Новости

Третий экономический признак империализма: новые веяния в XXI веке

Более столетия назад увидела свет работа В. Ленина «Империализм, как высшая стадия капитализма» (работа была написана в 1916 году, а впервые опубликована в 1917 году). Многие ее положения сохраняют свою актуальность и в настоящее время (а некоторые предположения «классика», озвученные в работе, сегодня стали реальностью). 

Продолжатель Маркса попытался показать в указанной работе суть изменений, происшедших в мире капитализма за полвека с момента выхода «Капитала». Они нашли свое выражение в пяти признаках империализма (так Ленин стал называть новую, или высшую, стадию капитализма). Вот эти признаки, изложенные в работе: 

  1. 1. концентрация и централизация капитала достигает такой степени, при которой происходит образование монополий; 

  2. 2. сращивание промышленного и банковского монополистического капитала и образование на этой основе финансового капитала; 

  3. 3. вывоз капитала становится преобладающим по отношению к вывозу товаров; 

  4. 4. происходит экономический раздел мира международными союзами монополий; 

  5. 5. завершается территориальный раздел мира, начинается его передел.

Сейчас я хотел бы остановиться подробнее на третьем признаке и ответить на вопрос, насколько он актуален в XXI веке. Ленин писал в упомянутой работе: «Для старого капитализма, с полным господством свободной конкуренции, типичен был вывоз товаров. Для новейшего капитализма, с господством монополий, типичным стал вывоз капитала». Некоторые дополнения по третьему признаку есть в других работах «классика». Большую известность получила следующая его формула: «… вывоз капитала есть паразитизм в квадрате» (В. И. Ленин. Империализм и раскол социализма. - декабрь 1916 г.) 

В 2016 году мною была опубликована книга ««Империализм как высшая стадия капитализма». Метаморфозы столетия (1916–2016 годы)», приуроченная к столетию выхода в свет обсуждаемой нами работы Ленина. В ней я дал тогда расшифровку третьего признака применительно к современным условиям и сопровождал ее по возможности актуальной статистикой. 

Помимо всего, я обратил внимание на следующее отличие третьего признака в сегодняшних условиях по сравнению с тем, что было век назад. Тогда все ведущие капиталистические страны, как старые империалисты (Великобритания, Франция, Голландия, Бельгия), так и молодые (США, Германия, Япония), проводили достаточно жесткий инвестиционный протекционизм (ограничение доступа капитала из стран-конкурентов). Капитал направлялся в колонии и полуколонии. А также в страны формально независимые, но экономически более слабые (среди них – Россия). Из этого вытекает, что все ведущие империалистические страны были чистыми экспортерами капитала (значительное превышение вывоза капитала над его ввозом). А колонии, полуколонии и экономически слабые страны были чистыми импортерами капитала. В них капитал создавал прибыль (дивиденды и проценты), которые возвращались в страны происхождения капитала (в чем и проявлялся «паразитизм» вывоза капитала). 

А вот в XXI веке картина в группе ведущих капиталистических стран стала не столь однозначной. После Второй мировой войны стала происходить переориентация потоков капитала со стран зависимых и слабых на страны экономически развитые. Начался процесс усиления взаимозависимости стран Запада через инвестиционный обмен. И в настоящее время в группе ведущих стран Запада есть страны, которые остаются чистыми экспортерами капитала. А есть также страны, которые стали чистыми импортерами капитала. 

Оценить, является страна чистым экспортёром или импортёром капитала, можно с помощью платежного баланса (каждая страна составляет такой документ на годовой, квартальной и даже месячной основе). Но показатели вывоза и ввоза капитала могут сильно «скакать» от года к году. В какой-то год страна может оказаться чистым экспортером капитала, а в следующий – импортером. И наоборот. Для того чтобы оценить статус страны (чистый импортер или чистый экспортер капитала), лучше воспользоваться не платежным балансом, а таким статистическим документом, который называется «Международная инвестиционная позиция» (МИП). 

В нём находят отражение активы, которые формируются в результате длительного вывоза и ввоза капитала в таких формах, как прямые инвестиции (те, которые обеспечивают инвестору контроль над объектом инвестиций), портфельные инвестиции (т. е. которые обеспечивают лишь получение доходов), прочие инвестиции (преимущественно это кредиты и займы, обеспечивающие получение доходов в виде процентов). Если накопленные инвестиции от экспорта капитала превышают накопленные инвестиции от импорта капитала, то у страны чистая МИП со знаком плюс; имеет место чистый экспорт капитала. Если наоборот, то это чистая МИП со знаком минус, чистый импорт капитала. 

Информацию по МИП большинства стран мира можно найти в базе данных МВФ. Рассмотрим показатель МИП по десяти странам, у которых самые большие объемы накопленных за рубежом инвестиций (табл. 1). Это США, Великобритания, Германия, Голландия, Франция, Япония, Китай, Канада, Ирландия, Швейцария. По каждой стране привожу три показателя:

  • активы, накопленные в результате экспорта капитала за рубеж (АЭК); 

  • активы, накопленные в результате импорта капитала из-за рубежа (АИК); 

  • чистая международная инвестиционная позиция (ЧМИП). 

Табл.1. 

Международная инвестиционная позиция стран (по состоянию на середину 2023 года, трлн долл.)

Итак, из десяти представленных в таблице стран у шести ЧМИП имела положительное значение, т. е. их можно считать чистыми экспортерами капитала. А у четырех стран было отрицательное значение, они – чистые импортеры капитала. 

Среди чистых экспортеров капитала особенно выделаются Япония, Германия и Китай. Их суммарная чистая международная инвестиционная позиция на середину нынешнего года составила 9,04 трлн долл. 

Среди чистых импортеров капитала резко выделяются Соединенные Штаты Америки с ЧМИП, составившей 18 триллионов долларов. Да, США были и остаются главным экспортером капитала в мире. Например, в прошлом году экспорт капитала из США только в форме прямых инвестиций составил 426,25 млрд долл. (на втором месте была Япония с показателем 175,40 млрд долл.; на третьем – Великобритания с показателем 158,93 млрд долл.). 

Но по масштабам импорта капитала США еще более опережали и продолжают опережать остальной мир. Причем в импорте капитала Соединенными Штатами превалируют «прочие инвестиции». А это, напомню, преимущественно займы и кредиты. Из общей суммы накопленных иностранных инвестиций в американской экономике (51,58 трлн долл.) на прямые инвестиции пришлось лишь 27% (14,00 трлн долл.).

Чистыми импортерами капитала оказались Франция, Великобритания и Ирландия, но в сумме их ЧМИП составила достаточно скромную (на фоне США) величину, равную минус 2,22 трлн долл. Превышение накопленных в результате импорта капитала активов (АИК) над накопленными в результате экспорта активами (АЭК) у Франции составило 8,6%; у Великобритании – 4,2%; у Ирландии – 7,1%. А вот у США это превышение оказалось равным 53,6%. Проще говоря, в США ввезено капиталов на сумму, более чем в полтора раза превышающую сумму вывезенных капиталов. 

Примечательно, что темпы импорта капитала Соединенными Штатами уже многие годы намного превышают темпы экспорта, поэтому разрыв между значениями АИК и АЭК увеличивается. За период с конца 2019 по середину 2023 года величина АЭК США увеличилась на 4,73 трлн долл., или на 16,4%. А величина АИК за тот же период выросла на 11,07 трлн долл., или на 27,3%. 

Кстати, только что швейцарский банк UBS опубликовал свой очередной ежегодный доклад, содержащий оценки национального богатства стран мира Global Wealth Databook 2023. Национальное богатство США швейцарскими экспертами оценено в 139,9 трлн долл. Получается, что накопленные к настоящему времени иностранные инвестиции в американской экономике составляют почти 37 процентов национального богатства страны. По любым меркам, это высокий уровень зависимости страны от иностранного капитала. А это не просто страна, а, как считают в Вашингтоне, сверхдержава. 

Более ста лет назад Ленин писал об экспорте капитала как паразитизме в квадрате. Имея в виду, что, с одной стороны, вывоз капитала обескровливает экономику страны происхождения капитала. С другой стороны, такой капитал высасывает все соки из страны, куда этот капитал пришел. Эксплуатируя дешевую, почти бесплатную рабочую силу туземцев, вывозя природные ресурсы (которые были бесплатными в колониях и полуколониях) и иную продукцию в метрополию и получая бешеные прибыли. Сегодня мы сталкиваемся с новым феноменом: оказывается импорт капитала может быть не меньшим, а даже большим паразитизмом. «Классик» такого варианта себе представить не мог. 

Впрочем, право на такой паразитизм сегодня имеют очень немногие страны Запада. Большинство из них – мелкие «паразиты», которым все труднее обеспечивать свое безбедное житье за счет иностранных инвестиций. Гигантским, причем растущим, паразитом остаются лишь Соединенные Штаты. У них находится «печатный станок» (Федеральная резервная система США), который производит доллары, имеющие статус международной валюты. В некотором смысле наличие «печатного станка» является гарантией того, что Америка способна гасить свои обязательства перед иностранными кредиторами и заимодавцами. Поэтому она получает высшие инвестиционные и кредитные рейтинги от большой тройки рейтинговых агентств. И инвесторы, как мотыльки, летят на этот гипнотизирующий свет американского доллара и оценок рейтинговых агентств. А, между тем, по данным Министерства финансов США, внешний долг США по состоянию на август нынешнего года достиг 32,9 трлн долл. В контексте нашего разговора обозначенная сумма есть не что иное, как импорт капитала, причем в форме «прочих инвестиций» (займы и кредиты). Это примерно 64% всех накопленных иностранных инвестиций в американской экономике на середину года. На прямые инвестиции в общем объеме АИК у США пришлось 14 трлн долл. (27%), остальное (около 9%) – портфельные инвестиции. 

Очевидно, что дальнейшее паразитическое существование США за счет ускоренного наращивания импорта капитала сегодня под большим вопросом. Признаков и симптомов завершения затянувшегося паразитизма Америки более чем достаточно. Один из звоночков прозвучал в августе этого года, когда агентство Fitch пошло на беспрецедентный шаг: понизило кредитный рейтинг США (с AAA до AA+). А в ноябре прозвучал еще один звоночек: агентство Moody’s Investors Service ухудшило прогноз по кредитному рейтингу США со стабильного до негативного. У США уже возникают проблемы по использованию такого универсального средства поддержания своей экономики, как импорт капитала в форме «прочих инвестиций». 

ВАЛЕНТИН КАТАСОНОВ