Новости

Путин, Сенцов и милосердие с брезгливостью

Не мое, конечно, собачье дело, но на месте президента России Владимира Путина я бы помиловал и отпустил в Украину Олега Сенцова. Симферопольского режиссера, который считает себя украинским и содержится в российской колонии «Белый медведь» за полярным кругом в Ямало-Ненецком автономном округе России. Потому что ровно три года назад, в августе 2015-го, по решению Северо-Кавказскогоокружного военного суда в Ростове-на-Дону огреб 20 лет колонии строгого режима по обвинению в подготовке теракта. Носился по городу со взрывчаткой и хотел взорвать памятник Ленину.

А я бы его все равно отпустил. Хотя бы из чувства брезгливости. Даже не к Олегу, а к тому, что на фоне всей этой неприглядной ситуации может оказаться права даже... Ирина Геращенко. Да-да, эта видная «борцица» за права гендеров и трансгендеров в юбках и без оных и за мир в Донбассе, первый вице-спикер Верховной Рады Украины, которая даже на этом дерьме набирает политические очки. По принципу «ай, Моська, знать она сильна, коль лает на Слона».

И дело даже не в несопоставимости фигур по всем параметрам. При всем неизбывном величии Геращенко, вместе с Ириной Фарион и Ларисой Ницой победившей Клару Цеткин, Розу Люксембург и 8 марта, Путин, я почему-то уверен в этом, даже не подозревает о ее существовании. Но даже такая... (ой, не буду дальше баловаться определениями, сами додумайте) оказывается в ситуации с Сенцовым права. Причем по вине, похоже, особо одаренных путинских помощников и подчиненных, которые объясняют, почему помилование невозможно. А потому, что Сенцов-де не написал личное прошение о помиловании, что обязательно, а значит, глава России и не может его помиловать. Об этом сказал и пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, и официально, в письме, оставляя следы, написал матери осужденного какой-то клерк из Администрации президента. 

И началось! «Кремль лжет! Н. Савченко не просила о помиловании! Цинизм, но о ее помиловании просили родственники убитых на Донбассе российских журналистов, совершенно посторонние ей люди. И ничего, сработало, потому что это был кремлевский сценарий. Отсутствие личной челобитной не помешало Путину помиловать Надежду. ...Кремлевские нелюди, циники, убийцы. Путин знает, что Олег никогда не напишет челобитную. РФ реализует сценарий медленного убийства Олега.... У мамы Сенцова в воскресенье был день рождения. Она ждала самый большой подарок – возвращение сына. Получила гнусное письмо из Кремля», – изошла справедливым гневом Ирина. 

И Путину ответить нечем. Ни Савченко не писала никаких просьб о помиловании. Ни Ахтем Чийгоз и Ильми Умеров, крымскотатарские активисты, тоже не писали. Но были отпущены. Незавидная у них судьба в принявшей их Украине. Особенно у Савченко, у которой нет даже возможности сдрыснуть в благословенную Турцию, где так сильно привечают Путина, а она – общепризнанная «троянская кобыла Кремля». Хотя и Герой Украины...

Почему и не поговорить о Савченко и в этом материале – о Сенцове. У них, как ни странно, может оказаться много общего – путинского. Ведь может статься, что Олега на выпускают не потому, что он – террорист и голодает уже более 90 дней, а потому что он еще не до конца прошел «курс молодого бойца» – настоящего путинского агента, троянского коня, подстилки Кремля

Но это тема совсем другого материала – о том, как последние четыре с небольшим года после майдана-2014 не везет бедной Украине с героями и как она (Украина) с этими героями вынуждена обходиться. То киборги «Торнадо» начнут в СИЗО избивать и любовно насиловать друг друга, вохру и вообще все, что движется по этому чудесному пенитенциарному учреждению. То выпущенные из «российского плена и заточения» герои оказываются на поверку стукачами, замаскированными предателями и путинскими агентами, которые сдавали в ФСБ даже то и тех, о чем и о ком их и не спрашивали. И, конечно же, венец путинского творения – «НашаНадя», которая вместо того, чтобы денно и нощно проклинать Путина, норовила заплыть на какой-то остров на Днепре и оттуда шарахнуть по куполу Верховной Рады. Чтобы одним махом лишить нацию всего светлого, что у нее (нации) там (в Раде) обретается – мозгов, чести, биоотходов...

Хотя, с другой стороны, почему и не поговорить о Савченко и в этом материале – о Сенцове. У них, как ни странно, может оказаться много общего – путинского. Ведь может статься, что Олега на выпускают не потому, что он – террорист и голодает уже более 90 дней, а потому что он еще не до конца прошел «курс молодого бойца» – настоящего путинского агента, троянского коня, подстилки Кремля и всякого такого, что и засветила своей скромной персоной Савченко. А что если и Сенцова раскручивают по той же схеме, что и Савченко: пока он сидит и вынужденно «политдиетничает» под присмотром местных врачей из славного города Лабытнанги, в мире ширится истерия «ФриСенцов». С такой же массовой возгонкой, что и предшествующее «ФриСавченко», новый лозунг уже рисуют везде. Кажется, что еще чуть-чуть и даже звезды мировой киноиндустрии забудут о том, кого и когда Харви Вайнштейн щипал за задницы, и начнут бороться за Олега, о творчестве которого они понятия не имеют. И не только они не имеют. Все не имеют, ибо этого самого «творчества» у Олега – бездомный крымский кот наплакал...

Но голодает Сенцов уже более 90 дней. И реально или надуманно, но вполне может умереть. Вот чтобы этого не случилось, чтобы тень его, не дай, Боже, смерти не упала и на Украину и на Россию, Олега можно отпустить. По закону милосердия. А милосердие оно ведь выше справедливости. И вершиться должно легко и непринужденно, подчеркивая силу и незлобивость милосердного. Как в случае с хорватом Домагоем Видой, который на Чемпионате мира по футболу в России нажрался, шо твой херой «Торнадо», и кричал «Слава Украине!». А когда вручали награды, то медаль Виде на шею повесил сам Путин. И Домагой нагнул шею, как миленький. Красиво так получилось, символично и умиротворяюще, без обид...

Отпустить Сенцова и всех остальных из украинских и российских тюрем, о ком трубят штатные «патриоты на зарплате или на грантах» в России и Украине, чтобы положить конец этой «политической работорговле» – взаимным захватам людей и в зоне войны в Донбассе, и в Крыму, и Украине или России, где одинаково весело и азартно ловят «шпионов» и «зрадныков-госизменников». Чтобы потом, как говорится, «писюнами меряться» – у кого больше заложников и арестованных. И чтобы потом меняться ими, когда «обменные фонды» уже зашкалят за рамки приличия и нужно хоть что-то делать, чтобы не кормить эти оравы «ворогив». Сотни, а, может быть, уже и тысячи людей сидят в тюрьмах России и Украины. А обвинения их похожи на вину журналиста Романа Сущенко, получившего 12 лет тюряги за то, что оказался «украинским шпионом» в звании полковника, который из Парижа (он там работал корреспондентом) «следил за российской армией и выведывал ее секреты». Как?! В бинокль с Эйфелевой башни? 

Или как вина 84-летнего харьковчанина Мехти Логунова, который недавно получил 12 лет тюрьмы за... госизмену. Потому что, утверждали укро-прокуроры, «действуя в ущерб обороноспособности и государственной безопасности Украины, он собирал сведения о государственном оборонном заказе, который выполняется одним из научных центров города на основании соглашений с Министерством обороны Украины». Собрал, значит, старик-ученый эти мощнейшие госсекреты в мусорнике возле Харьковского физико-технического института(ХФТИ), попросил знакомого передрать все на флешку и собрался все полученное втюхать лично Путину. 

Так и живем: Украина – Россия, Сущенко – Логунов, патриотизм на патриотизм, дурь на дурь, а общий счет – 1:1. При двух проигравших. И ведь никто не хочет уступать! Все дерутся за честь мундира и геройски тычут друг другу смачные дули перед журналистами и в бессильной злобе крутят их в карманах, когда остаются наедине. А нужно-то всего-навсего кому-то решиться и сделать первый шаг. К миру

Но какого «мощнягу» поймали укро-антишпионы! Ему 84 года, а движется быстро и бесшумно, как тень, и без коляски может сдрыснуть аж до Чукотки, зверь, а не дед. Вот ему за это все – 12 лет, а обстоятельства дела в интересах государства засекретили. Видимо, чтобы люди меньше смеялись, знакомясь с системой «неопровержимых доказательств»...

Так и живем: Украина – Россия, Сущенко – Логунов, патриотизм на патриотизм, дурь на дурь, а общий счет – 1:1. При двух проигравших. И ведь никто не хочет уступать! Все дерутся за честь мундира и геройски тычут друг другу смачные дули перед журналистами и в бессильной злобе крутят их в карманах, когда остаются наедине. А нужно-то всего-навсего кому-то решиться и сделать первый шаг. К миру. Вот потому-то я и помиловал бы и отпустил Сенцова. Тем более что сдали-то его России «свои», то есть украинские «побратимы». А эти и соврать могли, чтобы самим вырваться и нарваться на похвалу украинского гаранта расово правильной нации. А то и награду или жилье бесплатное схлопотать. Не верите? А пример Савченко вам зачем?

Нужно милосердие. Оно не только сглаживает и делает ненужными какие-то юридические шероховатости или нивелирует подозрения и, может быть, даже доказательства вины тех или иных персонажей. Милосердие умиротворяет людей, а только так возвращается доверие и мир между народами. Как кувшин вновь наполняется по капельке. Государства государствами, президенты президентами, но если рассорятся между собой люди, то мирить их придется веками. Хотя, может быть, именно этому и посвящено все, что сегодня делается между Украиной и Россией, все эти «акции солидарности с хероями и политзаключенными», все эти демонстрации и митинги поддержки, которые только разгоняют волны взаимного недоверия, вражды и ненависти... 

А как было бы хорошо и душевно, если бы в 42-й день рождения Сенцова пошли навстречу его матери, которая обратилась с письмом о помиловании в Кремль. И дело не в том, что сильный всегда должен быть милосерднее, – милосердный всегда становится еще сильнее. И непобедимее. Потому что ответное милосердие – это общая победа двух спорщиков, понявших и уразумевших что-то большее, нежели политическая целесообразность или сиюминутная конъюнктура... 

...И сказанное – не только банальность. По данным Дмитрия Динзе, адвоката Сенцова, по состоянию на 7 августа 2018 года у голодающего заключенного пульс замедлился до около 40 ударов в минуту и болит сердце, а двоюродной сестре Олег написал, что «конец близок». Уверен: не лучше чувствуют себя и Кирилл Вышинский, и Мехти Логунов, и Роман Сущенко, и сотни других из «обменных фондов», что бы там ни говорили ощупывающие и осматривающие их тюремные врачи... 

...Поэтому я на месте Путина и отпустил бы Сенцова. Начал бы первым. Но, увы, я только журналист, который более 30 лет пишет об украинско-российских отношениях, ранее никогда так не напоминавших сводки с места боев или бюллетени из дурдома, где войны никогда не прекращаются, потому что именно там самое место всем «наполеонам». Мне мира хочется. И плевать на тех, кто хочет победы в войне. И хочется верить, что я не один среди тех, кто жалеет, что в этом деле он – не Путин...

Владимир Скачко