Новости

Украинцев снова поменяют на украинцев

Как, в каком составе и когда пройдет Большой обмен-2

После обмена заключенными в субботу 7 сентября, Владимир Зеленский анонсировал новый обмен - "всех на всех". Президент заявил об этом прямо на летном поле, после приземления самолета с 35 украинцами. 

Позже Зеленский поручил ускорить подготовку нового обмена. То, что она идет, подтвердила и омбудсмен Людмила Денисова. Не сообщив, правда, подробностей и заявив, что этот процесс требует тишины. 

В России же рассказали, что на этот раз речь может идти о формуле "200 на 70". И меняться Украина будет уже с "республиками" Донбасса. 

Одно точно известно: стороны снова будут менять украинцев на украинцев. Причем еще в большей степени, чем это было 7 сентября. 

"Страна" разбиралась, каким может быть новый обмен и кого на него могут выставить. 

 

 

"Обменный фонд есть"

То, что произошло 7 сентября - это, как выразился Владимир Путин, действительно "масштабный обмен". Но не в количественном смысле (меняли и побольше), а с точки зрения медийности удерживаемых лиц. 

Освобождены были Кирилл Вышинский, Олег Сенцов и другие заключенные, вокруг которых ломали копья представители Киева и Москвы. Однако суммарно на обмен пошло где-то 70 человек. Это немного: в предыдущий раз, в декабре 2017 года, поменяли около трехсот (Украина отдала чуть более двухсот, а "ЛДНР" - более 70 человек). 

И это, судя по словам бывшего генпрокурора Юрия Луценко, только верхушка айсберга. После обмена 7 сентября он похвастал, что успел упрятать за решетку тысячи "террористов". 

"Обменный фонд есть. За мою каденцию правоохранители и суды обеспечили 1200 приговоров за терроризм. Еще 1100 - на этапе следствия", - написал Луценко у себя в Facebook.

Под терроризмом бывший генпрокурор должно быть понимает участие в формированиях "ДНР-ЛНР". С которыми Украина ведет прямые переговоры в Минской контактной группе. 

Кроме того Луценко не упоминает десятки, а то и сотни дел за посты в соцсетях и прочие "мыслепреступления", которые заводила СБУ на администраторов сепаратистких пабликов.

Неизвестно, относятся ли они к "терроризму" или учитываются в какой-то отдельной статистике. Но, зная генкпрокурора, можно предположить, что он назвал общее количество всех политических дел, заведенных за его каденцию. 

Правда, из всего этого следует, что на обмен-2 опять пойдут в основном граждане Украины - причем необязательно из Донбасса. Что кстати поможет пролить свет на то, сколько же у нас на самом деле арестованных и осужденных по мотивам конфликта последних пяти лет. 

Второй вопрос - а наберется ли в РФ сопоставимое количество арестованных по схожим статьям украинцев?

 

 

 

В Украине заключенных больше?

7 сентября, сразу после обмена "35х35", политолог Алексей Чеснаков, который входит в окружение Владислава Суркова, заявил, что обмены будут продолжаться. 

Но уже не между РФ и Украиной, а с Донбассом. И предполагается он по схожей схеме, что и в 2017 году: больше отдает Киев, меньше - сепаратисты. 

"Следующий этап – обмен пленными между сторонами конфликта – Киевом и "народными республиками" Донбасса.

Переговоры об этом ведутся в Контактной группе в Минске. Россия давно добивается обмена по принципу "всех установленных на всех установленных".

Конечно, в перспективе нужно обменять всех на всех, но на сверку списков которые представили стороны уйдет много времени. Сейчас уже можно хотя бы вернуть всех установленных.

Это более двухсот человек, которых необходимо вернуть домой. Около 200 из них находятся в Киеве и около 70 – в "республиках" Донбасса. Этот обмен будет существенным шагом для дальнейшего урегулирования конфликта.

Данная позиция обсуждалась в Берлине 2 сентября на встрече помощников и политических советников глав государств нормандской четверки. Насколько известно, она поддержана всеми участниками переговоров, а значит открыт дальнейший путь к обмену", - написал политолог у себя в Телеграм.

То есть формула, о которой говорит Чеснаков - это 200 заключенных из Украины на 70 тех, кого удерживают сепаратисты. 

Означает ли это тот факт, что Киев удерживает априори больше людей - доподлинно неизвестно. Однако судя по словам того же Луценко, который выше хвастал тысячами политических дел - такая теория имеет право на жизнь. 

Официальный представитель Москвы омбудсмен Татьяна Москалькова уже предложила решить вопрос пленных, что называется, на будущее. 

По ее мнению, России и Украине следует заключить межгосударственное соглашение, которое позволит еще до всяких обменов прекращать уголовное преследование в отношении граждан обеих стран. В Украине это пока никак не комментируют. 

 

 

Кого могут обменять?

Помимо безымянных пока тысяч "жертв Луценко", есть люди, которые давно дожидаются обмена, но в нынешний попасть не смогли. 

Это, во-первых, Руслан Гаджиев, россиянин и танкист в "ЛНР", которого обвиняют в убийстве восьмерых украинцев на поле боя. Гаджиева, как известно в последний момент сняли с обмена.

Тогда это не вызвало нареканий со стороны РФ - видимо, чтобы не срывать процесс. Включат ли его в новый обмен - пока вопрос. 

С российской стороны это фигурант дела "крымских диверсантов" Андрей Захтей, которого тоже не включили в списки на обмен пленными 7 сентября. Недавно он попросил президента России Владимира Путина о помиловании, сообщила супруга Захтея Оксана.

По словам женщины, Захтей написал прошение на имя главы Кремля, когда узнал, что его имени нет в списках на обмен пленными.

"О решении Андрея написать письмо с прошением о помиловании я узнала от адвоката. Письмо уже отправлено. Это непростое решение, Андрей его принял после того, как узнал, что его нет в списках на обмен", - заявила она.

Захтея задержали вместе с Евгением Пановым, которого выдали Украине. Он получил шесть с половиной лет за подготовку диверсии и незаконное обращение с оружием. 

С акцентом на Крым, видимо, будут идти и следующие обмены со стороны России. Крымско-татарские активисты, которые живут в Украине, еще в августе говорили о разных цифрах - от 80 до 130 заключенных на территории полуострова или уже этапированных на материк.

Среди них - Эмир-Усеин Куку, бывший член "Контактной группы по правам человека" в Ялте, Сервер Мустафаев - координатор "Крымской солидарности", а также ее активисты Осман Арифмеметов, Нариман Мемедеминов и другие. 

Также в "ДНР" находится журналист Станислав Асеев, который был арестовал в 2017 году по обвинению в шпионаже. Его освобождения уже давно требует украинская сторона и международные журналистские организации.  

Со стороны Украины известных лиц, кроме Гаджиева, осталось не так много. И пока непонятно, будут ли их менять.

Это во-первых Мехти Логунов, 84-летний харьковский ученый, осужденный в 2018 году на 12 лет за шпионаж. По мнению СБУ, он якобы вел "разведку" в Харьковском физико-техническом институте. 

Очередную апелляцию на приговор пенсионеру снова перенесли буквально на днях - 4 сентября. То есть, если примут решение менять Логунова, то это можно будет быстро сделать решением апелляционного суда. 

Во-вторых, кинооператор Олег Саган, которого суд в июле освободил из СИЗО под залог. Тем не менее, его и дальше обвиняют в посягательстве на территориальную целостность Украины путем создания "сепаратистского" YouTube-канала.

Впрочем, непонятно, пойдет ли сам Саган на обмен или предпочтет остаться в Украине, где у него больная жена. 

 

Загрузка...

 

Что может сорвать обмен-2?

"Страна" уже рассказывала, что минувший обмен состоялся в рамках подготовки к Нормандской встрече Путина и Зеленского. Которую активно продавливает Париж (о его интересах в этом вопросе мы говорили в материале Общий фронт между ЕС и Россией).

Франция и Украина сейчас торопятся провести саммит нормандской четверки. Россия же не спешит и выдвигает к нему ряд условий. Одним из них был обмен пленных, который уже состоялся. Однако есть и другие. 

Это, во-первых, разведение сил на участках фронта, о которых еще три года назад была договоренность с Порошенко. И прогресс в этом вопросе, пусть и небезупречный, но есть. 

Но главное требование Кремля - это политическое урегулирование конфликта. А именно - согласие Киева на "формулу Штайнмайера". Она предусматривает проведение выборов на территории "ДНР" и "ЛНР" в рамках выполнения политической части Минских соглашений.

После верификации их результатов экспертами ОБСЕ, обе "республики" получают не только законных (с точки зрения Украины и мира) представителей - но и особый статус: свои правоохранительные органы, языковую и культурную политику и по сути отдельное правительство.

Все это Киеву совсем не нравится - поэтому подтверждать "формулу Штайнмайера" он не спешит. Детальнее о том, пойдет ли на нее Зеленский, мы разбирали в материале По формуле Штайнмайера. От чего зависит встреча Путина с Зеленским и что ей может помешать.

Поэтому следующие обмены, конечно же, зависят от общего прогресса и о разведению сил, и по "формуле Штайнмайера". И если Украина откажется ее подписывать - до или после встречи в Нормандском формате - то и судьба обменов может повиснуть на волоске. 

Ведь именно отсутствие продвижения по минскому сценарию при Порошенко сделало обмены после 2017 года невозможными. При негативном развитии событий - если стороны не договорятся по другим пунктам Минска-2 - это может повториться и при Зеленском.