Новости

«Таков путь». Почему Донбасс — родина самураев

Последние числа ноября выявляют все нерешенные проблемы. Обстрелы, очереди, холодные батареи, паршивая связь, московские цены, глухонемые чиновники и отсутствие четкого курса. Напряжение копится, а разрядки все нет

Все хотят позитива: чиновники, политики, сограждане с большой земли и даже коллеги. Все хотят, но где ж его взять в ноябре 2023 года, когда ко всем известным проблемам добавляются пронизывающий холод, осенние ливни, вездесущая слякоть и депрессивная серость? О коммунальных проблемах, которые неминуемо являются вслед за похолоданием, вы и сами все знаете: тут прорвало трубу, здесь отопление вырубилось. Мелочи вроде, но в здешних реалиях любая неприятность может оказаться той соломинкой, что сломала верблюду хребет.

— Где? Где тут ближайший офис «+7»? Я куплю их карточку, выну проклятый «Феникс» и сожгу к чертовой матери!

— Не забыл, что фениксы восстают из пепла? А «+7» еще вроде не запустились. Погоди.

— Да сколько ж годить, если никому не могу дозвониться?

На той неделе противник снова попал куда-то не туда, и половина города осталась без электричества. Часом позже легла и мобильная связь. День воды отменился для всех, кто с полудня дежурил у двери ванной с пустыми ведрами.

Чинили почти всю рабочую неделю и, судя по тому, что нынче огоньки снова погасят для продолжения ремонта, дел там невпроворот. При этом ни городские, ни районные власти так и не сумели объяснить, где же случилось и когда отремонтируют. Просто констатировали, что половина города сидит в темноте. Уровень работы с населением в зоне конфликта запредельно высокий!

В субботу украинские беспилотники отработали по гражданским в Петровском районе. Результат — трое раненых. Надо ли объяснять, что последствия таких ранений, как правило, остаются с людьми на всю оставшуюся жизнь? А ведь убивают и ранят нашего брата ВСУ через день. И это в лучшем случае.

Донецк

Донецк

 

Все это, а также чиновничье безразличие, непрошибаемая тупость отдельных исполнителей, невнятный переходный период и еще целая гора негативных факторов приводят к тому, что напряжение в обществе копится, а никто этого даже не замечает.

«Метро? Метро они построят? Да пусть сперва мусор вывезут! То метро обещают, то аэропорт новый, а толку, если молодежь уезжает? Я собственную дочь уже даже не уговариваю! То расстраивался, что уехала, а теперь говорю: "Сиди, где потише и радуйся!" Здесь-то все равно нормальной жизни не будет!», — почти кричит усатый таксист. Всю дорогу молчал, но услышал далекий прилет и сломался.

«Начнется мирная жизнь и что тогда будет с Донецком? Через Мариуполь идет транспортный поток в Крым. Там есть мощный порт и какое-никакое море, а Донецк? Не уверен, что шахты будут восстанавливаться, а уголь и руду к металлургическим заводам возить далеко и неэффективно», — пишет знакомый бизнесмен, а комментаторы уже не верят, что мирная жизнь когда-нибудь начнется.

Все чаще специальную военную операцию в наших краях зовут самурайской. Знаете, почему? Потому что у самурая нет цели, есть только путь.

За две недели мы с коллегой объехали с десяток подразделений и буквально у каждого, кто был готов беседовать с нами, спрашивали о точке, в которой лично для него закончится война. И каждый называл какую-то свою, поскольку единого мнения на этот счет нет, а те государственные умы, что якобы генерируют смыслы, за полтора года так и не сумели родить чего-нибудь внятного.

В результате одни хотят биться до полного разоружения киевского режима, другие готовы идти на Вашингтон, третьи будут воевать до тех пор, пока где-то притесняют русских людей. И так далее, и так далее, и так далее.

Надо сказать, что все здесь пропитано этим вот духом самурайского фатализма, разбавленного чисто русской самоиронией. Все чаще в потоке замечаю автомобили с наклейкой «Таков путь». Если кто не знает, то это известная фраза из сериала «Мандалорец» и универсальный ответ на любые вопросы.

Почему транспорта не хватает на фронте? Таков путь! Почему связь так и не наладили? Таков путь! Почему любой орган, выдающий бумажки, создает километровые очереди, которые не двигаются? Таков путь!

Еще в прошлом году мой товарищ был ранен, но так и не получил выплаты, поскольку механизм в ту пору действовал старый, а потому и платить ему должны из местного бюджета. Тем не менее он продолжает воевать. Примерно те же проблемы у экипажей скорой, но люди продолжают выезжать на дежурство и спасать людей. Аварийщикам задерживают зарплаты, но раз в двое суток вода по трубам все же бежит, а разбитые трансформаторы чинятся.

Три-четыре недели пребывания на «фронтире» и москвич, избалованный «Госуслугами», превращается в «донбасского самурая», который понял, что злиться бессмысленно и просто делает свое дело. У военных трансформация занимает куда меньше времени, поскольку фронт — скороварка.

На выходе получаем сколько-то сотен тысяч людей, которые просыпаются и засыпают с мыслями о смерти, а в промежутке мрачно делают свое дело, ни на кого не рассчитывая и ничего не ожидая. Все идут к победе, которая у каждого своя, и мечтают дойти хотя бы для того, чтобы узнать, кто из них окажется прав.

Донецк, кондитерская

Донецк, кондитерская

 

Ах да! Позитив! На Университетской внезапно открылся кондитерский бутик, где вкусные торты и зубастые цены. Бред? Отнюдь! Во-первых, жизнь продолжается. Во-вторых, наличных денег сейчас в Донбассе столько, что успешно продавать, по мнению знакомого бизнесмена, можно и ржавые гвозди.

Игорь Гомольский