Новости

«ТУЛОН» КРАСНОГО КОМДИВА: ПЕРВАЯ ПОБЕДА ЖУКОВА

Отправиться из лесов Белоруссии в пустыню, почти ничего не зная о специфическом противнике? Годами командовать устаревшей кавалерией, но умело и решительно использовать танки, тяжёлую артиллерию — и привести армию от неминуемой катастрофы к блистательной победе? Невероятно! Но это — реальная биография Георгия Жукова.

«Мы все глядим в Наполеоны…»

Когда-то у стен осаждённого Тулона в 1793 году молодой артиллерийский капитан Наполеон Бонапарт осторожно предложил с сильным корсиканским акцентом: «А давайтэ сначала бахнэм испытатэлным выстрелом?». Сильный недолёт показал революционному командованию, что лёгкого штурма не будет и сами по себе пушки не панацея. Но ключик к крепости вскоре был найден. Наполеоном. Так начался путь Бонапарта в историю. В жизни всех выдающихся полководцев был свой «тулон» — возможность себя показать и продвинуться по карьерной лестнице сразу через несколько ступенек вверх.

 

 

«Я только проверить…»

Первоначально Г. К. Жукова отправили в Монголию в качестве проверяющего. Что дела идут неважно, было понятно с самого начала, в командировочном удостоверении значилось расследование «причин неудовлетворительной работы командования и штаба» 57-го корпуса.

Прибыв на место, проверяющий предложил очевидное. «Выстрелить испытательным» и перенести командный пункт ближе к войскам. Позднее это станет его «визитной карточкой» — быть как можно ближе к передовой и видеть происходящее. Такую же привычку имели Роммель, Модель и Гудериан.

Первые грамотные ходы проверяющего побудили Москву назначить его командующим 57-м корпусом. Как нельзя вовремя.

Скорость реакции

Успех августа 1939 года на Халхин-Голе оставил в тени менее яркий, но все равно впечатляющий успех Г. К. Жукова в обороне ещё в июле. В тот момент японцы владели инициативой и решили обходным манёвром окружить советские войска на восточном берегу Халхин-Гола. Они тремя пехотными полками, так называемой группой Кобаяси, форсировали Халхин-Гол севернее советского плацдарма и двинулись через Баин-Цаган во фланг и тыл, к переправам. Катастрофа кажется неминуемой.

Маршал МНР Чойбалсан, комкор Жуков, командарм Штерн и посол Иванов у карты на Халхин-Голе

Здесь выдвижение командного пункта помогло Жукову вовремя узнать, что приближается страшное. Его реакция молниеносна. С марша в бой бросились танки и броневики. Конечно, атака с ходу привела к большим потерям техники. Из 133 танков было потеряно 77, а из 59 бронемашин — 37. Тем не менее, нельзя не признать две вещи. Во-первых, совершенно неочевидно, что атака через несколько часов с лучшей подготовкой была бы успешнее. Японцы бы успели закрепиться и подтянуть артиллерию. Во-вторых, 1939 год был временем, когда в поединке брони и снаряда побеждал снаряд. Также японцы активно использовали бутылки с зажигательной смесью — по опыту Испании. На жаре, в пустыне, они имели просто оглушительный эффект. Всё это увеличивало неизбежные потери.

Если бы не Жуков и его решительность, на Халхин-Голе мог образоваться «котёл» по модели финских «мотти» зимы 1939–1940 годов. С большими человеческими жертвами. Вместо этого контратаки танков, пусть слабо скоординированные, заставили японскую пехоту остановиться. Тем временем подтянулась советская артиллерия, и о продвижении японцев дальше уже не было и речи. Перед ними вставала стена огня. Также по японцам в районе Баин-Цаган стала работать артиллерия окружаемых — с западного берега Халхин-Гола. Всё это вместе заставило противника отказаться от своего плана и отойти за реку.

 

 

 

Класс игры выше, чем у Москвы

Один из парадоксов Халхин-Гола заключается в том, что Жуков продемонстрировал там «класс игры» выше, чем у Б. М. Шапошникова и К. Е. Ворошилова. Ещё 13 июля 1939 года он отдал приказ об отводе главных сил корпуса с восточного берега реки Халхин-Гол на западный с целью подготовки к контрнаступлению. Второй причиной был увод подразделений с позиций, где они несли потери от постоянного артогня противника. Причём комдив Жуков смело вступил в дискуссию с маршалом Шапошниковым и отстаивал свою точку зрения. Уже тогда вырисовываются контуры августовского наступления с обходом флангов. Приказ всё же был отменён из Москвы, невзирая на заступничество Г. И. Кулика, тоже находившегося на Халхин-Голе. Горькую пилюлю подсластили переименованием особого корпуса в 1-ю армейскую группу.

Красноармейцы атакуют на Халхин-Голе при поддержке танка БТ-7

Однако именно в этот момент японцы решили использовать против советских позиций… тяжёлую артиллерию. На Халхин-Гол прибывает артиллерийская группа под командованием генерал-майора Хаты. Двадцать третьего–двадцать пятого июля 1939 года на советские позиции обрушивается шквал тяжёлых снарядов, вслед за которыми в атаки идёт японская пехота.

Возникает логичный вопрос: а как же предполагалось отбить наступление, если главные силы отведены назад? На этот случай у Жукова уже имелось централизованное управление артиллерией армейской группы. Это позволяло сосредоточить концерт из 50-75% имевшихся орудий перед центром или флангами. В итоге японское наступление благополучно отбили артиллерией. Она играла главную и решающую роль, в том числе и по мнению самих японцев. Ударная группа 6-й и 11-й танковых бригад даже не вводилась, оставаясь в резерве, — это к вопросу о целесообразности использования танков в контрударах. Жуков понимал, когда действительно надо без промедления контратаковать, а когда и так справляются.

Таким образом, решение командующего вывести войска с плацдарма и готовить к контрнаступлению являлось более чем разумным, но в Москве решили не рисковать. Перестраховщиками оказались Ворошилов и Шапошников.

Внезапность — наше всё

В течение всей войны, а не только на Халхин-Голе, характерной чертой Жукова было умение обеспечивать внезапность и скрывать свои приготовления от противника. В отличие от многих его коллег, оперативная маскировка была сильной стороной Жукова.

Г.К. Жуков среди командиров РККА во время боёв на Халхин-Голе

Вроде бы простые меры — сокращение круга лиц, привлечённых к подготовке операции, перегруппировки по ночам — давали вполне ощутимый эффект. Что особенно важно, советское наступление началось вовремя, упредив противника, — японцы назначили своё наступление на 24 августа, советское началось в воскресенье 20 августа. Хорошо спланированный удар приносит всем известный успех.

 

 

 

Только ли Жуков?

Конечно, нельзя не признать, что победа на Халхин-Голе — это результат коллективных усилий. Немалую роль сыграли авиаторы, завоевавшие для советских ВВС если не полное господство, то преимущество в воздухе. В актив командарма 2-го ранга Г. М. Штерна, безусловно, нужно записать саму организацию снабжения 57-го корпуса, а потом и армейской группы на Халхин-Голе, удалённой на 650 км от станций выгрузки. Ведь требовалось доставить тысячи тонн боеприпасов, горючее для самолётов, автомашин и танков, продовольствие и даже дрова. Это стало настоящим подвигом на ниве логистики. Однако без решений на месте всё это могло пойти прахом.

«Тулон» на Халхин-Голе продемонстрировал всё то, что помогало Жукову добиваться успеха в дальнейшем: быть близко к войскам, оперативно принимать решения, прогнозировать ситуацию, тщательно маскировать свои приготовления, грамотно использовать технические средства борьбы — в первую очередь артиллерию.

Со стороны Жукова мы видим обоснованное, хотя и кажущееся рискованным решение. Кроме того, в свете японского артиллерийского наступления 23–25 июля, приказ 13 июля выглядит просто провидческим. В дальнейшем Жуков не раз демонстрировал умение предвидеть развитие событий и ходы противника, но именно на Халхин-Голе был первый такой случай. Неудивительно, что по итогам июля 1939 года Г. К. Жукову присвоили очередное звание комкор.

 

Загрузка...