Новости

Прибалтийский «Табаки»: для чего Латвия рвется в Совбез ООН

Недавно Латвия выдвинула свою кандидатуру в члены Совета безопасности ООН. В конце концов, чем латвийцы хуже эстонцев или литовцев, уже там отметившихся? Однако думается, отнюдь не все будут рады помочь обосноваться в важнейшей международной структуре очередному американскому подголоску. Ведь цель этих «телодвижений» всем очевидна — официальной Риге хотят выбить еще одну трибуну, чтобы помочь США отстаивать «мировой порядок, основанный на правилах».

Латвия уже давно страстно хочет стать членом Совета безопасности ООН. Непостоянным, разумеется: с Китаем, Россией, США, Великобританией и Францией прибалтам не тягаться. Латвийское правительство обозначило это желание еще в 2011 году, а МИД республики тогда же сделал из оного одну из долгосрочных целей внешней политики.

Стоит напомнить, что непостоянные члены Совбеза избираются по принципу равномерного регионального представительства. Каждая из пяти групп, на которые поделены государства-члены ООН, имеет определенное число мест: Африка — три, Азия — два, Латинская Америка — два, Западная Европа — два и, наконец, Восточная Европа — одно.

Вот за него-то и намерены биться латвийцы.  

Лоббирование происходит на самом высоком уровне — агитировать в США, где 9 ноября прошло мероприятие по официальному выдвижению кандидатов, отправился лично президент Эдгар Ринкевич. Непосредственно выборы должны состояться в июне 2025-го, когда выяснится, кто именно с 2026 по 2027 годы будут непостоянными членами Совбеза.

В восточно-европейской группе главным конкурентом Латвии является Черногория, и это официальную Ригу сильно ободряет. Так, например, посол по особым поручениям Латвийского секретариата при СБ ООН Андрей Пилдегович уповает на больший, по сравнению с черногорским, стаж своей страны в организации, а также опыт председательства прибалтийской республики на разных международных форумах.

Есть ли у Латвии шанс набрать необходимые 129 голосов из 193? По мнению многих экспертов, есть.

Хотя способствует этому отнюдь не пресловутый ооновский стаж или зиц-председательство на различных политических «тусовках». Просто — и это ни для кого не секрет — за спиной Латвии маячит широкая тень Соединенных Штатов Америки. А уж они-то при необходимости сумеют надавить на прочих своих сателлитов, чтобы протолкнуть нужного кандидата.

Заинтересованность США в непостоянном членстве Латвии в Совбезе прослеживается вполне отчетливо. Американцы давно уже пытаются прогибать (и зачастую-таки прогибают) ООН в своих интересах.

А если это не удается или удается не в полной мере, не стесняются громко выражать недовольство, прозрачно намекая на необходимость перемен в важнейшей международной структуре.

Поэтому не должно удивлять и сделанное на 78-й сессии Генеральной Ассамблеи всемирной организации заявление все того же Ринкевича, который сказал буквально следующее: 

«Необходимо активизировать деятельность системы ООН и провести значимые реформы Совета Безопасности. Несостоятельность Совбеза, связанная со злоупотреблением правом вето, вызывает серьезную озабоченность. Именно поэтому Латвия поддерживает усилия, направленные на то, чтобы сделать Совбез более прозрачным и отвечающим за свои действия».

Вообще, стоит отдать должное хитроумию президента Латвии.

В своем обращении в качестве приоритетов представляемого им государства по ходу потенциального представительства в Совете безопасности он назвал «законность и демократию, содействие правам и возможностям женщин, решения для безопасности, устойчивости и развития», а также актуальные угрозы, связанные с кибербезопасностью и (или) искусственным интеллектом. Кроме того, Латвия намерена продвигать концепцию «Женщины, мир и безопасность», включающую «проблему сексуализированного насилия в военных конфликтах».  

Но это все словесный флер. Главное же в речи Ринкевича: его страна «обеспечит возможность защищать основанную на правосудии международную систему и демократические ценности, помогать аналогично мыслящим странам, а также акцентировать внимание на вопросах, актуальных для безопасности региона Латвии и стран Балтии».

Переводя с дипломатического на общедоступный язык: оказавшись в Совбезе, Латвия намерена отстаивать американский «мировой порядок, основанный на правилах» и продолжать политику русофобии, наращивая усилия по дальнейшей милитаризации Прибалтики, окончательно превращая ее в плацдарм НАТО для конфронтации с Россией.

Собственно, это те немногие «самостоятельные» действия, которые смогут позволить новому непостоянному члену его хозяева в Вашингтоне и Брюсселе.

Увы, «независимая» Латвия давно уже не суверенна даже в своей внутренней политике, ибо при нахождении в составе ЕС и НАТО такое по определению невозможно. На международной же арене она выполняет функции подголоска, и с возможным вхождением страны в ооновский Совбез ровным счетом ничего не изменится. Дивиденды от этого получат, опять-таки, США.

Следует помнить, что одна из прерогатив СБ ООН — принимать решения о введении санкций. Как и для Штатов, для Латвии они давно уже стали самоцелью, по крайней мере, в отношении России и Беларуси. А тут наклевывается отличная возможность в скорой перспективе усилить рестрикции!

Лишним подтверждением таких намерений можно считать признание латвийского министра иностранных дел Кришьяниса Кариньша, сделанное им в разговоре с вездесущими российскими пранкерами Вованом и Лексусом. Мол, когда генсек ООН Антониу Гутерриш заикнулся было о возможном снятии хотя бы части санкций с РФ, глава МИД «стал немного более седым». Никаких уступок! Больше того, торговые отношения с русскими, по его убеждению, должны прекратить «не только страны ЕС, но и значительная часть мира».

Что ж, при голосовании в Совбезе ООН латвийский «взнос» для американцев, конечно же, лишним не будет. Эксперты, однако же, обращают внимание на то, что даже вместе с Латвией США не смогут обеспечить необходимое им большинство в указанной структуре организации.

К тому же, не будем забывать о том, что Россия, как постоянный член Совета безопасности ООН, обладает правом вето. Которое априори перевесит все потуги американского подпевалы.

Да, это своего рода геополитический тупик. Но иного в сложившейся ситуации, когда коллективный Запад окончательно утратил способность к компромиссам, и ожидать не приходится.

Андрей Локтионов