Новости

Разгром ВСУ под Дебальцево: пять лет лжи

18 февраля 2015 года представители Вооружённых сил ДНР сообщили, что ополченцы взяли Дебальцево под полный контроль, что означало безоговорочный разгром мощной группировки карателей, большей части которой позволили выползти из котла живыми благодаря подписанию вторых Минских соглашений.

В отличие от иловайской катастрофы, дебальцевская не была неожиданностью. Сегодня даже те эксперты, что заявляют о «дебальцевской уловке» ВСУ, признают, что тактическая очевидность котла была понятна ещё осенью 2014 года, «поэтому российские генералы достаточно быстро спланировали довольно простую по меркам кадровой армии операцию – замыкание группировки ВСУ в районе Дебальцево несколькими одновременными ударами со стороны Углегорск – Логвиново и Никишино». Разумеется, с «сильнейшей армией Европы» в понимании этих «аналитиков» воевала российская «кадровая армия».

На вопрос, отчего же при таком понимании проблемы не были предприняты меры по локализации опасности, эксперты ответить не в состоянии. А ответ лежит на поверхности – некомпетентность и безмерная чванливость порошенковских бонапартов, уверенных, что они задавят танками и артобстрелами ополченцев. Уж военные-то знали, с кем они ведут сражение, поэтому и считали, что легко разобьют республиканцев. Знали это и приближённые к военным «аналитики».

Даже 2 февраля, когда ВСУ уже были в кольце, эксперт группы «Информационное сопротивление» Константин Машовец писал, что попытки ополчения окружить ВСУ в Дебальцево – это всего лишь «примитивные попытки ватных бабуинов».

Между тем глава ДНР Александр Захарченко ещё 26 января сообщил об окружении ВСУ и призвал их сложить оружие, однако спикер пресс-центра АТО Леонид Матюхин, ответил, что информация об образовании котла в Дебальцево не соответствует действительности. А в это время ополченцы уже расстреливали у Логвиново разбегающихся по трассе карателей, и комбриг 128-й горно-стрелковой бригады ВСУ не дождавшись приказа об отходе из Киева, велел бросить технику и запасы и сваливать через поля.

11 февраля из котла истерично просили согласовать отход, но министр Полторак лично опроверг информацию об окружении, заявив, что в Дебальцево поставляют оружие и боеприпасы, есть связь и взаимодействие с командованием.

Как мы знаем сегодня, ВСУ были разбиты, окружены и частично уничтожены, урон бронетанковым силам Украины не компенсирован по сегодняшний день. Немаловажным сопровождающим элементом паники военных была паника руководства, которое в лице самого Порошенко просило в Минске остановить бойню. Но 18 февраля экс-президент лгал украинцам, что никакого котла нет, а происходит организованный и плановый вывод части (!!!) подразделений из Дебальцево.

Моральное состояние армии и шароварной общественности в те дни демонстрировали видеокадры сдающихся карателей и унылые рожи тех, кому удалось «огородами» вырваться из котла. Эти кадры целесообразно периодически запускать в информационный мир для напоминания, что такое поражение и предательство.

Но главным итогом Дебальцево можно считать ловушку Минских соглашений, из которой не выбрался подписавший их Порошенко и не выберется нынешний главком с шутовскими бубенцами.

Тогда, в 2015-м в окружении Порошенко понимали насущную необходимость нивелировать разгром, не допустить разбирательства его причин и поисков виновных, а потому приняли решение убедительно врать с привлечением западных «авторитетов». Пример, как указано выше, подал сам президент. Так и появились «дебальцевская победа ВСУ» и «прямая вооружённая агрессия России».

Эту ложь принялись раскручивать в СМИ, распуская слухи о прибывшей под Дебальцево орде бурятских танкистов и самих танках, якобы доставленных из Сибири.

Затем, взяв на вооружение советские лекала военной пропаганды, украинские писаки стали ваять подвиги боевых укров, банально списывая их с подвигов настоящих героев Великой Отечественной. Так в украинских агитках появились те, кто бросался со связкой гранат под танки и прикрывал собой командиров.

Отрицать ожесточенность боёв (особенно за Редкодуб, Никишино, Красный Пахарь и Чернухино) и отчаянное сопротивление ВСУ нелепо – ополченцы несли потери и в технике, и в личном составе, но это признают в Донецке и Луганске. Однако ложь украинской пропаганды (#ПотерьНет), отрицающей гибель сотен бойцов, непонятна, хотя свдения о больших потерях присутствуют и в репортажах западных журналистов, и в устных признаниях украинских командиров, и в данных больниц Артёмовска, и в безымянных могилах на объёмных кладбищах трёх областей.

Когда в информационном поле был частично откорректирован эмоциональный фон поражения, за дело взялись Генштаб, аналитики и чиновники на поводке, вроде Климкина, который по сей день утверждает, что в Дебальцево в окружении оказалась не украинская армия, а россияне и ополченцы.

Затем потекла «аналитика перемоги». Старт ей дал один из главных виновников поражения – глава Генштаба Виктор Муженко, заявивиший, что «это была одна из самых успешных операций украинской армии. К сожалению, она не была наступательной. Мы выводили свои войска из-под удара. Войска выполнили свою задачу, нанеся максимальное поражение противнику». Тогда же Муженко озвучил «общие потери» в котле – 56 человек!

Стали подключать и иностранцев. Нет, не уважающих себя генералов, а неких журналистов, которые когда-то где-то служили, таких как Адриан Боненбергер, он тоже разгромил Путина под Дебальцево. Другие же иностранцы фиксировали бегство «грязных и голодных» украинцев.

Отстаивать перемогу подключили всех, кто не служил, не воевал, но умел обращаться с клавиатурой, потому аргументация в пользу даже намёка на успех ВСУ выглядела полной дурью. Ведь признавать поражения – это не только часть неписанного военного кодекса, это и залог будущих побед, если выводы после разгрома были сделаны.

Украина по сей день демонстрирует, что не собирается ни делать выводы, ни расследовать причину военного позора, который Guardian назвала «жестоким поражением».

«Украинские солдаты делятся ужасами после жестокого поражения», писали мировые СМИ

«Украинские солдаты делятся ужасами после жестокого поражения», писали мировые СМИ

К пятилетию дебальцевского котла некий военэксперт из краеведческого музея Чернигова Михаил Жирохов очередной раз попытался обосновать победу ВСУ, хотя все его материалы свидетельствуют о поражении.

Чтобы был понятен уровень «экспертизы», достаточно нескольких цитат. Так, обосновывая естественные сложности обороны, Жирохов пишет: «В отличие от степного характера фронта под Мариуполем или чисто городской застройки под Донецком и Горловкойна дебальцевском направлении возможности для обороны были крайне непростымиДостаточно большое количество небольших речушекнепроходимых для бронетехникилесных массивов и ложбин делало невозможным быстрый маневр силами и средствами». Любой военный, даже если это Семен Семенченко, скажет, что Жирохов перечислил максимально удобные условия для обороны, а что такое оборона в степи музейный, эксперт должен знать по событиям лета 1942 года.

Свидетельство жестоких боёв

Свидетельство жестоких боёв

Пытаясь заявлять об успехе ВСУ, Жирохов признает, что после Минска-1 время и деньги позволяли создать здесь «линию Муженко», но этого не хотели делать, продолжая надеяться на существующую систему опорных пунктов, которые элементарно подавляла артиллерия бригады «Кальмиус». Эксперт четко указывает, что Углегорск не был укреплён, что Логвиново сдали без боя, что попытка его отбить была сорвана из-за бегства 4-й роты 24-ОМБр, что из трёх дамб через Карапульку смогли взорвать только одну, что из-за головтяпства начальства в руки ополченцев попали секретное оборудование и почта Генштаба.

Адвокат позора Жирохов уверяет, что наступление ополчения могло «оказаться для противника ловушкойкоторую заготовило командование секторано тут сыграла свою роль целая цепь обстоятельств и неприятных моментов». Перечисление этих моментов возможной победы и занимает его тексты – то струсили, то не заминировали, то вместо короткого пути выбрали обходной.

Еще один «эксперт» Жданов доказывал «блестящую операцию ВСУ» тем, что в условиях контроля противника над основными трассами удалось вывести с минимальными потерями крупную группировку войск. Забыл, однако, добавить, что им дали выйти, ибо после истерик Порошенко были подписаны вторые Минские соглашения. Иначе 128-й бригады и батальона «Кривбасс» могло бы и не быть. В этот раз, как признавала ВВС, им повезло. Но упрямое нежелание Киева делать выводы неизбежно приведет либо к скандальным саморазоблачениям, либо к новому котлу.

Дмитрий Самойленко

Раздел "Авторы" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Мнение автора материала может не совпадать с позицией редакции. Редакция не отвечает за достоверность изложенных автором фактов.