Новости

Снизить бремя «украинской дани»

Резолюция Европарламента о признании России страной — спонсором терроризма, которую многие воспринимали исключительно как декларацию, начинает обрастать уже и политически значимыми решениями.

Заявление представителей Франции о начале работы по созданию некоего «международного трибунала» по российским преступлениям довольно быстро было подхвачено и в Брюсселе, и в ряде столиц европейских государств, и вот уже в работу по созданию механизмов отъёма российских активов включилась и Еврокомиссия.

Заявление представителей Еврокомиссии 30 ноября о невозможности прямой конфискации замороженных активов Центрального банка России в силу юридических ограничений не должно никого смущать: с одной стороны, «когда надо», Запад идёт на нарушение самим им же написанных правил, не задумываясь о последствиях, ибо искренне считает, что правила его и их можно переписать в любой момент.

Тем более что в активе Запада уже есть резолюция Генеральной Ассамблеи относительно возможностей выплаты Россией репараций в пользу Украины, которая также как бы рекомендательная, но в политическом плане недооценивать её не стоит.

Принятие этой резолюции, к слову, является тяжёлым, но необходимым уроком для России: в эпоху прямого противоборства с коллективным Западом не пренебрегать методами теневого влияния на малые и средние страны.

Но предлагаемая в общеевропейских структурах схема, когда вместо формальной конфискации создаётся некий «управляющий фонд» для управления ликвидными активами, более чем наглядно вскрывает реальные цели и задачи европейских партнёров и спонсоров Киева. Это, по сути, означает, что европейцы лихорадочно ищут механизмы снижения бремени «украинской дани», в вымогательстве которой Киев стал в последнее время совершенно несносен. И уж если США демонстрируют, что больше «открытого счёта» у режима Зеленского нет, то евробюрократам тем более не хочется тянуть этот воз одним. Особенно глядя на то, как грубо американцы начали давить на европейцев в торговых отношениях, несмотря на взаимные улыбки Байдена и Макрона. Так что в готовность использовать прибыль от управления российскими активами для выплат Украине можно поверить, но с трудом.

Посмотрим на идею включения российских активов в европейский финансовый оборот с другой стороны. Европе, замершей в ожидании мощнейшего финансового кризиса, как воздух нужна ликвидность, особенно та, которую можно получить даром, не платя проценты.

Российские ликвидные активы — и те, до которых европейцы могут дотянуться уже сейчас, и те, на получение которых при развале России надеется наиболее радикально-русофобская часть европейских элит, — нужны для смягчения резкого падения конкурентоспособности европейской экономики.

Отсюда, кстати, и кажущаяся иррациональность в поведении, в частности по вопросу потолка на цену углеводородов: европейские элиты просто метят своё в расчёте на будущее, не особенно заботясь о немедленных последствиях.

Современному коллективному Западу нельзя отказать в последовательности и системности, особенно если за политическими действиями стоят экономические интересы. Формирование юридической базы для конфискации российских активов, причём не только государственных и корпоративных, но уже в ближайшей перспективе и физических лиц, включая «выбравших правильную сторону истории» и доказывающих сейчас свою «европейскость», будет идти очень быстрыми темпами.

Нет, это не примитивный рэкет. Это выстраивание полноценной колониальной системы по образцу XIX века, но в новых технологических реалиях.

Системы, на основе которой и будут пытаться возродить европейское социально-экономическое благополучие в условиях, когда глобальная геоэкономическая самостоятельность утрачена полностью.

Это к вопросу о перспективах восстановления российско-европейского стратегического взаимодействия.

Дмитрий Евстафьев