Новости

Рекламировал трусы — стал губернатором: как работает олигархия на Украине

Все годы украинской «независимости» в стране властвовали разные кланы: днепропетровские, донецкие, винницкие, «соросовские» и так далее. Кто нынче командует парадом в Киеве? Каковы сейчас отношения «региональных баронов» со столицей? Есть ли перспективы у децентрализации в целом и у реинтеграции Донбасса в частности? Какие регионы Украины контролируют главные олигархи? Как на президента Зеленского влияют олигархи Игорь Коломойский и Ринат Ахметов? На эти темы аналитический портал RuBaltic.Ru побеседовал с украинским политологом, руководителем аналитического центра «Третий сектор» (Киев, Днепр) Андреем ЗОЛОТАРЕВЫМ. 

— Г-н Золоторев, за год своего президентства Владимир Зеленский не раз тасовал свою команду. В чем причина?

— Поначалу Джорджу Соросу удалось внедрить в окружение президента много своих выкормышей. Но в данный момент Зеленский подошел к пониманию того, что «птенцы гнезда соросова» проявляют вопиющую некомпетентность, завышенную самооценку и банальное стяжательство. Это вызвало недовольство электората и рейтинговые потери для него самого.

Зеленский понял, что нужны не те, кто эффектно себя презентует, а те, кто умеет эффективно работать. Начало этого понимания продемонстрировала отставка [главы Офиса президента] Андрея Богдана, хотя его трудно упрекнуть в непрофессионализме. 

— То есть теперь у гаранта нет какой-либо определенной концепции подбора кадров?

— Независимо от того, кто будет руководить Офисом президента или Кабинетом министров, прежней гегемонии какой-либо региональной элиты не будет. Даже такой ограниченной, как при Петре Порошенко. Тогда шутили, что его премьер Владимир Гройсман — представитель «винницкой школы экономики» (напомним, до премьерства он был директором винницкого рынка — прим. RuBaltic.Ru).

Но такого засилья регионалов, которое было при раннем Леониде Кучме в 1995–1997 годы или как при Викторе Януковиче в начале 2000-х, когда чиновников эшелонами вывозили с малой родины, уже нет. 

Те президенты строили работу, исходя из своего предыдущего опыта, опираясь на знакомые кадры.

Кучма строил страну по образцу своего «Южмаша», Порошенко — по концерну «Рошен», а Зеленский выступает как продюсер — у него нет никаких региональных предпочтений. 

Напомню, что на выборах в 2012 году региональные элиты были оттеснены политическими вождями, а в 2014-м был бенефис волонтеров, комбатов, «атошников», добровольцев, «реформаторов», «антикоррупционеров» и тому подобного — региональных игроков снова оттеснили.

И в 2019 году смешались все карты; региональные элиты (партия мэров, «Наш край») хотя и пытались снова принять участие в досрочных парламентских выборах, но успеха не достигли. 

Хотя в перспективе они о себе еще заявят, поскольку децентрализация усилила некоторые фигуры.

Небезызвестный Геннадий Корбан заявил, что сейчас гораздо лучше быть депутатом облсовета или главой района, чем народным депутатом. И он прав! Посмотрите на бюджет Днепропетровска: есть же что делить! 

Сейчас, при Зеленском, нардепам денег не раздают, как в былые времена. В отличие, например, от «золотых времен» Виктора Ющенко, когда какой-то провинциал, приехавший в столицу на стареньких «Жигулях», мог через пять лет «отсидки» в Верховной раде уехать на крутом «Мерседесе» с ключами от дома в Конча-Заспе (киевский аналог московской Рублевки — прим. RuBaltic.Ru) и где-то за рубежом. Надо было быть очень непрактичным человеком, чтобы это не заполучить.

Были такие голосования, за которые платили более полумиллиона — кто же от такого счастья откажется? Но сейчас депутатов не «подкармливают», как раньше.

А впереди местные выборы, на которых начнется борьба за региональные ресурсы — финансовые и административные. Причем избирательная кампания пройдет по новым правилам. Если в малых городах решающую роль будет играть личность кандидата, то в мегаполисах важным будет партийный флаг в руках претендента.

Есть, например, в Днепропетровске такой активный политик — лезгинец Загид Краснов. Он очень активен и настойчив, участвует во всех выборах, и везде он вечно второй, так что ему до сих пор не удавалось стать ни мэром, ни нардепом. 

— А есть экономическое противостояние условного днепропетровца Игоря Коломойского с как бы дончанином Ринатом Ахметовым? 

— Особого противостояния я не наблюдаю. Например, днепропетровский телеканал Ахметова «34» спокойно работает и славословит мэра города Бориса Филатова.

Потеряв Донецк, Ахметов сейчас переместил свои интересы в Запорожье, где для него есть много интересных объектов (например, крупнейший металлургический комбинат «Запорожсталь»).

Часть менеджеров Ахметова переехала в этот город, олигарх поддержал избрание мэра Владимира Буряка, так что его позиции сейчас очень сильны в Мариуполе и Запорожье.

Надо добавить, что на фоне охлаждения отношений с Коломойским, который после победы на выборах превратился для Зеленского в чемодан без ручки, у гаранта наблюдается постепенное неуклонное потепление в отношениях с Ахметовым. Простой пример: на телеканалах олигарха нет критики президента; не были повышены рентные платежи, которые «убили» бы его бизнес. 

Вдобавок его человек в правительстве — премьер Денис Шмыгаль — отказывается от дешевой электроэнергии АЭС в пользу более дорогой, вырабатываемой на ахметовских ТЭЦ.

В первые послемайданные месяцы многие региональные царьки почувствовали силу и стали калифами на час, даже что-то вроде собственных армий организовали. Был период некоторой вольницы, чуть ли не махновщины, но, придя к власти, Порошенко попытался решить эту проблему, найдя баланс интересов с провинциальными элитами. Однако уже созданные региональные дружины из числа боевиков «Правого сектора» (организация, запрещенная в России — прим. RuBaltic.Ru) и прочих «атошников» никуда не делись — существуют под видом охранных структур, но пока особо не выпячиваются, чтобы не дразнить Киев.

Ведь, как уже говорил, на местах есть что делить. 

Тот же Коломойский плотно «сидит» на «вкусном» бюджете Днепропетровской области. 

Он добился назначения губернатором региона актера Александра Бондаренко — участника программы Первого канала «Давай поженимся!», — который ранее рекламировал нижнее белье, а теперь играет роль губернатора.

В кресле главы облсовета также человек «Бени» — Святослав Олейник.

Так что у олигарха в родной области все в ажуре, и он старается казаться страшнее, чем он есть на самом деле. 

А вот в самом Днепропетровске двоевластие: он поделен между «Амстердамом» (там офис «аборигенов» — Гены Корбана и Бори Филатова) и «Икрой» (этот ресторан принадлежит небезызвестному авторитету Александру Петровскому-Налекрешвили по кличке Нарик). А Игорь Валерьевич в самом городе оказался не у дел, за что очень обижен на Филатова, но воевать с ним сейчас не в состоянии.

Поэтому похабно проводимая в Украине децентрализация перерождается даже не в федерализацию, а в феодализацию. 

— Кстати о децентрализации. Будет ли она применена в Донбассе? 

— Что касается Донбасса, то позиция Киева тут совершенно очевидна: мы не отказываемся от Минских соглашений, но выполнить их не можем. Ведь если предоставить больше прав людям с оружием в руках, требующим себе особый статус, то и остальные регионы потребуют как минимум федерализации.

Порошенко постоянно громогласно заявлял, что вернет регион силой, но все отчетливо понимают, что «хорватский сценарий» тут не пройдет.

Давайте смотреть объективно: экономическая блокада, поражение в правах, унижение людей на КПП — это политика выдавливания Донбасса с Украины, но вслух это никто не решается произнести.

Есть конспирологическая версия, что президент РФ Владимир Путин сам вернет регион Украине, но я в это не верю. При этом шеф российского МИД Сергей Лавров выставил красные флажки: если Донбассу не будет предоставлен этот особый статус, то собирать «нормандский формат» смысла нет. И вот в эти флажки и уперся лбом Зеленский. 

Гурген Григорян

Раздел "Авторы" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Мнение автора материала может не совпадать с позицией редакции. Редакция не отвечает за достоверность изложенных автором фактов.