Новости

Шпрехен? Тогда — ауфидерзейн: украинок «интегрируют» базовым немецким

На этой неделе около 1 000 новоприбывших с Украины появились у стендов компаний, собравшихся в Берлинской торгово-промышленной палате (IHK) на ярмарку вакансий. По данным ООН, через три месяца после начала вооружённого конфликта на Украине, вызвавшего исход более шести миллионов человек, Германия приняла больше украинцев, чем любое другое государство, кроме приграничных стран, передаёт сегодня, 6 июня, France-Presse (AFP).

По оценкам немецких властей, с 24 февраля в ФРГ с Украины прибыло более 700 000 человек. Значительная часть из них продолжила свой путь в третьи страны. В Берлине около 44 000 украинцев подали заявления на получение постоянного вида на жительство.

После лихорадочных первых нескольких недель обустройства беженцы — подавляющее большинство из них женщины — теперь стремятся «интегрироваться» и зарабатывать на жизнь.

По словам Ивонн Мейер из IHK, в ярмарке вакансий приняли участие около 60 работодателей, включая гостиницы, частные клиники и строительные компании. Поскольку первая по величине экономика Европы с еë стареющим населением и низким уровнем безработицы сталкивается с нехваткой рабочей силы во многих секторах, украинская рабсила рассматривается как привлекательный вариант в промышленности, розничной торговле и здравоохранении, отмечает AFP.

Институт исследований в области занятости при Федеральном агентстве занятости Германии сообщает, что в настоящее время в стране не заполнено 1,69 миллиона рабочих мест, что является новым рекордом на рынке труда крупнейшей европейской экономики.

«Мы всë ещë ищем персонал, так что это очень хорошая возможность для нас», — сказал на ярмарке рекрутер из берлинской службы уборки улиц (BSR).

Некоторые компании, в том числе группа высококлассных ресторанов Grill Royal и поликлиники Policum, начали предлагать новые курсы немецкого языка для сотрудников. Местные комментаторы говорят, что именно языковой барьер в большинстве случаев мешает трудоустройству просителей убежища с Украины.

«Я говорю по-английски. Я всех спрашиваю, и все мне говорят: „Выучи базовый немецкий и возвращайся“», — жалуется 24-летняя Юлия Бокк, у которой была хорошая работа в розничной торговле в Киеве.

С 1 июня украинские беженцы могут получать государственную помощь в размере до 449 евро в месяц и состоят на учёте в Службе социального обеспечения ФРГ. Это ведомство с недавнего времени предлагает бесплатный «интеграционный курс», включающий изучение немецкого языка, а также посвящение в историю и культуру Германии.

По данным Управления по делам миграции и беженцев (BAMF), на эти курсы уже зачислено около 80 000 украинцев.

«Курсы очень востребованы, и, поскольку в 2015 году в Германию прибыло много беженцев из Сирии или Афганистана, соответствующие структуры интеграции уже были созданы», — рассказал в беседе с AFP Мартин Эккерманн, консультант BAMF.

Следует отметить, что на пути «новоприбывших», которые пытаются найти работу в Германии, стоит далеко не только языковой барьер. Постепенно обостряются куда более глубокие проблемы интеграции столь внушительного числа граждан Украины цивилизационного характера. Немцы, проявившие сострадание и отважившиеся разместить у себя украинских беженцев, вынуждены теперь мириться с последствиями своей жалости.

О проблемах, с которыми сталкиваются гостеприимные немцы, рассказало в пятницу немецкое издание Die Welt.

Журналисты издания пообщались с Ирмгард Келлерман, 60-летней женщиной, живущей вместе с мужем в просторном доме, расположенном в пригороде Кёльна. Семейная пара приютила у себя восемь беженцев с Украины — трёх украинок с четырьмя детьми подросткового возраста и 17-летнего парня, прибывшего в Германию в одиночку.

По словам Келлерман, в первые дни семейную пару переполняло чувство эйфории: каждое утро женщина готовила завтрак для «новой большой семьи», собиравшейся за одним столом. «Это было чем-то похоже на сюжеты (из детской книги писательницы А. Линдгрен) „Мы все из Бюллерблю“», — заявила Келлерман. Однако вскоре волнение и радость стали сходить на нет, а эйфорию сменило чувство тревоги и беспокойства.

«Спустя несколько дней мы вдруг осознали, что в нашей гостиной весь день был включён (сервис стриминга сериалов и фильмов) Netflix на русском языке», — заявила Келлерман, отметив, что подростки проводили всё время за просмотром телевизора или игрой в компьютер. «Я надеялась, что наши гости проявят больше интереса к тому, как мы здесь живём, к тому, что ещё можно здесь посмотреть, кроме сериалов Netflix», — отметила Келлерман. По словам женщины, один из подростков постоянно прогуливает школу, в то время как его мать не предпринимает никаких попыток заставить ребёнка посещать занятия. «Вместо этого (украинки) почти весь день сидят и курят в саду», — пожаловалась Келлерман.

Однако заметно большее беспокойство у экономных немцев вызывает расточительность украинских беженцев. «Посудомоечная машина работает не менее четырёх раз в день, кухонные приборы включены с раннего утра до позднего вечера», — отмечает Келлерман. Семейная пара беспокоится о счетах за электричество и газ, тем более что, как говорит Келлерман, гости часто включают отопление и одновременно открывают окна. По словам пары, разъяснительные беседы почти не помогают, поскольку по крайней мере матери почти не говорят по-английски.

Проблема состоит и в том, что украинцы отказываются платить за коммунальные услуги, хотя деньги, рассчитанные на оплату счетов за электричество, включены в пособия, выплачиваемые беженцам. «Получив деньги, гости сразу отправляются покупать новую одежду», — отмечает хозяйка. Даже после того, как Келлерманы объяснили беженцам ситуацию с помощью переводчика, семейная пара так и не получила деньги за электричество или еду — ни от гостей, ни от городской администрации.

Все закончилось тем, что два 17-летних подростка без спроса взяли дорогой велосипед господина Келлермана. «Этот велосипед — табу. Мы взяли у соседей дополнительные велосипеды для детей, я вместе с ними чинил их и подкачивал шины. Тем не менее два парня несколько раз брали мой велосипед — и в конце концов сломали его во время одной из ночных велосипедных прогулок», — заявил Келлерман. «Это стало для меня последней каплей, — добавил мужчина. — В тот момент нам стало ясно, что так больше продолжаться не может». На следующее утро пара позвала переводчиков и объяснила одной из семей, что им придётся искать себе новое пристанище.

Сотрудник по оказанию помощи беженцам в беседе с изданием Die Welt заявила, что разочарование, с которым столкнулось семейство Келлерман, испытали многие немецкие семьи, решившие приютить украинских беженцев. По её словам, граждане Германии часто совершают ошибку, принимая решение о размещении беженцев, находясь в состоянии эмоционального потрясения. «Такие конфликты между немецкими семьями и беженцами, вероятно, никогда не удастся полностью предотвратить. Не надейтесь на то, что вам удастся жить вместе в гармонии», — резюмировала эксперт.

Ранее в беседе с изданием Le Figaro о проблемах, которые возникают при размещении украинских беженцев, рассказали граждане Франции. По данным Управления верховного комиссара ООН по делам беженцев на 26 апреля, число беженцев, покинувших Украину с 24 февраля, превысило 5,3 миллиона человек. Из них более 2,9 миллиона направились в Польшу, свыше 793 тысяч — в Румынию, 627,5 тысячи — в Россию, более 502 тысяч — в Венгрию.

 EADaily