя Виктора Шендеровича* не только иноагентом, но также террористом и экстремистом, проверить на подрыв государственного строя нашей страны и изъять из продажи его книги. Стоило бы признать, что разговоры с условным «Ермаком» (этим именем пранкеры называются несколько розыгрышей подряд, но оппозиционеры, иноагенты они или нет, упорно не желают учиться на чужих ошибках) становятся всё откровеннее.

Ведут литераторы-эмигранты себя весьма похоже, разговаривают сходными фразами, выражают одни и те же взгляды, расхождения между их «оригинальными» мнениями невелики.

Улицкая* поддерживает Украину, одобряет теракты, которые устраивает режим Зеленского на территории России: «Вот не так давно была попытка убийства Прилепина. Наши спецслужбы пытались. Потому что у нас, вы знаете, есть такое желание уничтожать этих пропагандистов кремлёвских», – говорит псевдо-Ермак. «Не могу сказать, что мне это нравится, – отвечает Улицкая, – но вы имеете право на это. Имеете право!» Шендерович* также от всей души оправдывает теракты в российских регионах. Веллер так и вовсе зол на Америку, потому что та недостаточно помогает Киеву – мало русских убивает, надо понимать.

Чхартишвили** в разговоре с «Зеленским» (это был специально нанятый актёр) одобрил обстрелы Крыма и других регионов России, когда погибают мирные жители. На экстремистское высказывание «хороший русский – мертвый русский» ответил: «Отношусь к этим словам с пониманием». Хотя и заметил, что «наша общественная ценность заключается в том, что у нас есть своя аудитория, то убивать эту аудиторию и при этом ее к чему-то склонять и призывать – странно». Однако посоветовал «расколоть Россию изнутри», чтобы превратить страну в «150 осколков». О чем мечтал и Веллер, захлебывался от восторга, представляя, что станется с каким «осколком» России. А «Люся» Улицкая* так и вовсе представила, как будет переселять жителей Крыма вон с милого ее сердцу полуострова.

Зачем, спрашивается, они вываливали собеседнику свои мечты и планы: что ради приезда на Украину и продажи своих опусов Шендерович*, например, готов выучить «правильный, максимально обтекаемый ответ» по поводу неловких вопросов про львовский погром, Бандеру и других, чтобы «не провоцировать украинцев»? Шендерович* в тот момент как бы разговаривал с украинцем, который теоретически тоже мог его спросить и про погром, и про кумиров-нацистов украинской нации – так для чего было откровенничать? Что за «синдром попутчика» возникал у каждого из оппозиционеров-эмигрантов в миг, когда им звонил неведомый тип, представившийся высоким украинским чиновником?

Возможно, объяснение заключается в том, что каждый из них, человек известный, знаменитый, одаренный некогда званиями-премиями, покинув Россию, стал никем. Они теперь «люди второго сорта для Запада» (как сам о себе и о собратьях-либералах сказал Шендерович*). Шендерович* пожаловался Вовану и Лексусу, что словосочетание «русский либерал» стало ироническим мемом и в Европе уехавшим из России раздают пощечины «по факту русского языка».

Друг с другом либералы тоже не ладят (Веллер всем раздал по серьгам: Невзоров* «подсел на соросовские бабки», Улицкая* – «не ума палата в политике», Игорь Яковенко* – «абсолютно продажная тварь», на Ходорковского* с Венедиктовым* «всерьёз рассчитывать невозможно, но можно использовать, зная им цену»), постоянно ругают таких же, как они сами, «забугорных авторитетов» и явно борются за то, чтобы стать «самым большим авторитетом», но при этом боятся попасть под запреты на издание в РФ. Сознавая, что «такие, как он, по большому счету, кроме как в России, никому нигде не нужны». Одна поправки: в России они тоже не нужны.

Игорь Караулов предлагает такую версию: «Все они прекрасно понимали, что это розыгрыш, но им важно было, раз уж до них не снисходит настоящий Ермак, настоящий Зеленский или настоящий Залужный, публично высказать то, что они сказали бы украинскому начальству, если бы оно к ним действительно обратилось: “Мы ваши, ваши, буржуинские!” В принципе, это часть жизни писателя (если он, конечно, не Виктор Пелевин) – время от времени высказывать свои бесценные мысли, о чём-то заявлять, давать интервью направо и налево, не очень разбираясь, с кем беседуешь».

Всё это изрядно напоминает беседу с попутчиком в поезде. Только с попутчиком, у которого оказались скрытая камера и записывающая аппаратура. Подхваченные эйфорией «Меня слушают! Мое мнение важно!», интервьюируемые писатели реализовывают свое большое желание быть увереннее и честнее. Ведь в реальной жизни у них нет ни шанса воплотить эту мечту. Вдобавок в сильном эмоциональном напряжении так и тянет поделиться с попутчиком неприятными, тревожными ощущениями, которые сложно держать в себе, особенно такими, о которых некому рассказать именно сейчас, а может быть, никогда не найдется слушателя.

Эта эйфория или равная ей по силе тревожность подавляет критическое мышление, оттого и не возникает мысли, естественной при таком «визите»: да будет ли мне звонить Ермак или Зеленский? Кто я для них? Откуда у них интерес к моему частному мнению насчет будущего России и проч.? Бывших деятелей культуры ловят на самом простом: на самовлюбленности, на ощущении себя великими, значимыми личностями. А дальше уже язык сам болтает, изливая все чувства «интервьюируемого Ермаком» литератора…

«За гранью добра и зла» назвал откровения писателей Чхартишвили** и Быкова* зампредседателя Совбеза РФ Дмитрий Медведев, однако им хотя бы было «обидно за русских» и казалось неуместным «убивать свою аудиторию». Тем, кто пришёл за этими двумя, уже никакие обиды за русских и опасения за свою аудиторию не мешают. Есть вероятность, что прочие опрошенные псевдо-Ермаком творческие деятели поведут себя с ним как с психоаналитиком. Нельзя не выразить свое сочувствие пранкерам Вовану и Лексусу – не зря сеансы психоанализа стоят недешево, это очень трудная работа. Но чувство ненужности и отверженности будет влиять на бывших российских знаменитостей всё сильнее, и они будут становиться всё более открытыми для «интервью с украинским руководством».

* Признан в РФ иноагентом
** Внесён в перечень террористов и экстремистов

 АГНИЯ КРЕНГЕЛЬ