Новости

Украина: пустые надежды на Турцию

Официальный визит президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в Киев завершился обещанием оказать украинской армии помощь на $50 млн и обязательствами украинской стороны поставлять Турции самолёты Ан-178, довести объём двусторонней торговли до $10 млрд в год (сейчас он составляет $4 млрд) и изгнать из страны организации Фетхуллаха Гюлена (Fethullah Gülen) – беглого турецкого проповедника, стоящего в жёсткой оппозиции к Эрдогану.

Стороны также обсудили перспективы импорта природного газа из Азербайджана через Турцию на Украину по Трансанатолийскому газопроводу и создание зоны свободной торговли.

Особенно украинской прессе понравилось заявление Эрдогана о непризнании «аннексии» Крыма и бандеровское приветствие из его уст для почётного караула «Слава Украïнi!».

 

У читателя создавали ложное впечатление, будто турецкий президент сочувствует бандеровской идее и принимает её, потому он так и сказал. В действительности это был всего лишь жест дипломатической вежливости. Эрдогану сказали, что это украинское военное приветствие, без остальных подробностей, он его и произнёс.

У Турции на Украине есть определённые интересы, но они не совпадают с интересами Украины. Турецкая Республика в настоящее время проводит активную внешнюю политику на Ближнем Востоке, в Африке, осмеливается по ряду вопросов перечить США и ЕС (в отличие от Украины), в чём-то плотно сотрудничает с Россией, в чём-то, напротив, ей противодействует, как в Сирии и Ливии.

В такой ситуации Анкара ищет выверенный баланс сил между многими центрами силы, чтобы выстроить выгодную для себя архитектуру внешнеполитического взаимодействия с ними. Украина, конечно же, таким центром силы не является и служит лишь объектом внешнеполитических устремлений более мощных государств.

Лозунги Эрдогана о принадлежности Крыма и Донбасса Украине и готовности Анкары отстаивать эту точку зрения на международной арене – не более чем дипломатический реверанс. У Турции элементарно отсутствуют средства давления на Россию по этим вопросам. Ведь главным инструментом здесь выступают экономические санкции, а Турция в них совсем не заинтересована. Наоборот, Турция выступает за наращивание торгового оборота с Россией, невзирая на статус Крыма и республик Донбасса.

Анкара разделяет идею признания национально-культурной автономии крымских татар, но не для того, чтобы поддержать притязания Киева на Крым, а в плане долгосрочной стратегии. Серьёзные геополитические проекты краткосрочными не бывают. Если такая автономия будет признана Верховной радой, Анкара, безусловно, возьмёт её под опеку. Партнёрами Эрдогана на внутриполитической сцене выступают националисты под руководством влиятельного политика Девлета Бахчели. Президент Турции не может позволить себе обойти вопрос Крыма молчанием, местные националисты ему этого не простят и лишат своей поддержки.

Тем более что главная мечта Анкары – сделать Крым не украинским, а турецким. Помешать этому Киев никак не сможет, как не смог этого сделать в годы принадлежности Крыма Украине. В структуре тогдашнего меджлиса во главе с Джемилёвым и Чубаровым существовал Отдел по внешним связям, по сути дублирующий функции украинского МИД. Меджлис с Анкарой разговаривал напрямую, без посредничества Киева.

Украина интересна Турции разработками военно-промышленного комплекса. Турецкий танк «Алтай» до сих пор находится в проекте, в то время как на Украине ещё сохранилось танкостроение. Выгодным может быть и украинско-турецкое сотрудничество в энергетической сфере, но только для Турции. Зеленский изобразил обсуждение возможных поставок газа по Трансанатолийскому газопроводу как шаг на пути к диверсификации поставок энергоресурсов. Но такой сценарий Украине совершенно невыгоден.

На данный момент Киев импортирует газ из Венгрии, Польши и Словакии, создавая информационную иллюзию, будто это не российский газ. Кроме российского, другого газа в Европе нет. Соединённые Штаты только начинают свою газовую экспансию в этот регион, поставляя сжиженный газ в Польшу и Литву. Это для Европы – капля в море. Россия по-прежнему остаётся ведущим поставщиком голубого топлива европейским потребителям. Газ напрямую из России на Украину стоил бы дешевле, чем российский газ из Польши, Словакии, Венгрии, но Киев играет в диверсификацию, заставляя налогоплательщиков платить за такой реверс из своих карманов. Реверсные поставки газа выгодны узкому кругу лиц – как европейским посредникам, так и руководству НАК «Нафтогаз Украины», получающему поистине космические зарплаты и премии.

Трансанатолийский газопровод проложен из Азербайджана к границам Греции. Его мощность - 16 млрд кубометров. В перспективе её планируют довести до 31 млрд, а газ поставлять через Грецию в страны Южной Европы. Из выше упомянутых 16 млрд кубометров газа шесть Турция оставляет себе, остальные идут дальше. Для Украины газа просто нет. Когда конкретно будет увеличена пропускная способность газопровода, тоже неизвестно.

К тому же этот газ сможет попасть на Украину опять-таки только через Европу, т. е.по завышенным реверсным ценам. Разве это можно считать прибыльной сделкой? Турция старается пропустить через свою территорию максимальное количество транзитных маршрутов и подключить к ним как можно больше потребителей. Это даст ей возможность влиять на ценообразование того газа, который она потребляет сама.

Украина же всего этого лишится. Те 10 млрд кубометров газа, которые по Трансанатолийскому газопроводу идут в Европу в обход Украины, лишают украинский бюджет хорошей прибыли, которая могла бы в нём осесть, если бы этого газопровода не было. В этом контексте Турция не партнёр Украине, а конкурент.

В 2016 году в Турции произошла попытка государственного переворота, за которой, по убеждению Эрдогана, стоял Гюлен (проживает в США). Задолго до переворота Гюлен создал сеть платных дошкольных и школьных образовательных учреждений в странах, где у Турции или турецкого капитала есть свои интересы. Гюленовские детсады и лицеи с приличным уровнем образования появились в России, Молдавии, Украине. Через эти учреждения турецкий бизнес выходил на обеспеченных родителей учащихся, завязывал деловые контакты. Шёл отбор талантливых детей, они обучались бесплатно.

Постепенно за рубежом образовалась целая сеть гюленовских учреждений под зонтиком главной организации «Хизмет», со связями внутри Турции. Разгром этой сети Эрдоган считает залогом собственной политической выживаемости. Ради этого можно и пообещать Украине $50 млн.

«Сегодня я получил очень подробные факты от президента Эрдогана, есть разные фамилии. Всю эту информацию я уже передал руководителю СБУ, который должен этим заниматься», – отрапортовал Зеленский перед журналистами.

Но большой вопрос: а дадут ли и Зеленскому, и СБУ «этим заниматься» Соединённые Штаты? Или господин Сорос, фактически управляющий украинской экономикой через подконтрольное правительство?

После визита Эрдогана в Киев и обещаний Зеленского разобраться с гюленистами украинские СМИ сообщили, что речь идет о школах FETO (организация объявлена в Турции террористической), которые есть на Украине. Государственное турецкое агентство Anadolu ещё в 2016 году сообщало, что FETO на Украине ведёт деятельность в сферах образования, культуры и средств массовой информации под вывесками Международной школы «Меридиан» и Украинско-турецкого культурного центра Işık («Сияние»). «Руководство школы прилагает усилия к тому, чтобы наряду с самыми эрудированными и успешными детьми сюда поступали дети известных политиков и общественных деятелей. Таким путём террористическая организация пытается «повлиять» на политиков, бюрократов и предпринимателей и использовать в собственных интересах», – писало Anadolu. Украинская пресса уже взбурлила вопросами: «Продаст ли Зеленский невинных людей за 50 млн долларов?» Сами же турецкие оппозиционеры, которые находятся в чёрном списке Эрдогана и скрываются от преследования на Украине, заявляют, что «не ждали такого от Зеленского».

На фото. Визит президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в Кие

Владимир Дружинин

Раздел "Авторы" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Мнение автора материала может не совпадать с позицией редакции. Редакция не отвечает за достоверность изложенных автором фактов.