Новости

Тревожное спокойствие Донецка. Жизнь после Авдеевки

Авдеевка снова наша, но Донецку, вопреки расхожему мнению, легче не стало. Уворачиваясь от ракет и снарядов, заходим на третий год СВО, готовимся к весне и желаем друг другу удачи.

- Утро доброе, братик! С праздником тебя. Подарка нет, но вот тебе патч красивый.

- И тебя с праздником! А кто это?

- Кот-комиссар. Купил при случае.

- Смешной.

В Донецке безлошадному трудно, а если ты журналист вдруг, так и вовсе беда. Благо, что знакомый офицер по делам в город выбрался и согласился подбросить. Сам-то он буквально живет на позициях, но тут подчиненного отправили в отпуск и часть задач пришлось взять на себя. "В город выезжаю ненадолго, мирной жизнью немножко дышу. Выходит, что сержант в отпуске, а я в полуотпуске", - смеется он.

На соседней улице задымление. Метров через триста наблюдаем еще одно. Может, конечно, мусор жгут во дворах, но как-то сомнительно. Утро выдалось громким. Не разгоняемся, но и не тормозим. Главное – в перекличку не заглянешь, ибо никакого мобильного интернета нет покуда через мост не перекатишься.

Донецк. Дорога

Донецк. Дорога

 

На мосту, закрывая собою дыру от прошлогоднего удара, остывает недорогая иномарочка, изрешеченная осколками. Трафик огибает мертвое железо, будто не желая подойти слишком близко и заразиться неудачей.

- Что я пропустил?

- Да это вчера уроды снова мост обстреляли и вон те дома.

- "Двухсотые"?

- По-моему, несколько человек "триста", но все живые.

- Тоже не крем-брюле. А я все понять не мог, зачем люди звонят и спрашивают, что там со мной. Курить-то можно в твоей военной машине?

- Да-да.

Закуривая, думаю об удаче. Она тут – первое дело. Только вдумайтесь: каждую секунду везти должно не только тебе, но и всем, кого знаешь! Всего раз не повезло, и ты либо к доктору, либо к ангелам. И еще неизвестно, что хуже. Видавшие последствия осколочных ранений соврать не дадут.

Буквально вчера мы сидели в кофейне, расположенной в двух-трех сотнях метров от библиотеки имени Крупской, когда в нее прилетела не одна, а сразу две "химеры". Трижды за день проезжали мимо, а тут на тебе! "ПВО сработало", - вздохнул собеседник. Ошибся. Уже через десять минут я стоял над воронкой, в которой, при желании, внедорожник можно схоронить. Коммунальные службы уже наводили порядок, вокруг суетились коллеги-федералы в бронежилетах и касках.

Это ли не чудо? Химеры, да в самый центр города, с его трафиком, да в пяти метрах от троллейбусной остановки, да в середине дня и лишь одна женщина ранена. Вероятность повторения трагедии на Текстильщике была значительно выше. Несоизмеримо. Но…повезло.

"А где боеприпас?" - спрашиваем у сотрудника СЦКК. Тот кривится, машет рукой. "Да коллеги ваши утащили вроде. Но осколков тут предостаточно. Под ноги смотрите", - отвечает. И через минуту осколки находятся. Все так – "хаймарс". Две ракеты на библиотеку? Варварство, но со смыслом.

А вот за несколько часов до описанных событий удача изменила дончанам. Прилет на тихую улочку. Тела и красная жижа на асфальте. Один мужчина за рулем сидел. Так и погиб. Может ждал кого, да так и не дождался.

"Товарищ мой этому дядьке сигарету прикуривал. Ну… прикурил и дальше пошел. А минут через десять туда прилетело", - как-то отстраненно рассказывал "Еж", когда мы проезжали там в конце дня. Кровь к тому времени уже песочком засыпали, осколки и мусор смели. Будто и не было там ничего. Мы ехали работать, и я старался не думать о том, что в этот самый момент кто-то плачет в опустевшей квартире. В опустевшей жизни, из которой вырвали остатки смысла. Будешь думать – сойдешь с ума. Ни к чему это.

Сегодня 24 февраля – два года с начала СВО или "День атакующего Отечества", как шутят в наших краях. Неделю назад наши взяли Авдеевку и продолжают наступление. "Донецк, обстрел продолжается! Не покидайте укрытий!" - стращают группы-переклички. А все по домам, ибо жизнью научены и дураков нет. Да и чего шарахаться, если морозит с обеда?

Полдень. Гостиничный номер. Здесь нельзя, но мы курим в окошко. Взгляд собеседника устремлен в никуда. Таких взглядов за десять лет я видел немало. Диктофон выключен. Окраины гремят.

- Ты взял Авдеевку. Что теперь?

- Что я чувствую, в связи с этим?

- Облегчение?

- Усталость. Там ребята мои остались. Но мы взяли ее!

Авдеевка стала темой недели, если не месяца, но дончане сдержанней прочих радовались освобождению города. Странно? Ничуть. Во-первых, местные знают и (что важнее) понимают, что за Авдеевку плачено кровью. Во-вторых, тут и детям известно, что ничего еще не кончено. Ворота в Донецк для ВСУ закрыли, да. Тем не менее, вопрос обстрелов остается открытым.

"Откуда же вас обстреливают?" - не унимаются пользователи соцсеточек из большой России. "Откройте карту!" - устало отвечают местные.

Тут надо объяснить, что обстрелы до и после Авдеевки – разные, поскольку теперь ВСУ терзают города, чтобы показать – еще могут. И тут благодарить нужно "экспертов", болтавших на федеральных каналах о том, что Донецк вздохнул с облегчением. Спасибо вам, дорогие эксперты и типун на ваши глупые языки!

И вот на этой ноте мы заходим на третий круг. Пожелайте нам всем удачи, ибо тут без нее никак.

Игорь Гомольский