Новости

Турецкое «окно возможностей» Су-35

Военное обострение между Афинами и Анкарой может обернуться новыми заказами на российскую авиатехнику.

Греция покупает во Франции 18 истребителей Dassault Rafale. О сделке, которая усилит греческие ВВС целой эскадрильей французских боевых самолетов, премьер-министр Греции Кириакос Мицотакис и президент Франции Эмманюэль Макрон договорились в начале сентября на Корсике перед началом саммита стран Юга Европы. На форум съехались представители Франции, Греции, Италии, Испании, Кипра, Мальты и Португалии. Ожидается, что этот крупный греко-французский оружейный контракт, направленный на противодействие Турции, будет окончательно оформлен к концу года. Ранее состоялась покупка греками французских боевых кораблей.

Почему Афины и Париж столь активно стали «дружить» против Анкары и может ли такая «дружба» как-то сказаться на военно-техническом сотрудничестве России и Турции, «Армейскому стандарту» рассказал военный эксперт, замдиректора Центра анализа стратегий и технологий (ЦАСТ) Константин Макиенко.

Новая эскадрилья боевых самолетов Dassault Rafale пополнит в греческих ВВС уже существующий парк Lockheed F-16 Fighting Falcons, Dassault Mirage 2000s и McDonnel Douglas F-4 Phantom II. Кстати, из нескольких десятков французских Mirage 2000 восемь разбились. Причем в основном по технических причинам.

Правда, новыми их можно считать относительно. Восемь первых самолетов, которые получат греки, уже принимали участие в боевых действиях в Ливии, штурмуя там объекты на авиабазе Аль-Ватия. Следующие десять истребителей Rafale, по предварительной информации, должны быть новыми. Но их грекам придется подождать, так как французские авиастроители сейчас заняты сборкой двадцати таких же самолетов для Египта, и выполнение одновременно двух таких крупных контрактов они просто не потянут.

Что за самолет покупает Греция? Франция позиционирует его как истребитель поколения «4+». Большая часть элементов его фюзеляжа сделана из композитных материалов. Кроме того, он имеет современную радиолокационную станцию с активной фазированной антенной решеткой. Максимальная скорость Rafale — 1,8 Маха, то есть более двух тысяч километров в час. При этом он несет девять тонн груза — баки с топливом, ракеты «воздух–воздух» и «воздух–земля», управляемые бомбы. Всего предусмотрено 13 точек подвески. Французский Rafale способен нести и перспективную европейскую ракету METEOR большой дальности.

Если эта сделка состоится, французские истребители действительно существенно добавят мощи греческим ВВС, которые активно готовятся бороться с Турцией за власть в Восточном Средиземноморье, где Греция оспорила вопрос освоения Турцией энергоресурсов.

F-16.

 F-16.

Напряженность в отношениях между Анкарой и Афинами в последнее время резко возросла. В этом конфликте Франция демонстративно поддержала Грецию, отправив свой флот в Восточное Средиземноморье. Конфликт, который сейчас активно развивается между этими странами, — это фактическое противостояние среди членов НАТО. И первой страной, которая противопоставила себя другим членам альянса, была Турция.

Долгое время внешняя политика этой страны стояла на трех китах: курс на Запад и присоединение к Евросоюзу, активное членство в НАТО и работа на Ближнем Востоке через курдскую проблематику. Однако после 2016 года, когда в Турции была предпринята попытка военного переворота, в которой президент Эрдоган обвинил Соединенные Штаты, Анкара пересмотрела свою внешнюю политику. Пошли даже разговоры о том, что страна может выйти из НАТО или отказать американцам в использовании военной базы совместного базирования ВВС США и Турции «Инжирлик». Она расположена в 8 км от Аданы и является самой восточной базой командования ВВС США в Европе.

Ситуация обострилась в 2019 году, когда, несмотря на мощное противодействие Вашингтона, Анкара все-таки купила у России партию российских зенитных ракетных систем большой дальности С-400 «Триумф». США оценили эту сделку как явно недружественный шаг и начали против Турции — страны НАТО — санкционную политику, которую, естественно, поддержали европейские страны. И когда в отношениях Афин и Анкары из-за спорных шельфовых месторождений возникла напряженность, европейцы встали на сторону Греции. Так Франция поддержала ее не только политически, но и в военном отношении.

— Греческое правительство сделало заявление о том, что оно покупает у французов восемнадцать Rafale, — поясняет военный эксперт, замдиректора Центра анализа стратегий и технологий Константин Макиенко. — Это будут подержанные самолеты, так как на новые у греков денег нет. Сделка фактически является завершением многолетней эпопеи продвижения французами своих самолетов на греческий рынок.

— Но если, как вы говорите, у греков нет денег, то как они смогут купить такую большую партию самолетов?

— Вероятно, французы предоставят им какие-то кредитные схемы, в том числе с рассрочкой платежей. До этого греки были покупателями и операторами самолетов Mirage 2000 и Mirage 2005, еще раньше покупали «Миражи» третьего поколения. Короче говоря, греки — давние пользователи французских самолетов. Так что очередная их покупка, с одной стороны, вроде бы и не удивительна. Удивительно другое — что они в принципе, находясь в столь тяжелом финансовом положении, идут на эту сделку. Видимо, на это их решение принципиально повлияли сильно обострившиеся отношения с Турцией. С учетом того, что турецкие ВВС сильнее греческих, такой шаг с их стороны вполне оправдан.

— Но у турок ведь тоже все непросто из-за обострившихся отношений с США?

— Да, их парк боевой авиации представлен в первую очередь американскими самолетами F-16, которые должны обслуживать их американские производители. А с ними сейчас отношения сложные… В поставках F-35 Вашингтон Анкаре отказал из-за покупки турецкой стороной российских комплексов С-400. Какое-то время турецкие ВВС смогут самостоятельно поддерживать свой парк F-16 и других боевых самолетов, но со временем без поддержки производителей им все же не обойтись.

— Можно купить запчасти через какие-то третьи страны. Так многие делают.

— На нелегальных покупках запчастей долго не протянешь. В любом случае встанет вопрос: как решать эту проблему? И, учитывая то сближение, которое в последнее время имеется между Россией и Турцией, а также большую потребность Турции в обновлении своего парка боевой авиации, у нас открывается окно возможностей по продвижению наших самолетов в эту страну. Это могли бы быть, допустим, Су-35 либо Су-30.

Су-35.

 Су-35.

— А почему турки не могли бы купить у французов те же Rafale?

— По двум причинам. Во-первых, они уже есть у греков. А во-вторых, французы им эти самолеты просто не продадут, так как Франция является одним из самых жестких критиков Эрдогана. Париж обвиняет его в нарушении прав человека, исламизации страны. К тому же и Макроном, и Эрдоганом теперь движет и личная неприязнь. Макрон заявляет о том, что с Турцией у него проблем нет — они есть только лично с Эрдоганом. Эрдоган ему в ответ тоже высказался нелицеприятно. Так что в данный момент шанс купить что-то кроме наших самолетов у Турции крайне малы.

— Турки могли бы взять шведские истребители Gripen.

— Эрдогану их тоже не продадут. Опять напомнят все про те же права человека. К тому же в этих самолетах используется американский двигатель, и американцы могут запретить эту сделку. Так что остаются только Россия и Китай.

— Почему тогда не Китай?

— Думаю, наши самолеты более вероятны хотя бы по той простой причине, что китайцы в значительной степени сидят на игле наших, российских двигателей. Мы ведь, в случае чего, можем просто отказаться их поставлять, что не раз уже бывало. Турки это прекрасно понимают и вряд ли захотят обострять.

— Ну да, тем более что в последнее время наши страны идут на сближение…

— На сближение идем, но друзьями до сих пор все равно не стали. Турция как поставляла свои ударные беспилотники Украине, так и поставляет. Эта техника, которая может быть использована против ополченцев Донецка и Луганска. Так что здесь — тонкий момент…

Кстати, «Блумберг» понизил кредитный рейтинг Турции, так как там явные проблемы в экономике. Турки слишком много тратят на свои врешнеполитические авантюры в Ливии, Сирии и других странах. Поэтому при продаже российских самолетов Турции нам, как и французам при продаже Rafale грекам, тоже обязательно придется применять кредитную схему. Если мы будем настаивать, чтобы турки заплатили кэшем, то мы так же вынуждены будем предложить им какие-то подержанные самолеты. Или первую партию — подержанных, а затем уже новых. Но думаю, что Эрдоган из-за своих высоких амбиций на это, скорее всего, не пойдет. Хотя я считаю, что в сложившейся ситуации вариантов для маневра у него немного. А для нас, напротив, открывается окно возможностей. И очень вероятно, что в перспективе может состояться очередная громкая российско-турецкая оружейная сделка. 

Олег Божов