Новости

Тактическая медицина – шанс на выживание в пекле гражданской войны

Есть, наверное, определенная закономерность в том, что такой человек родился в Донбассе – трудовом шахтерском крае, где обратной стороной доблестного труда были техногенные катастрофы, требующие хорошо организованной спасательной службы и зачастую душевного порыва спасателей, рискующих своей жизнью для извлечения из-под завалов попавших в беду людей.

Сегодня Донбасс, брошенный в пекло гражданской войны, стал заслоном от нацистской мрази не только для своих граждан, но и для великой России. «Потому что в Донбассе происходит репетиция того сценария, который врагами уготован России», – говорит уроженец Горловки Юрий Евич – один из наиболее профессиональных и искренних его защитников, пренебрегший своим благополучием и карьерой и рванувший весной 2014 года на малую Родину.

* * *

Юрий Юрьевич Евич (позывной Юрич) имеет три высших образования, кандидат медицинских наук, торакальный хирург, автор ряда печатных работ. Ветеран боевых действий в Донбассе (и в других конфликтах), служивший там военврачом, а затем начальником медицинской службы 3-й бригады Народной милиции ДНР. Старший лейтенант медицинской службы Новороссии.

Внешне – вполне интеллигент, который шутливо может охарактеризовать себя «перепуганным ботаном, портрет которого великолепно дополняют очки в тонкой оправе». Бывает суеверным. Никогда не скажет «в последней командировке», «в последнем бою», только – «в крайнем». В работе хладнокровен и собран. В защите Родины, особенно после обретения опыта участия в военных конфликтах, горяч и искренен.

Отвечая на мой полушутливый вопрос о пресловутом цинизме медика, говорит: «Когда ты забегаешь по вызову скорой в подъезд, где ты когда-то целовался с девушкой, а сегодня туда попал снаряд и лежит раненый крошечный ребенок, рядом – его маленькая сестричка просит его: «Не плачь!», остаться равнодушным невозможно. Я не хочу, чтоб завтра покалеченных и убитых детей было еще больше. Я пытаюсь это объяснить людям, но подавляющее большинство этого слышать не хочет. Ну что ж, завтра начнет вразумлять Всевышний, они поймут, но будет очень больно».

Общаясь с ним, даже дотоле незнакомый человек видит, что внутри Евич – кремень. Эта твердость досталась ему по наследству от родителей, от подпольщицы-бабушки, от воевавших и партизанивших деда и прадеда. Поэтому, когда рванул Донбасс, он «рванул» из сытой и спокойной Москвы. Надо сказать, что тогда он был единственным врачом, приехавшим из России. Государство не посылало, а добровольно никто из его коллег – многочисленных выпускников военно-медицинских академий и медицинских институтов – не приехал спасать людей. Видимо, «благоразумно» забыв поступок знаменитого Пирогова, поехавшего в Италию, чтобы вылечить раненного Джузеппе Гарибальди. Более того, когда майдан уже обильно снабжался западными кукловодами техникой, медоборудованием, лекарствами и даже «чайком» с жидкими наркотиками, которые делали из чаевников настоящих зомби, в Донбасс извне по медицинской линии ничего не поступало. Приходилось рассчитывать только на пресловутый собственный ресурс да милосердие российских граждан, собиравших гуманитарные грузы.

«За время пребывания в Донбассе я при помощи близких людей – гуманитарщиков – развернул 10 медицинских пунктов, – вспоминает Евич, – в том числе два крайних – ёмкостью на бригаду (бригада спецназа ДНР и 3-я бригада Народной милиции)».

Мой герой «работал» на ясиноватском блокпосту, при штурме и обороне облгосадминистрации, участвовал в спецоперации ЦСО МГБ, в Еленовке, Спартаке, Аэропорту, Михайловке и Озеряновке, Углегорске, Логвиново. Эту жизнь высокого напряжения он вместе с соратницей Людмилой Гришиной (позывной Ангел) описал в двух книгах.

«С первых же дней, – говорит Евич, – я непрерывно встречал образцы высочайшей самоотверженности и героизма со стороны нашего народа – как тех, кто взял в руки оружие, так и гражданского населения. Бойцы, стоящие в карауле по нескольку суток, часто  пожилые, со слабым здоровьем. Нередко бывало, что придёт в медпункт с жалобой на здоровье, измеришь давление, а у него – под триста! По идее, должен умереть, а он таблеточку возьмёт и опять на пост, да ещё и с шуткой. Навсегда запомнился пожилой, за пятьдесят, мужчина, которого обнаглевшие хохлаческие погранцы не пустили через границу легально, он перешёл её нелегально, полз мимо подразделений противника, шёл пешком по ночам, днём скрываясь, и всё же за неделю добрался до нас, чтобы встать в строй».

Сколько спас жизней Евич – десятки, сотни, тысячи, – посчитать невозможно. И не убил ни одного врага. Не из человеколюбия, говорит, а потому что боялся, что высшие силы не будут помогать во врачевании: «Ведь мало какая работа приносит столько радости, сколько врачевание людских хворей. Тем более что мы имели честь оказывать медицинскую помощь лучшим людям нашего народа».

Но, как на любой войне, а на этой, может, и особенно, рядом с героизмом и самоотверженностью одних идут подлость и трусость других. Останется в памяти и другое. Как он косметической иглой зашивал рану вражеского полковника, которого взяли  в плен. Фактически монстра, недостойного топтать землю, одного из главных организаторов и координаторов зверской расправы над русскими людьми в Одессе. Но!.. Это был ценный свидетель, который, оклемавшись после операции и выведения из организма боевой наркоты, которой был щедро напичкан, рассказал много интересного. И, в частности, о том, что в Донецке должен был повториться одесский сценарий. Сожженным Домом профсоюзов должно было стать здание облгосадминистрации вместе с находившимися там защитниками…

* * *

Он ненавидит предателей.

«Был у меня друг, которого я считал замечательным человеком, – говорит Евич. – Потомок фронтовиков, патриот, православный, умный порядочный и талантливый человек. Мы учились с ним в одной группе, жили в одной комнате университетского общежития, ходили на тренировки в одну и ту же секцию. Наша дружба продолжилась даже через океан, когда он уехал за рубеж по какому-то обмену. А потом я узнал, что там он занят «милым» делом – выращивает в лаборатории боевые вирусы, рассчитанные на поражение людей с нашим, славянским генофондом. Так шутит нечистый: предал свой народ – становись его убийцей. После этого наши отношения прервались».

* * *

В первый год Русской весны в Донецке был создан военный госпиталь. Почему его потом закрыли, в нем нет нужды? Прошел уже не один год, а у меня до сих пор нет ответа на этот вопрос. Может, его знает Юрич, видевший ситуацию изнутри?

«Госпиталь закрыли, потому что там много медикаментов расходовалось на раненых – кому-то это было невыгодно, – считает мой собеседник. – Возмутительное положение дел с военной медициной в Донбассе никуда не делось. Не создана система медицинского обеспечения воюющей армии, военнослужащих лечат в гражданских больницах, нет системы подготовки тактических медиков, медицины поля боя».

Недавно министр здравоохранения ДНР Ольга Долгошапко официально сообщила, что в республике не хватает 5 тысяч врачей, дефицит среднего медицинского персонала и того более – 7,5 тысячи человек, и местные учебные заведения не в состоянии его покрыть. И это в воюющем регионе, где каждый день гибнут и получают ранения его защитники и мирные граждане, где население измучено войной, а перманентный стресс добавляет и усугубляет соматические и хронические заболевания и смертность от них!

В этом списке недостающих лекарей есть место для Юрича, Ангела и других медиков, которые, как и многие идейно мотивированные активные российские добровольцы, вынуждены были уехать из Донбасса. Но борьба моего героя на этом не закончилась, лишь приняла другую форму.

* * *

Сегодня он – основатель проекта «Технология выживания», автор программ и главный инструктор курсов, один из главных специалистов по тактической медицине не только для ДНР, но и России.

Чему учит тактическая медицина? Это первая помощь раненому, даже если вокруг идет бой и тебе надо отстреливаться от врага, эвакуация пострадавшего с поля боя, места теракта или катастрофы. Ведь, по статистике, от кровотечения гибнет более половины всех раненых, ещё треть смертей приходится на проблемы с дыханием и ушибы грудной клетки.

За время деятельности проекта подготовлено свыше 3000 человек. Курсы прошли в 12 городах России и Донбасса, бывшие курсанты оказывают помощь мирному населению Донбасса и Сирии.

«Враг твоей Родины остается врагом, где бы ты его ни встретил, – сказал мне на прощанье собеседник. – Территорией Донбасса не ограничиваются места, где можно бороться с врагами».

Людмила Гордеева

Раздел "Авторы" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Мнение автора материала может не совпадать с позицией редакции. Редакция не отвечает за достоверность изложенных автором фактов.