Новости

Сможет ли Украина заменить Белоруссии российский рынок?

В Белоруссии многие возлагали большие надежды на пришедшего год назад к власти на Украине Владимира Зеленского. Тогда казалось, что молодой и энергичный глава государства сможет активизировать белорусско-украинские связи, а Минск и Киев, если и не начнут новую страницу своих взаимоотношений, то как минимум смогут выйти на новый уровень сотрудничества. Однако по прошествии более года оказалось, что Белоруссия по-прежнему остается на заднем плане украинской внешней политики, а все планы, которые строили в белорусской столице, оказались не реализованы.

Более того, как показывают последние события, экономическое сотрудничество двух стран не просто не сделало рывок вперед, но и оказалось подвержено серьезному давлению со стороны внутренних процессов на Украине. При этом в Минске все еще надеются, что рано или поздно ситуация изменится. Как заявил в начале июля белорусский посол в Киеве Игорь Сокол, Белоруссия по-прежнему считает украинских партнёров стратегически важными и рассчитывает, что Украина «когда-нибудь станет нашим первым торгово-экономическим партнером», опередив, таким образом, Россию.

Подобные заявления, как считают аналитики, сегодня не только не имеют под собой серьезных экономических обоснований, но и опровергаются нынешним положением вещей. Тот же И. Сокол напомнил, что только за пять первых месяцев текущего года падение товарооборота между странами составило 22,8% по сравнению с прошлогодними показателями. И это в меньшей степени связано с пандемией коронавирусной инфекции, хотя она, действительно, и внесла определенные коррективы в двухстороннюю торговлю. Главной же причиной провала стала проблема поставок в Белоруссию российской нефти, из которой на местных НПЗ делают нефтепродукты, являющиеся главной позицией белорусского экспорта на Украину.

Можно напомнить, что в прошлом году республика увеличила поставки нефтепродуктов на Украину на 4,6% – до 3,3 млн тонн. При этом предполагалось, что в 2020 году белорусские НПЗ завершат модернизацию и увеличат экспорт дизтоплива на 3 млн тонн, большую часть из которого должны были экспортировать именно на украинский рынок. Однако уже за первые два месяца Белоруссии пришлось снизить его поставки на 42% – до 170,7 тыс. тонн. Хотя за этот же период удалось отгрузить на украинский рынок на 37% больше бензинов (105,6 тыс. тонн). Но это ситуацию ничуть не спасло, а в дальнейшем она продолжила ухудшаться. К маю оказалось, что экспорт белорусских нефтепродуктов на Украину упал до 682,6 тыс. тонн, или на 27,7%. Последняя цифра очень близка к общему объёму падения двухстороннего товарооборота, что только подтверждает степень зависимости белорусско-украинской торговли от нефтепродуктов. И перспективы для Белоруссии в данном сегменте экономического сотрудничества с Украиной крайне туманны.

Известно, за последние два года доля белорусского дизтоплива в балансе украинского рынка снизилась с 43% до 30% и продолжает падать. Кроме того, не лучшие времена ожидают и белорусские бензины, так как на Украине уже давно недовольны засильем топлива из РБ (около 40% рынка страны) и готовы наращивать собственное производство, чтобы полностью закрыть внутреннее потребление. Правда, в Минске смотрят на это довольно скептично, так как планы Кременчугского НПЗ увеличить переработку нефти с 3 до 5 млн тонн в год пока остаются планами и неясно, будут ли они реализованы в обозримом будущем. Однако это не означает, что в Киеве и дальше будут сквозь пальцы смотреть на поставки из Белоруссии. Особенно учитывая развернувшуюся сегодня на Украине борьбу между местными олигархами. Последнее, как считают аналитики, также является одной из главных проблем для наращивания товарооборота между двумя странами и негативно сказывается на политической составляющей сотрудничества.

О том, что белорусские производители рассматриваются на Украине как одни из основных конкурентов для местных олигархических группировок, свидетельствует множество фактов. В первую очередь можно вспомнить, что за последние годы Киев неоднократно проводил так называемые антидемпинговые расследования в отношении российских и белорусских товаров, фактически закрывая им путь на украинский рынок. Несмотря на приход к власти В. Зеленского и его дружеские объятия с Александром Лукашенко на Форуме регионов в октябре 2019 года, процесс этот не только не прекратился, но и продолжил набирать обороты. При этом Киев бьет по самым чувствительным для Белоруссии отраслям.

Так, уже не первый год там испытывают трудности белорусские строительные компании и поставщики стройматериалов, которые ранее рассматривали рынок южного соседа как один из приоритетных. Неслучайно к 2019 году на долю четырёх производителей РБ (государственных «Гомельстройматериалов» и «Белорусской цементной компании»,  частных SLS Group и «Могилёвского КСИ») приходилось около 11% украинского рынка. Однако белорусским планам на дальнейшую строительную экспансию на территории соседней страны, по всей видимости, сбыться не суждено. Например, в мае 2019 года Украина ввела сроком на пять лет антидемпинговые пошлины в отношении импорта цемента. В феврале нынешнего года было принято решение о введении антидемпинговых пошлин при импорте в страну газобетонных блоков белорусского производства.

При этом межведомственная комиссия по международной торговле пришла к выводу, что в течение 2018 года Белоруссия поставляла на Украину блоки по заниженным ценам, что несло угрозу «причинения существенного вреда национальному товаропроизводителю». Потому было решено установить фактически заградительную пошлину в размере 34,19%.  И все это нельзя назвать шагом навстречу Белоруссии, если помнить, сколько денег было потрачено на модернизацию белорусской строительной отрасли и ее ориентацию на экспорт.

Не содействует расширению двухсторонней торговли и введенные Киевом еще в декабре 2019 года сроком на 5 лет антидемпинговые пошлины в отношении импорта прутков из углеродистой и других легированных сталей из Белоруссии и Молдовы. Кроме того, уже в текущем году все та же межведомственная комиссия по международной торговле ввела дополнительные пошлины на спички из Белоруссии и России в размере 21% и 46% соответственно. И таких антидемпинговых расследований, которые, как правило, заканчиваются для белорусских производителей фактически закрытием украинского рынка, за последние годы было немало. При этом никакие дружеские объятия или судебные тяжбы ситуацию кардинальным образом не изменили.

Кроме того, нельзя забывать, что Украина, молчавшая до этого долгие годы, вдруг решила пойти на поводу у прибалтийских республик, фактически поддержав их в бойкотировании закупки электроэнергии со строящейся Белорусской АЭС (БелАЭС) в Островце. И это притом, что украинский рынок на фоне повсеместного отказа от белорусской электроэнергии рассматривался в Минске как спасение. Так, за прошлый год после так называемой либерализации энергетического рынка Украины Белоруссия увеличила экспорт электричества в соседнюю страну по сравнению с 2018 годом в 716 раз (852,8 млн кВт.ч), а выручка выросла в 674 раза и достигла $45,6 млн. При этом белорусская сторона выразила готовность после ввода БелАЭС экспортировать и 5-6 млрд кВт.ч, но, как оказалось, такой объем Украине не нужен. На 2020 год энергетический баланс страны предусматривает импорт только 2,1 млрд кВт.ч. и в дальнейшем, как прогнозируют в Киеве, будет только снижаться.

Дополнительно Белоруссия уже попала под вводимые украинскими властями ограничения импорта электроэнергии. В апреле Национальная комиссия Украины, осуществляющая госрегулирование в сферах энергетики и коммунальных услуг, временно приостановила закупку электроэнергии из РБ, объяснив это пандемией коронавируса. Тогда же в Киеве заявили о том, что не планируют в будущем закупать электроэнергию в странах вне Энергетического сообщества, в том числе и с БелАЭС. В середине июня украинские власти и вовсе приступили к рассмотрению законопроекта о внесении изменений в закон о рынке электроэнергии, который предполагает до 31 декабря 2021 года полностью запретить импорт электричества из России и Белоруссии по двухсторонним договорам.

При этом, как считают аналитики, подобные запреты являются прямым следствием внутренних противоречий на Украине, в центре которых лежит борьба олигархических группировок. В первую очередь Рината Ахметова, который контролирует значительную часть энергогенерации страны, и Игоря Коломойского. Вероятно, решить данную проблемы белорусская сторона попытается в октябре на очередном Форуме регионов двух стран, куда должен прибыть и В. Зеленский. Однако, учитывая политическую фигуру нынешнего украинского лидера и то, кто в действительности руководит процессами в этой стране, эта задача для официального Минска выглядит практически невыполнимой. Это означает, что и запланированного роста экспорта электроэнергии на рынок южного соседа официальному Минску ждать также не стоит.

Исходя из вышеописанной ситуации, возникает закономерный вопрос:  за счет чего Украина, согласно надеждам белорусских властей, может стать первым торговым партнёром Белоруссии? Сегодня экспорт белорусской продукции, как считают аналитики, достиг своего предела, а Киев не спешит предлагать Минску каких-либо прорывных решений. Увеличить же товарооборот в разы за счет традиционных товарных позиций, учитывая отношение украинских властей к Белоруссии, в обозримом будущем не представляется возможным. Особенно, если учитывать, что в Киеве всерьез решились защищать своих производителей или тех, кого таковыми считают.

Таким образом, Белоруссии сегодня скорее необходимо думать не о наращивании своего присутствия на украинском рынке, а о сохранении прежних позиций.

 

Илья Захаркин

Раздел "Авторы" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Мнение автора материала может не совпадать с позицией редакции. Редакция не отвечает за достоверность изложенных автором фактов.