Новости

Синьор Дринь-дринь и другие псевдонимы Владимира Ленина

В январе 1901 года Владимир Ильич Ульянов находился в Мюнхене. Когда в начале 1900 года он был освобожден из ссылки, то первым делом решил с товарищами вопрос создания общероссийской рабочей газеты «Искра». После этого он уезжает в Европу, чтобы наладить печать газеты и ее нелегальное отправление в Россию. Именно здесь, раздумывая над тем, как ему подписать письмо к своему товарищу и учителю Георгию Плеханову, он выводит пером подпись «Ленин».

Революционное движение в России и в мире – это в том числе множество ребусов из ономастики. Кому в действительности принадлежал тот или иной псевдоним, почему участник подполья выбрал именно его – над этими загадками до сих пор ломают голову и ведут споры множество историков. Если перейти к конкретике, то жизнь революционера, пронизанная конспирацией, требовала, чтобы у него в запасе было множество псевдонимов. Одни вписывались в фальшивые документы, другие использовались, чтобы охранка и полиция не догадались, о ком ведут речь товарищи, третьи использовались для издания статей, брошюр и книг, причем как в нелегальной, так и легальной печати. И, если мы возьмем биографии выдающихся революционеров, таких как Владимир Ленин, Иосиф Сталин, Ким Ир Сен, Хо Ши Мин, то обнаружим, что в историю они вошли под своими боевыми псевдонимами, превратившимися в официальные фамилии.

Кстати, тот же Иосиф Джугашвили, которого мир знает под звонким псевдонимом из 1912 года Сталин, за свою биографию сменил множество таких псевдонимов. Солин, Салин, Сосело, Стефин – это из созвучных окончательному варианту. А были еще Бесошвили, Нижерадзе, Чижиков, Иванович. Возьмем другого товарища Владимира Ильича, Феликса Эдмундовича Дзержинского. У него подпольных псевдонимов было тоже немало. Мы достоверно знаем о шести: Яцек, Якуб, Переплетчик, Франек, Астроном, Юзеф, Доманский.

Что касается Владимира Ильича, то он, похоже побил рекорд по количеству используемых псевдонимов. В 1950-60-е гг. советский историк И.Н. Вольпер провел очень сложную работу и «вычислил» около ста пятидесяти псевдонимов Ульянова. Он перечислил их в своей книге : Вольпер И. Н. Псевдонимы В. И. Ленина. — Л.: Лениздат, 1965.

Среди них и аббревиатуры имени и фамилии (вымышленных), и партийная принадлежность (Большевик, Русский коммунист, Правдист), и обозначенная позиция (Наблюдатель, Почти примиренец, Не-либеральный скептик, и иногда весьма странные фамилии и имена, например И – Чин – Ли, Чхеидзе, Тулин, Ленивцын, Иордан Иорданов, Джон Фрей). Но самый замечательный, по мнению автора этих строк, это псевдоним «Синьор Дринь-дринь».

Но почему же Ленин стал тем псевдонимом, под которым Владимир Ильич и вошел в революцию и всемирную историю? Считается, что впервые этот псевдоним появился в январе 1901 года, когда Ульянов подписал им свое письмо к Георгию Плеханову. Очевидно этот звучный псевдоним Ульянову очень понравился, он использует его в 1901 году еще как минимум восемь раз, как в письмах, так и в журнале «Заря», где выступает с критикой аграрных концепций народников.

Напомним, что к тому времени за Ульяновым в самой партии закрепился псевдоним «Старик». Связан он с тем, что после разгрома Санкт-Петербургского союза борьбы за освобождение рабочего класса, в новых социал-демократических группах и кружках утвердилось засилье «экономистов», то есть противников политической агитации среди рабочих. Они ратовали за то, чтобы рабочая борьба носила сугубо экономический характер. Когда постепенно из ссылок и тюрем возвращаются Ульянов и его соратники, то они жестко спорят с экономистами. Те, в свою очередь презрительно называют их взгляды устаревшими, а их самих «стариками», но в спорах терпят поражение за поражением. «Старики» громят «молодых», которые чаще всего младше их на три-четыре года.

Но вернемся к Ленину. Есть несколько теорий, почему Ульянов остановился на этом псевдониме и он стал его самым любимым. Согласно одной, некие Ленины передали для конспиративных надобностей Ульянову паспорт своего умершего отца, статского советника Николая Егоровича Ленина. Согласно другой, Ульянов как горячий поклонник русской классики, не мог не обратить внимание, что одни из главных героев Пушкина и Лермонтова носят фамилии, образованные от названий великих русских рек. Как бы то ни было, в марте 1902 года Ленин становится Лениным навсегда. В это время выходит одна из самых знаменитых работ Владимира Ильича «Что делать?», которая принесла ему действительно всероссийскую известность (пока что в рамках революционной интеллигенции, разумеется). Ее заметили, кстати, и в полиции. Согласно одному из документов, полицейские аналитики оповещали свое начальство, что «около месяца тому назад за границей появилась вызвавшая большую сенсацию брошюра Н. Ленина «Что делать? Наболевшие вопросы нашего движения» .Забавно, но полицейские долгое время считали, что её автором является будущий оппонент Ульянова Юлий Цедербаум (он же Мартов).

Что касается различных революционных групп (от народников до марксистов), то для них эта брошюра стала настоящей бомбой, вызвавшей взрывные волны ожесточенных споров. Само название «Что делать?» было с одной стороны отсылкой к прекрасному одноименному роману Николая Чернышевского, который автор этих строк настоятельно рекомендует читателю к прочтению. С другой стороны, Ленин здесь поднимает важнейшие вопросы революционной стратегии, к которым многие были просто не готовы. Например, он громит «экономистов», которые верят в то, что рабочие «стихийно» могут самоорганизовываться. Ленин утверждает, что «социал-демократического сознания у рабочих не могло быть. Оно могло быть принесено только извне». Ленин обосновывает это историей рабочего движения и в Европе и в России, где научный социализм сформировался у буржуазных интеллигентов (по своему социальному происхождению) Маркса и Энгельса и у российской революционно-социалистической интеллигенции.

Ленин утверждает в своей работе, что «классовое политическое сознание» не может появиться у рабочих само собой, оно может быть развито только с помощью руководящей организации. Она должна быть представлена профессиональными революционерами, которые могут быть организованы по сути по армейскому образцу. Если эта организация сможет быть создана, она станет авангардом рабочего класса, который способен организовать как рабочую так и крестьянскую массу на революционные преобразования. Ленин осознал, что нашел рецепт будущей революции, и перефразируя Архимеда, утверждает: «Дайте нам организацию революционеров — и мы перевернём Россию!»

Именно под псевдонимом Ленин создается концепция будущей революционной партии, которой, однако, предстоит пройти серьезной испытание на II Съезде РСДРП. Но об этом мы поговорим в следующий раз.

Глеб Таргонский