Новости

Удар по мозгам. Разоблачения новых фейков украинской пропаганды

По мере освобождения Мариуполя появляются сотни документальных свидетельств нарушения украинской стороной законов войны. Следовательно, ей был жизненно необходим новый инцидент для обвинения России в военных преступлениях. Таковым стал информационный вброс о «резне в Буче»

В своём недавнем интервью изданию Украина.ру известный политтехнолог Дмитрий Выдрин дал емкое определение, что такое «информационная война».

«Помните классическое определение войны? "Война — это продолжение политики другими средствами", — рассуждает Дмитрий Выдрин, — соответственно, "информационная война" — это продолжение информационной политики другими средствами. То есть здесь экстремально расширяется набор средств, механизмов, инструментов воздействия на сознание (и особенно подсознание) личности — вплоть до ее уничтожения… Нужна однородная масса, проще управляемая приказами».

Речь идёт об управляемой эмоциями толпе, формировании ее коллективного мнения в необходимом русле. Превратить набор индивидуальностей в толпу — задача не такая уж сложная: главное — отключить критическое мышление отдельно взятого человека, сделать так, чтобы ему стало комфортнее пребывать в толпе и жить по ее законам. Это достигается различными способами, в первую очередь полным отключением от альтернативных источников информации.

Борьба с оппозиционной прессой и телеканалами на Украине носила отнюдь не случайный характер. Унификация получаемых сведений помогает киевской власти выстроить нужную ей картину мира — через контроль над медиа, через рассылаемые и принимаемые к исполнению «темники», добровольное желание общества питаться этой продукцией.

Для последнего задействована система внутренней готовности к сплочению, например, под видом национального «патриотизма». То есть индивидуум — в дополнение к существующим ограничениям — сознательно отсекает от себя иные источники информации, в нашем случае из РФ. Они заранее воспринимаются как «вражеские» и не несущие никакой объективной информации.

Человек оказывается как бы в информационном коконе и готов некритически воспринимать тезисы, которые определяются общей политикой государства. Это восприятие усиливается различными политическими и рекламными технологиями, инстинктивным желанием быть вместе с окружающими большинством (сформированным по аналогичным принципам), естественным изнурением от стресса (например, бесконечными сиренами «воздушных тревог»).

Через некоторое время такому обществу можно скормить практически любой темник — уставшей памяти просто не хватает, чтобы вспомнить, чем заканчивались предыдущие пропагандистские вбросы, например, о «героически погибшем» украинском гарнизоне острова Змеиный (который на самом деле сдался в плен) или авиаударе по мариупольскому роддому (чудовищный фейк, который — после интервью его главной героини Марианны Вышемирской — утратил свою актуальность).

Однако не факт, что украинская публика вообще знает, чем закончились эти нашумевшие истории, — ее внимание занято новой историей, на этот раз «резней в Буче».

Даже поверхностное изучение представленных украинской стороной фото и видео вызывает множество вопросов: почему лежащий на обочине «труп» вдруг машет рукой (а позже, как видно в зеркале заднего вида, даже присаживается); почему на идентичных фото варьируется количество жертв — некоторые встали и ушли? Почему на фото некоторых жертв кровь свежая, а не запекшаяся — если русские ушли несколько дней назад. Почему о лежащих прямо на улицах городка жертвах не стало известно сразу после входа украинских войск, хотя украинской стороной осуществлялись детальные съёмки «зачистки» Бучи?

Могли быть реальные жертвы среди мирного населения? Безусловно, тем более город накануне подвергся обстрелу артиллерией ВСУ, но где списки жертв, их опознание, экспертиза причин смерти?

Известный журналист Максим Равреба даёт свою подборку наблюдений: «1. ВС РФ покинули Бучу 30 марта. 2. 31 марта мэр Бучи Анатолий Федорук сообщил про перемогу. 3. Лицо мэра радостное, хотя если на улицах валяются 200 [то есть убитые — Ред.], ОСНОВАНИЙ ДЛЯ РАДОСТИ НЕТ. 4. 1-2 апреля мы ничего не знаем про 200 на улицах Бучи. 5. 3 апреля мы о них узнаем, с видеофиксацией. ПУБЛИКАЦИЯ ПОДОБНЫХ МАТЕРИАЛОВ ЗАПРЕЩЕНА. До 12 лет тюрьмы, если вы не забыли. Кто опубликовал? 6. ЭСПРЕССО, ПРИНАДЛЕЖАЩЕЕ КОЛЕ КНЯЖИЦКОМУ. Пропагандистский ресурс, разносчик фейков. Но и ему запрещены подобные публикации. Надеюсь на следствие/суд. 7. Я увидел во всех видеофиксациях до десяти 200. А СОВСЕМ НЕ ТРИСТА» [орфография автора].

Украинской стороне этого кажется мало, и она даёт информацию об иных «зверствах российской армии» в Киевской области, причем кадры из Мариуполя с замученной женщиной, на животе которой — предположительно «азовцами» — выжжена свастика, выдают за жертву русских в Гостомеле. А мэр Ирпеня договорился до того, что «рашисты расстреливали женщин, девочек, а потом ездили по ним на танках».

 

«Пришло время холодной ярости, — подливает масла в огонь мэр Днепропетровска Борис Филатов— Теперь у нас есть моральное право спокойно и с совершенно незамутненным разумом убивать этих [русских] нелюдей по всему миру, неограниченное количество времени и в максимально больших количествах».

Международная информационная кампания дисциплинированно стартовала в одно время, с прицелом на серьёзные политические последствия: усиление санкционного давления и дальнейшей демонизации России, поставки тяжелого вооружения Украине, нивелирование информации о совершенных в Мариуполе военных преступлениях ВСУ (задокументированных сотнями свидетельств), мобилизация порядком уставшего от войны и идущего к экономической катастрофе украинского общества для дальнейшего сопротивления.

И когда пропагандистская волна очередной раз схлынет, поставленные цели будут уже реализованы.

Константин Кеворкян