Новости

Приватизировать тихо и за копейки: что стоит за законом о концессии

На днях президент Украины подписал закон «О концессии», принятый Верховной Радой 3 октября. Законопроект позволяет отдавать в концессию разработку детальных планов территорий, отменяет экологический аудит в отношении концессионных проектов и наделяет концессионера правом самостоятельно оценивать объем его вложений в проект

«Документ открывает новые возможности для сотрудничества государства и бизнеса. Ожидается, что концессия обеспечит привлечение инвестиций в социальную, транспортную, энергетическую сферы, жилищно-коммунальную инфраструктуру, здравоохранение; будет способствовать модернизации и созданию новой инфраструктуры», — говорится в сообщении пресс-службы президента.

Скрытая приватизация «для своих»

По сути концессии предполагают временную сдачу в эксплуатацию иностранному государству, юридическому или частному лицу предприятий, земель, недр и прочих объектов на согласованных сторонами условиях. Фактически же за концессией может стоять скрытая приватизация объектов, в том числе и стратегических, которые нельзя приватизировать. В зависимости от условий договора о концессии такой вариант может быть для олигархов намного выгоднее приватизации, поскольку может предполагать своеобразную «аренду» стратегических предприятий и объектов инфраструктуры так, что государство еще и приплачивать будет. Закон предполагает также первоочередное право нынешних арендаторов на переход на условия концессии, что будет выгодно нынешним крупным арендаторам земли. Сроки концессии могут быть достаточно длительными, например, 49 лет, а по истечении этого срока у предыдущего концессионера будет приоритетное право на продление договора. Иными словами, формальным собственником остается государство, но использует объект фактически пожизненно частный бизнесмен.

Закон о концессии впервые приняли еще в 1999 году при Леониде Кучме, но тогда он так и не заработал. Петр Порошенко тоже разрабатывал аналогичный закон, но его подвергли жесткой критике эксперты Национальной академии наук (НАН) Украины. Сотрудник сектора международных финансовых исследований НАН Украины Елена Слезко, утверждала, что концессию при Порошенко продвигали спешно и огульно, поскольку все попытки приватизировать оставшееся госимущество провалились. А концессия, по ее мнению, не только позволит перераспределить оставшиеся ликвидные активы, но и незаметно избавит власть от социального давления трудовых коллективов, которые постепенно раздробят и потом под разными предлогами выбросят на улицу.

Ранее концессионеров пытались искать для строительства ветки метро в киевский район Троещина и для строительства дорог от Львова до польской границы, но иностранные инвесторы не торопились приходить, опасаясь нестабильной ситуации в стране и вероятного рейдерства. За последние годы ни одного масштабного концессионного проекта на Украине не было, поэтому в команде Зеленского решили смягчить условия концессий, сделав их более привлекательными для инвесторов, хотя и взяли за основу законопроект правительства Гройсмана. Кое в чем авторы законопроекта даже перестарались: они предлагают передавать объекты в концессию без всякого конкурса, а это уже позволяет передать стратегические и прибыльные объекты в руки «своих людей», то есть приближенных к власти олигархов.

Отдать и еще доплатить

Законопроект предполагает механизм финансовой поддержки концессионеров и возмещения их инвестиций из государственного бюджета. Например, в случае досрочного прекращения договора о концессии, в том числе и по инициативе концессионера, государство должно будет компенсировать ему вложенные средства. Государство также будет оплачивать и услуги экспертов и советников, которые должны привлекаться к оценке объектов. Если центральные или местные власти примут какие-либо законы, противоречащие интересам инвесторов, государство тоже должно будет выплачивать им компенсации в полном объеме.

Иными словами, у концессионера есть все права и возможности получать прибыль или компенсации, а у государства — лишь обязанности платить. Такие законы, как правило, принимают частные бизнесмены для «себя любимых», дорвавшись до власти и используя государство как инструмент для личного обогащения. На это же обращает внимание и украинский адвокат Анатолий Яровой, комментируя данный закон.

«Финансовые взаимоотношения в законе вообще прописаны очень своеобразно. Во-первых, концессионер в обязательном порядке должен получать плату за "новые услуги", которые он будет предоставлять по договору. Например, за проезд по платным дорогам. А вот государство только "может получать" платежи от концессионера. А может и не получать, а просто бесплатно отдавать в аренду имущество. Во-вторых, инвестор может рассчитывать на разные виды государственной помощи. Среди них — плата за эксплуатационную готовность объекта, покупка товаров, которые производятся или поставляются концессионером, поставка концессионеру товаров/работ/услуг, строительство линий электропередачи и других инфраструктурных объектов», — говорит Яровой. По его мнению, в законопроекте есть существенный дисбаланс между нормами, которые защищают интересы потенциальных концессионеров, их кредиторов, международных финансовых учреждений, и нормами по защите национальных государственных интересов.

Бывший заместитель министра инфраструктуры Украины Александр Кава считает, что в законопроекте слишком много недочетов, так как его составляли различные «грантоеды» под определенных инвесторов, желающих приватизировать объекты как можно дешевле.

«Этот закон не скороспелый. Его создавали несколько лет при участии грантоедов разных мастей. А еще предыдущая власть несколько лет подряд изучала проекты концессий. Приезжала в порты и на заводы, проводила аудит, составляла бизнес-планы. Теперь, подозреваю, эти проекты будут реализованы. Я бы сказал "ок", если бы не два "но": 1) Проекты создавались без широкого обсуждения. Так сказать, внутри экспертного грантоедского сообщества. Это означает очень простой факт: скорее всего, условия прописаны под некоего инвестора, а не в пользу государства. 2) Что это за интересы, более-менее понятно. Концессия — это экономная приватизация. Сам ее механизм в Украине может работать только в одном направлении — бесплатно забрать то, за что пришлось бы заплатить во время приватизации. Ну и, конечно, избежать ненужной огласки, потому что одно дело приватизировать крупный порт, — могут включиться вонизмы вроде тех, что сейчас включились по земле. Другое дело — делать вид, что объект остался в собственности государства, а на самом деле его тихо отдают партнеру по концессии», — утверждает Кава.

Аэропорты — Коломойскому

Как известно, одним из наиболее прибыльных активов Игоря Коломойского является компания Международные линии Украины (МАУ), которая активно выдавливает из страны конкурентов вот уже долгие годы. Закон о концессиях может позволить Игорю Коломойскому тихонько «приватизировать» крупные аэропорты, в том числе Борисполь. Как это может происходить, описывает все тот же Александр Кава: «Вы берете, к примеру, аэропорт "Борисполь" в аренду на 50 лет. Зарабатываете на том, что уже построено до вас, ничего не вкладывая (в законе требования по инвестициям прописаны размыто), потом продлеваете договор концессии, что в новом законе также не запрещено. Пока придет время возвращать имущество государству, может оказаться, что возвращать уже по сути нечего», — пишет Кава.

Глава Жилищного союза Украины Александр Скубченко считает концессии необходимыми для восстановления коммунальной инфраструктуры, в том числе и Донбасса, поскольку государство просто не потянет такие расходы. «Для масштабной реконструкции тепловых сетей, которые сегодня изношены больше чем на 80%, в масштабах всей страны нужно триллион долларов. У государства таких денег нет и не будет. Но частному бизнесу подобные проекты могут быть интересны. То же самое касается работ по восстановлению Донбасса. Без концессии государство их попросту не вытянет», — говорит Скубченко. Тем не менее он отмечает, что из-за недочетов в законопроекте, в котором размыты обязанности инвестора, сдача в концессию теплосетей и водоканалов может повлечь «космические цены» для рядовых украинцев. «Без ответственности это получается не концессия, а банальный грабеж», — подчеркивает Скубченко.

На зависть графу Дракуле

Одной из предполагаемых сфер применения закона является система здравоохранения. В августе этого года депутат-миллионер от «Слуги народа» и основатель частных клиник «Борис» Михаил Радуцкий уже предлагал сдавать в концессию станции переливания крови. Украина уже является крупнейшим в восточной Европе экспортером плазмы и сырья для фармацевтической промышленности западных стран. Аналогичный бизнес процветает в ряде беднейших стран Африки, но развитые страны Европы опасаются принимать кровь из этих стран из-за повышенных вирусных рисков, поскольку в этом регионе достаточно высок процент инфицирования ВИЧ. Развитие же такого бизнеса на Украине на условиях концессий будет предполагать массовую закупку крови и плазмы для нужд клиник западных стран. В самой бедной стране Европы, естественно, найдется масса людей, готовых регулярно сдавать кровь, чтобы просто поесть и оплатить «коммуналку». Проще говоря, благодаря концессии из украинцев могут высасывать кровь как в переносном, так и в прямом смысле. 

Дмитрий Ковалевич