Новости

Таки ухандохали. Почему на Украине резко замедлился рост ВВП и что будет с экономикой в 2020 году

В Украине резко замедлился рост ВВП. По итогам 4 квартала прошлого года внутренний валовый продукт вышел в плюс всего на 1,5%. Для сравнения: в первом квартале 2019 года ВВП вырос на 2,5%, во втором — на 4,6%, в третьем — на 4,1%. Как видно, под конец года отечественная экономика поставила своего рода антирекорд. Рост ВВП оказался минимальным, начиная с первого квартала 2016 года.

Такие результаты противоречат обещаниям премьер-министра Алексей Гончарука, который заявлял о возможности роста ВВП на 40% за пять лет.

Уточненных данных по итогам 2019 года пока нет. Правительство пока сохраняет прежний прогноз — 3,3% роста ВВП в 2019 году. Но расширенный отчет Госстат опубликует только в марте этого года. Не исключено, что провал в четвертом квартале скажется и на итоговых показателях по году.

Отметим, что правительство знало о снижении темпов роста экономики в четвертом квартале еще в декабре, но полагало, что все-таки будет около 2%.

Об этом говорил Алексей Гончарук на знаменитой прослушке совещания с Нацбанком и главой Минфина. 

"Вот у нас в четвертом квартале просядет экономический рост. Был 4 и 4. А сейчас будет, по некоторым оценкам, 2. И [прозвучат заявления]: ухандохали экономику реформы эти, так сказать, соросята. При крепких хозяйственниках было 4,6. А пришли соросята и экономика растет 2 и вниз. И ничего никому не докажешь", - дал тревожный прогноз Гончарук.

По итогу, как видим, оказалось еще хуже - экономика выросла всего на 1,5%. А потому вопросы к "соросятам" (так называют ориентированное на западные структуры и МВФ экономическое крыло правительства) действительно возникают.

Причин резкого замедления отечественной экономики множество. Начиная от спада в промышленности и заканчивая весьма экзотическими. Так, министр экономики Тимофей Милованов списал снижение темпов роста ВВП, в том числе, и на нетипичные сроки сбора урожая.

В тоже время, в значительной мере падение темпов роста обусловлено и государственной политикой.

Но самое главное — что будет с ВВП дальше. И не перерастет ли антирекорд четвертого квартала 2019 года в тенденцию всего 2020 года.

А в этом случае прогнозы Нацбанка о росте ВВП в 2020 году на 3,5% могут оказаться недостижимыми.

"Страна" разбиралась, почему украинская экономика стала резко тормозить, и чего ждать дальше.

ВВП и погода

Министр экономики Тимофей Милованов называет замедление темпов роста ВВП под конец прошлого года "прогнозируемым и ожидаемым". Основные причины торможения экономики— спад промышленного производства в том числе по причине неблагоприятной мировой конъюнктуры, а также "не совсем обычные сроки сбора урожая зерновых и других культур" и нетипично теплая зима.

Об этом глава Минэкономразвития написал на своей странице в Facebook.

"В конце года экономика несколько замедлилась. Это было прогнозируемо и ожидаемо. Почему это произошло? Причин несколько: не совсем обычные сроки сбора урожая зерновых и других культур. Снижение объемов выпуска промышленности в IV квартале", - отметил  Милованов.

Тут сразу стоит пояснить, что "климатический" аргумент Милованова отчасти оправдан, хотя и сильно преувеличен. По словам экономиста Виктора Скаршевского, сбор урожая действительно учитывается в показателях роста ВВП за текущий квартал. Из-за более теплой погоды уборочная кампания в прошлом году пришлась на третий квартал, что и объясняет сравнительно высокие темпы роста ВВП за этот период — 4,1%. Хотя на тот момент промышленное производство уже ушло в крутое пике.

Соответственно, в 4 квартале фактор урожая уже учитывался. В 2018 году, наоборот, урожай засчитался в основном в показатели роста ВВП за 4 квартал.

Но, по словам Скаршевского, урожай в любом случае не мог резко скорректировать показатели по ВВП. "Это десятые доли процента, не больше. Даже если бы урожай пошел в расчеты по 4 кварталу, то рост был бы до 2%, то есть, все равно было бы замедление", — пояснил он.

Аналитик института Growford Алексей Кущ называет объяснения Милованова по поводу теплой зимы и урожая "смешными".

"Ведь изначально у нас были все предпосылки для роста ВВП до 4% по году. Такие прогнозы давало, к примеру, рейтинговой агентство Fitch. Мы получили колоссальное преимущество за счет снижения цен на энергоресурсы. Нефть, уголь и газ в прошлом году находились на ценовых минимумах. С ухудшением мировой конъюнктуры, на которое также ссылается правительство, поясняя замедление экономики, тоже не все так просто. Ситуация на мировых рынках была разновекторной. К примеру, цены на сельскохозяйственную продукцию, которую экспортирует Украина, в прошлом году, наоборот, выросли на 20%. Цены по руде, по всем прогнозам, должны были держаться на уровне 60 долларов за тонну. Но потом случилась авария на бразильском руднике и цены взлетели до 120 долларов. С лета началось их снижение, но все равно котировки оставались выше прогнозируемых — 90 долларов за тонну. В целом по году просели цены на металл. Но даже их снижение не было лавинообразным. И даже при такой не совсем благоприятной мировой конъюнктуре некоторые страны получили неплохой рост ВВП. Но только не Украина", — говорит Алексей Кущ.

Три шока для промышленности

Главный фактор провала по ВВП под конец прошлого года, по мнению Скаршевского, это все- таки спад промышленного производства, который начался еще с лета.

Промышленность в структуре ВВП занимает 23-24%, в том числе, 12% приходится на перерабатывающую промышленность, которая в прошлом году падала быстрее всего.

По данным Госстата, в декабре прошлого года промышленность упала на 1,1%, по сравнению с ноябрем 2019 года и на 8,3%, если сравнивать с декабрем 2018 года. При этом добывающая промышленность просела, по сравнению с 2018 годом, на 9%.

Падение промышленности за 2019 год составило 1,8%. Для сравнения: в 2018 году, по отношению к 2017 году, наоборот, был зафиксирован рост на 1,6%.

Переработка в прошлом году сократилась на 2%, текстильная промышленность, производство одежды и обуви — на 9,9%, деревообработка и полиграфия — на 5,8%, металлургия — на 3,1%, машиностроение — на 5,6%, производство электрооборудования — почти на 20%, производство автомобилей — на 9,7%. Прирост есть по производству мебели (на 0,2%), компьютеров и оптической продукции (на 4,3%), лекарств (на 5,1%), химпрому (на 3,3%), пищевому (на 0,2%). Но, как видно, успехи в этих отраслях не позволили перекрыть общий минус.

Причин, по которым отечественная экономика падает уже больше полугода, несколько.

И неблагоприятная мировая конъюнктура, на которую кивают в правительстве, лишь одна из них. Даже в металлургии, которая сильнее всего ощутила негативные тенденции на мировом рынке, это далеко не единственный фактор обвала.

"Наша экономика в прошлом году испытала сразу три шока. Первый шок — ухудшение конъюнктуры на мировых рынках. Второй — нетипичное укрепление гривны за счет пирамиды ОВГЗ. Национальная валюта укрепилась на 15%, что, на фоне проседания на мировых рынках сделало нашу продукцию менее конкурентной по цене. Особенно сильно это ударило по отраслях с невысокой рентабельностью, к примеру, легпрому, деревообработке, электротехнике. В легкой промышленности, которая работает с рентабельностью в 10-20%, укрепления гривны вообще "съело" всю прибыль. Третий шок — инфляционный. Как показывает практика, развивающиеся сырьевые экономики, такие как наша, замедляю рост, если инфляция слишком низкая, меньше 5%", — поясняет Алексей Кущ.

Тут зависимость следующая: повысить цены на экспортные товары можно либо за счет роста мировых котировок (чего в прошлом году не было), либо за счет их подорожания на внутреннем рынке за счет девальвации гривны (чего также не было). "То есть, если бы инфляция была более высокой, скажем, на уровне до 10%, то металлурги, потерявшие 5% в объемах, могли бы сгладить этот спад в деньгах, если бы их продукция дорожала на внутреннем рынке. Но этого также не произошло", — говорит Алексей Кущ.

В машиностроении, по словам Скаршевского, спад ускорило дальнейшее сокращение поставок на российский рынок.

Получается, что у промышленников пропали стимулы для наращивания производства и инвестиций в модернизацию. Ведь их продукция только дешевеет, а значит, рассчитывать на увеличение прибыли они не могут. 

Под конец года в промышленных ценах вообще наметилась дефляция.

"А это значит, что в этом году дефляция может перейти и на розничные цены. То есть, мы рискуем попасть в дефляционную спираль: сначала падают цены промышленности и розничные цены, затем предприятия сокращают капитальные инвестиции и перестают создавать новые рабочие места. Следующий этап — сокращения персонала. Люди, лишившись доходов, станут меньше тратить, следовательно, замедлится рост торговли и услуг. И закончится все может общей экономической рецессией. Мы прошли уже две третих этого пути. И можно только гадать, что будет дальше", — отмечает Алексей Кущ.

Безудержный шопинг и еда

Пока кризис в промышленности не докатился до торговли. Она продолжает вытягивать экономику, — говорит Скаршевский. Вклад торговли в ВВП, по итогам 2018 года (данных за 2019 год пока нет) — 15,6%.

В прошлом году, по данным Госстата, розничная торговля выросла на 12,1%, а в некоторых регионах — еще больше. К примеру, в Киевской области — на 20%, Винницкой - на 18,6%, Тернопольской — на 17,5%, Луганской — на 16%. Толчок для роста торговли дало увеличение зарплат и социальных выплат, а также снижение цен на импортные товары из-за укрепления гривны. Но автоматически "портится" и структура торгового оборота — в ней все больше доля импорта.

Это уже заметно даже на торговых полках в магазинах. Импортных товаров стало ощутимо больше  даже в категориях социальной продукции, к примеру, недорогих сырах, молочке. Отечественные производители жалуются, что им все сложнее конкурировать с импортерами. Скажем, по сырам импорт в прошлом году, по данным Таможенной службы, вырос в 1,7 раз. Растет также дефицит торгового баланса, который в прошлом году достиг рекордной отметки в 13,9 млрд долларов, что в четыре раза больше, чем в 2015 году. Пока мы покрываем этот разрыв за счет денежных переводов от заробитчан и пирамиды ОВГЗ, а также за счет роста потребительского кредитования.

"Но эти деньги идут в основном на покупку все тех же импортных товаров, то есть, отечественные производители не получают никаких плюсов, следовательно, не могут наращивать инвестиции и сдавать новые рабочие места", — отмечает Скаршевский. 

Немалый вклад в рост украинского ВВП дает также сельское хозяйство — порядка 12%. Но и там ситуация далеко не такая радужная, как кажется на первый взгляд. С оной стороны, в прошлом году Украина получила рекордный урожай и смогла резко нарастить экспорт — на 40%. С другой, даже несмотря на зерновые рекорды, по итогам 2019 года, сельское хозяйство вышло в плюс всего на 1,1%. В том числе растениеводство приросло на 1,3%, а животноводство — на 0,5%. 

Отрасль тянут вниз подсобные хозяйства селян, которые традиционно занимают в отечественном сельскохозяйственном производстве большую долю. Так, по данным Госстата, в прошлом году личные хозяйства населения по растениеводству ушли в минус на 1,2%, а по животноводству — на 3,5%. Последствия этой тенденции хорошо иллюстрирует картофельный кризис, который накрыл Украину в прошлом году. Граждане охладели к огородничеству и посадили картофеля меньше обычного. А крупные хозяйства этот спад перекрыть не смогли. В итоге картофель подорожал в разы, и его в рекордных объемах начали завозить из Беларуси и России.

Даже рост производства в крупных хозяйствах (по растениеводству на 2,9%, по животноводству — почти на 5%) не позволил сельскому хозяйству выйти на высокие темпы роста в прошлом году.

К тому же тут стоит учитывать еще и фактор качества. Украина действительно экспортирует много. Но это в основном сырьевые монокультуры, фураж, которые на мировом рынке ценятся не особо дорого. А культур с высокой добавленной стоимостью (ягоды, фрукты, овощи) мы пока продаем за границу не так много.

Другие составляющие роста ВВП — строительство (2,7% в общей структуре), а также сфера услуг. В том числе, транспорт (7,5%), информационные технологии и коммуникации (4,6%), операции с недвижимостью (7%) и прочее.

Строительство по итогам прошлого года выросло на 20%, что стало своего рода рекордом. Для сравнения: в 2018 году отрасль вышла в плюс только на 8,5%.

Но рекордный рост обеспечили в основном бюджетные вливания в строительств дорог.

Темпы жилищного строительства, наоборот, замедлились до скромных 3%. А в этом году может быть еще меньше, так как застройщики жалуются на подорожание стройматериалов, увеличение себестоимости работ и на этом фоне — снижение покупательской активности.

Крепкая гривна сделала жилье в новостройках слишком дорогим в пересчете на доллары. Поэтому многие потенциальные покупатели, которые хранят сбережения в валюте, решили отложить новоселье до лучших времен или же ушли на вторичку. Громкие скандалы на строительном рынке, к примеру, с компанией Укрбуд, только ускорили эту тенденцию.

Данных по рынку услуг за 4 квартал прошлого года Госстат пока не дает, они появятся в конце этого месяца. В третьем квартале 2019 года объем реализованных услуг вырос, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 6,2%, до 237 млрд гривен. Это больше, чем в предыдущие кварталы 2019 года (в первом рост составил 2,7%, во втором — 3,5%). Но уже сейчас понятно, что общую ситуацию с ВВП услуги не спасают.

Что будет с экономикой в 2020 году

Главная интрига — что будет с украинской экономикой дальше. НБУ прогнозирует рост ВВП  на этот год на уровне 3,5%. Но пока неясно насколько достижима эта планка. С одной стороны, общемировая конъюнктура продолжает ухудшаться. Коронавирус в Китае (а эта страна удерживает 16% мирового ВВП) вполне может спровоцировать новый экономический кризис, что рискует сильно ударить по ценам на нашу экспортную продукцию.

С другой стороны, отечественная промышленность, которая вносит основной вклад в ВВП, продолжает падать. И пока государство не предпринимает никаких мер для ее спасения. Хотя в Минэкономики еще в конце прошлого года заявили о создании штаба по спасению промышленности, работать он так и не начал.

"Все меры, которые могли бы вывести промышленность из кризиса, идут в разрез с пожеланиями МВФ. Это, к примеру, смягчение фискальной политики, развитие индустриальных парков, создание Кредитно-экспортного агентства, которое могло бы помочь нашим экспортерам. Поэтому, скорее всего, они так и не будут реализованы", — считает Скаршевский.

По словам Алексея Куща, государство должно не только запускать программу промышленной политики, но и менять монетарную и фискальную политику. В частности, отказаться от "пирамиды ОВГЗ" и искусственного укрепления гривны. Но этого пока не происходит. В итоге, по мнению эксперта, в первом квартале этого года ВВП может также показать не лучшие результаты и вырасти на 1-1,5%, — считает эксперт.

"По итогам первого квартала 2020 года ситуация на мировом рынке может ухудшиться. Из-за карантина не функционирует порядка 80% всей экономики Китая, и многое будет зависеть от того как скоро удастся победить коронавирус. Если работа заводов сможет восстановиться в ближайшие дни, то темпы роста ВВП Китая могут сократится всего до 5,1% в текущем году. В противном случае, урон может оказаться существенно выше: в первом квартале ВВП вполне способен сократится на 0,4%. Текущая ситуация привела к перебоям в работе промышленных предприятий по всему миру из-за разрушения цепочки поставок: из-за отсутствия комплектующих из Китая заводам приходится сокращать активность. На этом фоне рухнули цены на все основные сырьевые продукты.

В таких условиях потенциал дальнейшего роста украинской экономики ограничен. Прогноз НБУ в 3,5% в 2020 году изначально выглядел излишне оптимистичным, но сейчас кажется попросту нереалистичным. Скорее всего, рост ВВП в первом квартале окажется на уровне аналогичного периода 2018 года - 2,5%, а по итогам года он увеличится не более чем на 3%. Серьезных причин для восстановления глобальной экономики пока нет, тогда как вероятность полноценной рецессии только увеличивается", — подытожил аналитик TeleTrade Сергей Родлер.

Людмила Ксенз

Раздел "Авторы" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Мнение автора материала может не совпадать с позицией редакции. Редакция не отвечает за достоверность изложенных автором фактов.