Новости

Турция: западный финансовый прессинг на Россию будет только нарастать

Проблема полностью не решена, однако активные переговоры ведутся

 

С конца прошлого года стали поступать тревожные сообщения о далеко не единичных случаях отклонения турецкими банками российских платежей и закрытия счетов российских компаний. «Некоторые финансовые организации начали закрывать компаниям счета и повысили требования к физлицам, собирающимся завести карточку. В начале года бизнес уже жаловался на приостановку платежей между Россией и Турцией. На данный момент расчёты все еще заморожены», – цитируют «Ведомости» представителей деловых объединений.

Едва ли случайно такая политика совпадает по времени с небезызвестной указивкой Джо Байдена от 22 декабря 2023 г., предписывающей вводить санкции против финансовых структур, связанных с крупными поставками для оборонно-промышленного комплекса и смежных российских отраслей. С учетом того, что территория Турции по-прежнему изобилует военными базами и разведывательными объектами США и НАТО (откуда ближневосточная страна выходить явно не собирается), упомянутые действия сложно назвать неожиданными, тем более что они содержат как политическую, так и экономическую подоплёку.

Известно, практически с самого начала СВО Вашингтон оказывает серьёзное давление на Анкару и её соседей по региону с целью максимального осложнения финансовых транзакций с российскими контрагентами. Согласно упомянутой директиве Сонного Джо, «министру финансов... разрешается принимать меры в отношении иностранных финансовых структур, если выяснится, что эти структуры проводили или облегчили любые существенные транзакции в таких сферах экономики России, как технологии, оборона, строительство, космос, если выясняется, что такая деятельность помогала российскому оборонно-промышленному комплексу». Комментируя документ, министр финансов Джанет Йеллен заверила: «…мы без колебаний будем применять предоставленные нам новые инструменты, чтобы принимать решительные точечные меры против любых финансовых структур, которые помогают поставкам для российской оборонной промышленности».

Напомним, что платёжные проблемы с турецкими банками возникают не впервые. Так, осенью 2022 г. все они начали отключаться от платежной системы «Мир», как сообщалось, под давлением США. И поныне использование этой системы не восстановлено на турецкой территории в полной мере. Немаловажен и фактор американо-турецкого торгово-экономического сотрудничества. По данным за 2021-23 гг., в Турции работают свыше 2000 компаний из США, а по темпам роста зарубежных инвестиций в американские компании занимают с начала 2020-х гг. первое место. Аналогичная картина наблюдается и в отношении турецких инвестиций в США с начала 2020-х годов. 

В минувшем июле сообщалось о планах Анкары и Вашингтона увеличить в ближайшие годы взаимный товарооборот рекордных 100 млрд. долл. в год в рамках договоренностей лидеров двух стран на полях саммита НАТО в Вильнюсе. По мнению официоза Hürriyet, «на фоне успешной встречи Эрдогана и Байдена открываются новые перспективы для сотрудничества между двумя странами во многих областях, в том числе в части инвестиций США в турецкую экономику».

Уже одно только это показывает экономическую зависимость Турции от США и, даже если абстрагироваться от тесных связей местных элит с Лондоном и другими западными столицами, крайне затруднительно представить внешнеэкономическую и финансовую политику в отношении подсанкционных стран, полностью игнорирующую руководящие предписания. Добавим к этому отставку главы Центробанка Хафизе Гайе Эркан, проработавшую в этой должности чуть более полугода. Её сменил Фатих Карахан, также, как и его предшественница, с идеальной для этой должности биографией. До того как стать в июне 2023 года зампредом ЦБ Турции, этот 42-летний уроженец Эскишехира получил степень магистра и доктора экономических наук в Университете Пенсильвании, работал в Федеральном резервном банке Нью-Йорка, приглашённым преподавателем в Колумбийском и Нью-Йоркском университетах, был главным экономистом Amazon... По оценке одной из ведущих бизнес-ассоциаций Турции DEIK, сбои платёжных операций представляют собой «серьёзный риск на предстоящий период. Банки в Турции усилили проверку транзакций, связанных с Россией, чтобы избежать санкций США, что приводит к затягиванию денежных переводов. Для российской стороны США разыграли свою самую большую козырную карту в плане платежей и денежных переводов. Поэтому решения от 22 декабря представляют для Турции значительный риск. Шаги, предпринятые в отношении банковских транзакций, окажут непосредственное влияние на многие страны».

Начиная с января, возросло количество жалоб российских импортёров на невозможность перевода денег в Турцию и из неё, и, несмотря на периодически раздающиеся успокаивающие фразы, проблема полностью не устранена. Так, Георгий Властопуло, старший партнёр крупной российской компании «Оптималог», специализирующейся на международных грузоперевозках и логистике, поясняет: «…95% платежей не зачисляются, возвращаются обратно. Партнеры сами говорят, что зачислять не можем, потому что из РФ трансграничные платежи банки рассматривают как потенциальные рисковые операции. У нас есть компания в Турции, но оплатить за логистические услуги, которые не относятся никоим образом к санкционным товарам, тоже не представляется возможным. Ибо ни в рублях, ни в лирах банки не принимают деньги. То же с оплатами товарных поставок – запланированных и реализованных». 

Аналогичную информацию сообщают российские предприятия, импортирующие из Турции промышленное оборудование. К слову, его доля в большинстве российских отраслей за истекшие 5 лет повысилась, по неофициальным оценкам экспертов Минпромторга и Минэкономразвития РФ, с 35-40% до 65-70%, что обусловлено, прежде всего, антироссийскими санкциями коллективного Запада, в которых Анкара официально не участвует. Согласно некоторым статистическим данным, к концу прошлого года Турция начала замедлять экспорт т. н. «товаров двойного назначения». 

Вместе с тем возникшая в двусторонних финансовых взаимоотношениях неоднозначная ситуация позволяет сомневаться в решимости турецких партнёров и далее игнорировать санкционные ограничения. Как рассказал «Ведомостям» погружённый в тему источник, «до декабря в Турции с точки зрения работы с Россией было два всеядных и два полувсеядных банка». После того как «всеядным» пригрозили внесением в наиболее проблемный SDN-лист, они начали закрывать корсчета части российских клиентов. «Полувсеядные» банки также начали разрывать отношения, но в основном с теми, кто стал их клиентом после 24 февраля 2022 года. Компаниям приходят от банка уведомления с рекомендацией завершить все отношения и закрыть счёт в течение установленного времени. Государственные банки проводят отдельные платежи за продовольствие, лекарства и некоторые другие товары из «зелёного» списка, однако делают это только в национальных валютах.

При этом Турция как закупала, так и продолжает закупать у России нефть и нефтепродукты, примеряя на себя роль ключевого перевалочного / реэкспортного хаба для российских энергоресурсов. Со второго полугодия 2022 г. турецкие компании покупают эти товары с дисконтом, оставляя часть на внутренние нужды, а остальное перепродавая в Европу и Азию, надо полагать, не себе в убыток. Проблем с расчётами за импортируемый из РФ природный газ (включая сжиженный), как и за внешнеторговый транзит через Черноморские проливы, по-прежнему не возникает.

В последнем случае это обусловлено тем, что к настоящему времени доля российского грузотранзита в объеме транзитных потоков грузов через Босфор и Дарданеллы превышает 40%, в т. ч. по нефти и нефтепродуктам – свыше 65%, обеспечивая Турции более 60% ежегодных транзитных доходов по этому маршруту. Пользуясь растущей «проливной» зависимостью Москвы (особенно после февраля 2022 г.), умелые торговцы из Анкары регулярного повышают транзитные расценки. 

В ходе предполагаемого визита Владимира Путина, подготовка к которому активно ведётся, Турция рассчитывает обсудить газовый вопрос, строительство АЭС «Аккую» и Сирию, сообщил министр иностранных дел Хакан Фидан. В свою очередь, Дмитрий Песков акцентировал внимание на двустороннем торгово-экономическом сотрудничестве, а также на региональной проблематике. Надо надеяться, хотя бы отчасти взаимоприемлемые решения будут найдены, хотя для этого предстоит немало поработать.

P.S. Турецкие банки возобновили приём платежей из России по ограниченному перечню групп товаров, включая сельхозпродукцию, медицину, текстиль, туризм и образование. 

 

ДМИТРИЙ НЕФЁДОВ