Новости

Российский РЭБ: он есть или его нет?

Сегодня если посмотреть на независимые источники, под которыми имеется в виду Телеграмм, там все четко поделено на два лагеря. Первый, который перекочевал с сайта Минобороны и офСМИ, наполнен уверенными материалами о том, что наш РЭБ способен подавить все, от гусей до спутников на высоких орбитах. Второй, более приближенный к ЛБС, не столь уверен и зачастую оттуда идут выплески, говорящие о том, что российских РЭБовцев у передовой не увидеть, сидят по тылам и занимаются не пойми чем.
 

Истина? Давайте чуть позже начнем определять, где она

РЭБ у нас есть. Но ему плохо, и тому, который на передовой, и (особенно) тому, который должен прийти завтра. Не правы те, кто говорят, что РЭБа у нас нет, не правы и те, кто вещает о том, что «Красуха» - это предел мечтаний НАТО. С системами РЭБ НАТО вообще особый разговор, там есть весьма и весьма интересные комплексы.

Наши лучше? Да. Пока – да, и лучше изрядно. Но что дальше – сказать сложно. Советские наработки и разработки уже практически исчерпаны, а российские… Вот тут надо понимать, о чем вообще идет речь.

Вообще кому интересно, тот может взять и почитать таких умнейших людей, как Александр Игнатьевич Палий и его «Радиоэлектронную борьбу». Там можно хоть что-то такое понять, а вот если брать Никольских, Саблина, Кубанова – там реально раньше ум за разум заходит прежде, чем приходит намек на понимание.

А если в общем и по-простому – радиоволны это как свет, но невидимые. В вакууме распространяется со скоростью света или близко к ней. Радиоволны имеют разную частоту и амплитуду, и вот на этом, собственно, и вертится глобус радиоэлектронной борьбы.
 

Радиоволны — это электромагнитные волны с частотами от 30 кГц до 3 ТГц, то есть, с длиной волны от 10 км до 0,1 мм. Естественными источниками радиоволн являются вспышки молний и астрономические объекты (пульсары, квазары, звезды и т.д.). Нас они не интересуют. А вот искусственные, то есть, сгенерированные на специально предназначенной для этого аппаратуре – это то, что нас сегодня интересует.

Ведь несмотря на то, что волна – она как бы неосязаема и невидима, с ней можно сделать много интересных вещей, если знать, как. Тут у нас возникает такой термин, как «модуляция». Под ним можно понимать многое, что можно сотворить с волной: сжать, растянуть, вытянуть и так далее.

Тип радиопередачи классифицируется в соответствии с шириной его полосы, заданной именно методом модуляции, характером модулирующего сигнала и типом информации, передаваемой в несущем сигнале. В общем, самый важный момент – характеристики сигнала.

Характеристики сигнала задаются модуляциями различных видов. Скажем так: с помощью модуляции информация упаковывается в пакет, который волна несет получателю. Модуляции бывают амплитудные, частотные, фазовые, комбинированные (амплитудно-импульсная, широтно-импульсная модуляция, импульсно-позиционная) и так далее, основной задачей их является формирование сигнала, благодаря которому потребитель получит информацию. Тип модуляции определяет устойчивость к помехам, мощность и другие параметры сигнала.

Всем известно, что передачу осуществляет передатчик, где именно и формируется сигнал, а принимает, не побоюсь этого слова, приемник.

Так вот, главная задача РЭБ – сделать так, чтобы сигнал от передатчика до приемника не дошел. Или дошел, но не в пригодном состоянии.
 

С передатчиком несколько проще, поскольку работающий передатчик, где бы он не находился и какой мощностью не располагал, он вычисляется много проще.

Вообще самый эффективный способ прекратить работу передатчика – это отправить туда соответствующую противорадиолокационную ракету. Эти ракеты хоть называются так, работать могут не только по радиолокаторам, они пойдут на сигнал любого передатчика, лишь бы приемник головки самонаведения захватил сигнал и взял направление. Одной исторической личности спутникового телефона хватило за глаза.

Здесь становится понятно, что основная цель любого РЭБ – это приемник, который, сами понимаете, штука совершенно пассивная, вычислить его очень сложно в отличие от передатчика. Но методы борьбы с приемниками есть, причем, довольно эффективные, хоть и старые.

Возьмем для примера самую популярную сегодня мишень – БПЛА. Крылатая ракета, самолет – это тоже прекрасные цели, но они в наше непростое время СВО не так актуальны, точнее, не так многообразны, как дроны.
 

Так вот, возьмем дрон, причем, не FPV, а тот, который следит за тем, как работает FPV-беспилотник. Разведывательного характера, так скажем. У такого беспилотника идет весьма высокий информационный обмен по стандартным потокам. Таких потоков обычно три:
- канал управления;
- канал телеметрии;
- канал передачи видеоизображения.

Канал управления – он восходящий, то есть, от пульта к дрону. Вообще, конечно, если БПЛА идет по программе, то канал вообще «пустой», но и без того, у такого аппарата канал управления не сильно нагружен потоком.

Канал телеметрии – нисходящий, то есть, от аппарата к пульту с передачей данных о состоянии борта: заряд батарей, координаты, высота, скорость и направление движения и так далее. Второй по нагруженности канал, поскольку идет обработка информации о местоположении аппарата.

Канал передачи видеоизображения – это самый нагруженный канал, он тоже нисходящий, и по этому каналу тоже можно сбрасывать оператору телеметрию.

Какой канал проще всего «задушить»? Правильно, наиболее нагруженный. Чем меньше информации идет по каналу, тем сложнее прервать его работу хотя бы по причине того, что по такому каналу информацию можно передавать неоднократно, просто дублируя ее.

Вся проблема в том, что нарушение работы видеоканала не всегда эффективна. Конечно, когда идет разговор о FPV дроне, у которого прицеливание идет именно по видеоизображению, то тут спора нет, все так. А вот если это «Шахед», который просто валит 90% пути по заложенной в него программе – это другой вопрос. Ну и разведчику будет просто неприятность и не более того, оператор просто развернет командой дрон и уведет из опасного места.

Телеметрия – уже сложнее. Если «забить» приемник GPS-сигнала, то «мозг» беспилотника просто перестанет понимать, где он находится. Собственно, так и работают некоторые станции РЭБ, которые просто сбивают с маршрута не только дроны, но и крылатые ракеты.

Управление – ну это все знают, просто перехват канала с последующим уводом БПЛА на нужную точку.

На самом деле, конечно, не просто. Дураков в мире все меньше и меньше, а БПЛА стоят все дороже, потому чтобы не потерять ценную «птичку», на которую нацелят свои невидимые щупальца нехорошие парни из РЭБа, давно уже освоена и применяется технология использования псевдослучайной перестройки частоты. То есть, передатчик и приемник «договариваются», сколько раз в секунду они будут переходить на другую частоту.

Получается этакий пинг-понг, передатчик скачет по частотам согласно некоей последовательности, которую можно запрограммировать, как угодно, и отправляет пакеты информации с разных частот. А приемник, который тоже в курсе того, в какой последовательности скачет передатчик и тоже меняет частоты, «подбирая» пакеты.

Это позволяет очень легко обходить как заградительные, так и целевые помехи, которые ставят на конкретной частоте.
 

Итого, что мы имеем?

Мы имеем следующую картину: передатчику – ракета со специализированной ГСН с последующим физическим уничтожением, приемнику – помехи, которые сделают невозможным прием информации. Воздействовать помехами на передатчик, сами понимаете, не очень целесообразно, хотя даже здесь есть варианты.

Как это работает на примере противодронного ружья или ручной станции постановки помех.
 

При обнаружении (визуальном) БПЛА, оператор противодронной защиты направляет антенны излучателей в сторону дрона и активирует устройство. При этом возникает мощное направленное излучение, которое обеспечивает потерю связи с оператором дрона и потерю приема сигналов спутников навигации. Это происходит по той причине, что сигнал, излучаемый противодронным ружьем превосходит по мощности и сигналы пульта оператора и сигналы спутниковой навигации в разы. Дрон просто перестает «слышать» команды своего оператора и определять свои координаты.

В такой ситуации разные БПЛА ведут себя по-разному, в зависимости от модели и прошивки:
- одни начинают аварийную посадку, что абсолютно устраивает оператора, ибо трофей.
- вторые пытаются вернуться на точку старта (точка «Дом») но это не всегда возможно из-за отсутствия точки положения в пространстве. Есть модели, которые могут летать «по памяти», просто повторяя обратный маршрут по акселерометру и хронометру. Получается не всегда, обычно подводит заряд аккумуляторов и дрон просто падает.
- третьи зависают на месте пока не сядет батарея и пытаются восстановить связь с оператором и спутниками навигации. Тоже всех устраивает, еще в этом случае особо строптивому беспилотнику могут помочь пулькой 5,45-мм.

В любом случае происходит прерывание выполнения полетного задания дрона, а в некоторых случаях приводит к тому, что аппарат меняет хозяев. Со всей остальной техникой, которая попадает под удар РЭБ, все происходит примерно так же. Крылатые ракеты успешно падают в поля, самолеты и вертолеты, конечно, нет, но проблем там тоже выше крыши, если удачно попадет по ним. В общем – все, что имеет приемники, может получить большие проблемы, но беспилотники и крылатые ракеты здесь самые слабые звенья, потому что исключается прямое управление человеком за отсутствием такового на борту.
 

Теперь немного о способах глушения, просто для понимания процесса

Здесь тоже все разделяется. Практически существуют уже три поколения аппаратуры, которые работали по-разному и в разное время.

Первое поколение. Системы первого поколения работали путем глушения самой среды передачи. Вообще для эффективного подавления надо бы знать рабочие частоты приемника и передатчика, но вообще не обязательно. В конце Великой Отечественной войны наши пионеры радиоэлектронной борьбы «валили» целые диапазоны в начале наших наступлений.

Бытовой пример: вы сидите в торговом центре и общаетесь с кем-нибудь. Внезапно из магазина напротив выходит молодой человек и начинает орать, что сейчас, в их магазине, начнется презентация супер-пупер продукции, и все, кто пройдет мимо, об этом потом пожалеют. Ну и все в таком духе. Это пример широкополосного генератора шума, так называемого «джаммера», который реально забивает весь диапазон, но есть нюансы.

Оратор может находиться близко к вам, тогда получится идеальное подавление. Вы не будете слышать друг друга и вам придется ждать, пока он угомонится. Далее либо вы можете повторить последний пакет информации (термин «избыточность»), либо ваш собеседник может попросить повторить («подтверждение приема»). Да, еще вы можете увеличить мощность своей передачи и просто переорать оратора, выдав собеседнику команду на уход в сторону типа «Давай отойдем подальше».

Если же оратор будет не так близко, как требуется для идеального подавления, то вы сможете с усилием, но слышать друг друга. Правда, помехи все равно будут и придется переспрашивать.

Здесь есть два варианта. Первый – это оратор с мегафоном, который переорет всех. То есть, передатчик большой мощности, способный забить определенный диапазон. А можно поставить десяток человек без мегафона на расстоянии друг от друга, и они покроют даже большую площадь, чем оратор с матюгальником. И подавить их будет сложнее, чем мощный передатчик.

Можно опять же вспомнить опыт Великой Отечественной, когда в операциях 1944-45 годов сотни наших связистов, вооруженных трофейными немецкими радиостанциями, начинали по сигналу гнать в эфир на немецких частотах бессмысленный набор групп. Ересь забивала эфир, не давая немецкому командованию наладить управление войсками.

А «оратор с мегафоном» сегодня – это комплекс «Мурманск», способный нарушить именно таким образом связь между группировкой кораблей в Атлантическом океане.
 

«Мурманск» способен очень качественно «доораться» до цели на расстояниях просто ошеломительных. До 5 000 км и более, причем, реально были прецеденты, когда операторы фиксировали свою помеху, которая обогнула земной шар и прилетела «с тыла».

Конечно, все это весьма энергозатратно. Но зачастую игра стоит свеч, тем более, когда «Мурманск», который глушит связь кораблям в Северном море, находится далеко за пределами действия любого оружия противника.

Второе поколение. Говоря простым языком, это когда вы общаетесь за столиком в кафе, а за соседним столиком компания начинает тихонечко петь знакомую вам песенку. У вас может быть очень содержательная тема беседы (о волновой теории, например), но с другой стороны звучит до боли знакомая мелодия «Пара-пара-парадуемся на своем веку!», которая заставляет отвлекаться, потому что слова и мелодия весьма знакомы.

И вот тут отличие от первого поколения в том, что петь можно намного дольше, чем орать, причем, не напрягаясь. А перегруз в мозгах наступит намного раньше, чем у певцов устанут голосовые связки.

Системы, глушащие протоколы передачи, они сложнее, дороже и нежнее в использовании. Но менее требовательны в плане энергии.

Третье поколение. Системы третьего поколения работают так: имитируют сигнал, сходный по структуре с исходным, но таковым не являющимся. В процессе подменяется часть данных, делая весь информационный пакет бессмысленным.

Это как вы говорите с собеседником о волновой теории, а на каждое словосочетание «электромагнитные волны» от соседнего стола летит уверенное такое «Да, все так, гидравлические!». И в итоге получается, что гидравлические волны распространяются в вакууме со скоростью, близкой к скорости света. Абсурд? Да, вот на том принцип и стоит.

Этот способ называется «спуфинг». Да, есть еще спуфинг GPS-сигнала, но это несколько другое. Это частично от первого поколения еще, когда GPS-приемнику в антенну орут одно и то же по кругу, совершенно забивая исходный сигнал.

Очень сегодня популярный вид борьбы с беспилотниками. Оборудование стоит копейки, а ущерб… Вообще, если кто знает, все началось с угонов дорогих яхт.
 

Над планетой висят спутники, каждый из этой толпы передает радиосигнал, в котором только код данного спутника и очень точное время передачи. Все. Любой GPS-приемник, в дроне или смартфоне, просто принимает несколько таких сигналов и определяет свое положение относительно спутников, а раз их координаты известны, то расчеты позволяют установить, в каком месте земной поверхности (или над каким) находится приемник.

Проблема в том, что сигналы от спутников доходят до земли ослабленными атмосферой, а антенны у большинства приемников не особо чувствительные. Поэтому, поставив поблизости даже умеренно мощный радиопередатчик и транслируя с него фальшивый, но технически корректный GPS-сигнал, можно легко заглушить спутники и вынудить все GPS-приемники в округе определять неправильные координаты.

При этом приемники не имеют технических средств, чтобы определить направление сигнала, поэтому им невдомек, что сигнал пришел совсем из другого места. В итоге ракета или БПЛА летят куда-то не туда, если вообще летят. У меня сейчас весь город практически под спуфингом, очень своеобразно было по первому времени, потом привыкли. Зато в городе без навигации таксисты – не «импортные специалисты».

Разобрались.
 

Идем дальше, и теперь самый важный вопрос: у нас есть РЭБ, а если есть – то где он?

 

РЭБ у нас есть. И он там или почти там, где он очень нужен. Но с надлежащим выполнением боевых задач есть очень большие проблемы. Проблемы называются AGM-88 HARM у нас и Х-31ПД у них.
 

Современная противорадиолокационная ракета – это весьма эффективное оружие. Небольшая, быстрая, ее сложно засечь, у нее пассивная радиолокационная ГСН (приемник) и она просто идет на сигнал передатчика. И находит его. Большая мощность БЧ даже не нужна, попала в антенный блок – все, комплекс приехал, причем, надолго.

Так вот что «88-е», что «31-е», у них даже станции с перестройкой частоты не в авторитете. Просто летят на источник сигнала, и все. И летят с очень приличных дистанций, максимальная дальность пуска 120-150 км, это очень много для небольшой ракеты, не оставляющей заметных следов, да еще и летящей со скоростью за 4 000 км/ч (как Х-35ПД). В общем – без шансов.

В первую очередь комплекс РЭБ – это большой передатчик, который должен отправлять волны на приличные расстояния. Вычислить его легче легкого, навестись на него тоже, а что касается времени на подлет – сами понимаете, комплекс должен работать. И не одну-две минуты, а больше.

Вообще эта война стала такой… противорадиолокационной. Сколько уже «Зоопарков» побито, потому что включилась РЛС – пошла ракета или дрон. Со станциями РЭБ примерно то же самое. Большие потери именно потому, что не работать они не могут, а работая – полностью себя выдают. Тут, конечно, к каждому комплексу РЭБ по-хорошему надо свое ПВО ставить, да такое, чтобы по малоразмеркам работало. Тот же «Панцирь», он в принципе может.

Второй враг – это дрон-камикадзе. Он не такой умный, как ракета, но не менее эффективный. У него, к счастью, пассивной радиолокационной ГСН нет, но он тоже может дел наворотить не хуже ракеты. К сожалению.

Так что действительно, самый пока эффективно работающий РЭБ – это окопный, это дронобойщики на передовой, которые душат беспилотники. Слава богу, есть чем работать, и об оснащении дронобойщиков мы поговорим в ближайшее время, пора бы уже.

А мобильным комплексам РЭБ очень непросто сегодня. Любой вражеский самолет или вертолет может нести одну ракету, которую в случае обнаружения щупалец РЭБа, тянущихся к горлышку БРЭО, просто взял и отстрелил. И полетел дальше, а вы там, господа, сами с ракетой разбирайтесь. Если успеете, конечно.
 

Сами по себе бойцы радиоэлектронной борьбы что, не понимают важности своей работы? Общался, все как один понимают. А что им делать, когда ЛЮБУЮ станцию дрон с 5 кг взрывчатки гарантировано наизнанку выворачивает? Максимальная броня – это когда в корпусах МТ-ЛБ собирают. То есть – противопульная. А в остальных все намного печальнее.
 

Современные российские комплексы РЭБ вполне готовы работать в условиях, скажем так, не приближенных к боевым. К сожалению, это так, и с этим что-то надо будет делать в перспективе, если мы хотим, чтобы наш РЭБ был боеспособен.

Вообще необходима иная концепция применения, не родом из 70-х годов, когда считалось, что станция РЭБ могла просто встать в лесочке и работать столько, сколько будет необходимо. Необходим комплекс защиты в лице зенитных комплексов ПВО, необходима координация работы РЛС, ПВО, РЭБ, прописанная для всех.

К сожалению, сегодня РЭБ применяют по канонам прошлого века, да, собственно, где было оттачивать работу в боевых условиях? Хорошо, «Жителей» обкатали в Сирии, установка показала себя шикарно, но опять же – мобильные минометные расчеты противника прекрасно справлялась с задачей нейтрализации. Но там совсем другие условия были.
 

По итогам: у нас есть просто прекрасные комплексы РЭБ, о многих мы писали на наших страницах, есть и первое поколение, точно есть второе, относительно третьего не знаю, скорее всего тоже есть не на бумаге. КРЭТ вообще один из эффективнейших военных концернов России, тут не поспоришь.

Чего действительно не хватает сегодня:
- защиты расчетов комплексов РЭБ;
- современной концепции применения РЭБ;
- четкой координации в обмене информацией между войсками;
- правдивой информации о работе РЭБ.

Если с первыми пунктами все более или менее понятно, то последний поясню. Пожалуй, ни об одном роде войск у нас столько не сочиняют, как о РЭБ. Незримая смерть всему из эфира, бойцы невидимого фронта с длинными руками и так далее.

А потом еще читаешь (не раз своими глазами видел), как комплекс «Автобаза» или «Автобаза-М» перехватывает управление дронами, крылатыми ракетами и чайками.
 

И уводит все это великолепие куда-то. Тут реально кровь из глаз от того, что «Автобазу» вообще в РЭБ записали, комплекс вообще-то радиотехнической разведки. Пассивной локации, то есть, для того чтобы увести-посадить не предназначен изначально. Он про обнаружить-вычислить-доложить.

Или про «Красуху» (не важно какого номера), вот действительно не имеет аналогов в мире по количеству выдумок. И спутники с орбиты роняет, и все им там на орбите выжигает, и опять же каналы управления БПЛА то ли перехватывает, то ли уничтожает… А они, «Красухи», как работали по РЛС самолетов, так и будут работать.
 

Но нет, надо насочинять сказок. Чтобы врага напугать до полусмерти. И никто не задумывается о том, что враг все до микрона знает, и все сочинительства у него только здоровый смех вызывают.

Вообще большая статья такая получилась, но думаю, как введение в радиоэлектронную борьбу пойдет. В продолжении разберем списочно сильные и слабые стороны (насколько хватит) российских комплексов по итогам почти двух лет применения, и особо пройдемся по противодроновым вооружениям.

Действительно, даже обидно порой, сколько ахинеи пишут про радиоэлектронные войска. Надо что-то менять.

Роман Скоморохов

Тэги: