Новости

Скандал с Зеленским в Борисполе, законопроект против Медведчука, переговоры лидеров «Оппоплатформы» в Москве

Бориспольское превращение Зеленского

 

Вчерашний скандал в Борисполе, где Зеленский отчитал и выгнал с заседания секретаря горсовета Годунка, в значительной степени завершил период заигрывания президента с общественным мнением. Вчера общество увидело не современного креативного политического деятеля, а худший тип руководителя советских и постсоветских времен. Безусловно, кому-то это не очень удачного копирование Лукашенко (Бацька если и разносит чиновников, то конкретно и по делу) даже может оказаться по душе, однако оно не соответствует тем ожиданиям, которые большинство избирателей возлагало на своего кандидата 21 апреля.

Зеленский воспринимался этим большинством как человек не из системы. И даже в значительной степени как ее антипод. Но вчерашнее его поведение показывает, что и в этом смысле президент оказался не тем, чего от него ждали. Ему могли простить хамство в отношении Порошенко (поскольку и рассматривали в качестве противовеса тогдашнему президенту), могли спустить с рук даже хамство в отношении Тимошенко – то есть, в принципе, в адрес любого политика, который равен по статусу или выше по нему, чем Зеленский.

Например, думаем, что положительна была бы воспринята обществом сцена, когда Зеленский вызвал бы к себе Коломойского и строго так спросил бы – ты когда вернешь 5 миллиардов долгов государственному "Приватбанку?"

Ну или на Ахметова он бы так "наехал". Или на руководство полиции за полный развал работы. Или на Ульяну Супрун за абсолютную деградацию нашей медицины. Или на националистов, которые устраивают уличный беспредел.

 

 

Но хамство в адрес мелкого чиновника – это совсем другое. Тем более, если этот чиновник просто пытался вести дискуссию. И в чем его вина - непонятно вообще (если не брать в расчет тему с уголовными делами, но таковых людей немало и в окружении Зе). 

И это не говоря уже о том, что секретарь горсовета - это не подчиненный Зеленского, так как его избрал народ и он является представителем местного самоуправления, а не винтиком в вертикали исполнительной власти.

Скажется ли вчерашний скандал на популярности президента и его партии? В краткосрочной перспективе – не обязательно. Но происходит накопительный эффект разочарований – когда сначала избиратель разочаровывается в способности Зеленского быстро восстановить мир, потом – в нежелании вести диалог с Россией, потом – в неспособности быть адекватным руководителем, потом еще в чем-то.

Для кого-то хватит одного-двух разочарований, для кого-то нужны пять или даже больше. Но процесс идет, и пока Зеленский не сделал ничего, чтобы его остановить или повернуть вспять.

 

Сумеет ли президент подкопаться под Медведчука

Вчера Зеленский умудрился разочаровать и по другому поводу – пообещав после выборов провести через Верховную Раду закон, ограничивающий отдельных граждан в праве приобретать украинские телеканалы.

"Во время войны любые люди, у которых не проукраинское видение, не могут монополизировать украинский канал. Мы должны с этим разбираться", - сказал Владимир Зеленский 10 июля в Борисполе, отвечая на вопрос об отмененном ранее телемосте Украина - Россия, который анонсировал канал NewsOne.

Зеленский заявил, что этот вопрос будет урегулирован на законодательном уровне после избрания нового состава Верховной Рады.

В данном случае имелся в виду Медведчук и телеканал "НьюсВан". Однако очевидно, что не может быть принят закон, в котором укажут конкретного человека и конкретный телеканал. А потому должно быть какое-то юридическое обоснование.

У президента оно выглядит так: "Во время войны любые люди, у которых не проукраинское видение, не могут монополизировать украинский канал".

И сразу возникает вопрос – что такое "проукраинское видение"? Выступать за продолжение войны – это проукраинское видение? А выступать за "переговоры хоть с чертом" ради мира?

Парадокс в том, что этой фразой Зеленский выстрелил себе в ногу. Раньше он говорил о переговорах "хоть с чертом" ради мира, а теперь говорит о законе, который будет через два-три месяца приниматься "во время войны". Иначе говоря, президент не только не собирается останавливать войну в ближайшие месяцы, но и уже осенью хочет принятия законов военного времени.

Даже оставив в стороне саму абсурдность президентской идеи, остается вопрос: а Зеленский вообще собирается прекращать войну?

Кто будет решать вопрос о газовом контракте?

На данный момент о прекращении войны "переговоры хоть с чертом" ведут другие. Вчера состоялась новая встреча лидеров "Оппозиционной платформы – За жизнь" Бойко, Рабиновича и Медведчука с премьер-министром России Медведевым. Основные поднимавшиеся на ней темы – мир, восстановление отношений между двумя странами и газовый контракт.

"Диалог между партиями РФ и Украины свернут, это неправильно, поддерживаем желание "Платформы за жизнь" его возобновить", - заявил Медведев в московском офисе партии "Единая Россия". Он добавил, что Россия "пока не получила внятных сигналов о том, какой курс будет проводить Зеленский" и ждет выборов в Раду.

 

Вчерашние переговоры показали, что решить все эти вопросы можно. Конечно, когда вопросы выйдут на уровень руководителей государств, все будет сложнее, однако проблема решается только тогда, когда ее пытаются решить. И лидеры "Оппозиционной платформы" показывают это.

В то же время нынешняя власть за полтора месяца так и не нашла способа провести хоть какие-то переговоры. Единственное исключение – возвращение Кучмы в Минск и договоренность о разведении войск в одном секторе, – но это скорее является перебрасыванием ответственности на других, чем демонстрацией готовности вести переговоры с "чертом".

И в такой ситуации под вопросом оказываются как мирные перспективы (в которые, как уже сказано выше, Зеленский не верит), так и вопрос газового контракта. Что означает: из 300 долларов, которые украинские потребители платят за тысячу кубометров газа, сотню они продолжат платить посредникам, которые гоняют российский газ по украинской трубе в Европу и обратно. Или делают вид, что гоняют.

Кроме того, это означает, что из-за отсутствия контракта по транзиту российского газа в Европу Украина будет терять 3 миллиарда долларов в год еще до постройки "Северного потока-2", а европейский континент окажтся на пороге новой полномасштабной газовой войны.

В такой ситуации, визит лидеров "Оппоплатформы" в Москву дает сигнал Евросоюзу, каким образом этой войны можно избежать - нужно после выборов создать коалицию и правительство с участием партии, которая может договориться с Россией. 

Нужны ли деньги для парада, которого не будет

Инициатива президента Зеленского по отмене военного парада на День независимости очень возбудила главных представителей всей предыдущей власти. И если Порошенко отделался небольшим негативным комментарием, то его второй номер в списке – спикер Парубий – разродился инициативой провести альтернативный парад, а премьер Гройсман и вовсе распорядился выделить средства на проведение того, что Зеленский решил отменить.

Последнее вообще должно выглядеть феерично: находящееся под непосредственным руководством президента Министерство обороны, естественно, никаких оргкомитетов не создает и парадов не проводит, но ему все равно сбрасывают деньги на проведение торжественного мероприятия в День независимости. В общем, кто-то опять подсказал Гройсману не самую умную мысль.

Что касается "альтернативного парада", предложенного Парубием, то в этом ничего необычного нет – только речь будет идти о шествии уволенных в запас ветеранов без военной техники, поскольку МВД и Минобороны в таком мероприятии задействованы быть не могут. И в этом случае речь будет идти о желании провести мероприятие общественными организациями, которые к государству и его идеологии не имеют никакого отношения.

 

 

Мог ли сделать большее комитет по свободе слова?

Еще одно событие вчерашнего дня – заседание парламентского комитета по свободе слова, посвященное двум нападениям радикалов на журналистов "Страны". Которое завершилось скромным решением обратиться к полиции, чтобы та провела расследование.

В принципе, от нынешнего комитета Верховной Рады другого и ожидать было нельзя. Еще в 2014 году, когда – впервые в истории – его возглавил представитель правящей коалиции, стало ясно, что защищать свободу слова от имени украинского парламента в ближайшие пять лет будет некому.

Так, собственно, и произошло. В то время как международные журналистские организации и Национальный союз журналистов выступали с протестами каждый раз, когда происходили преступления против представителей СМИ, комитет Верховной Рады хранил молчание, вообще не замечая наступления, которое происходит на свободу слова. Больше того, его глава – представитель "Народного фронта" Сюмар – неоднократно становилась соавтором законопроектов, целью которых было  ущемление прав СМИ. К счастью, большинство из них так и не стали законами.

Поэтому, когда вопрос о нападениях на журналистов "Страны" был вынесен на рассмотрение комитета, уже это стало небывалым успехом и свидетельством того, что даже комитет по зажиму свободы слова почувствовал настроения общества. И когда этот же комитет, заседание которого превратилось в пристрастный допрос журналистов, все-таки решил, что полиция должна заняться преступлениями радикалов, это уже был двойной успех независимой прессы.

Большего нынешний состав комитет выжать из себя не мог. Однако его поведение оставляет надежду, что происходившее в 2014-19 годах – это дно, которое мы уже прошли. Следующий парламент может быть непрофессиональным, но есть основания ждать, что в нем комитет по свободе слова окажется в руках оппозиции (кто бы ею ни стал). И по крайней мере парламент не окажется замешанным в попытках уничтожения демократии.