Новости

Украинская автокефалия больше повлияла на мировое Православие, чем на религиозную ситуацию в стране, – ученый

ПЦУ еще предстоит длинный путь, чтобы доказать свою состоятельность как Единой Поместной Церкви Украины и правильность решения Вселенского Патриархата о даровании ей автокефалии.

В начале мая швейцарский Центр по изучению проблем безопасности (The Center for Security Studies) выпустил аналитический обзор о влиянии украинского церковного вопроса на РПЦ и ситуацию в православном мире. Среди его авторов – известный социолог религии Николай Митрохин, научный сотрудник Центра восточноевропейских исследований (Forschungsstelle Osteuropa) в Бременском университете, который недавно совершил поездку по регионам Украины для «полевого» изучения жизни приходов УПЦ и ПЦУ.

В своей работе Митрохин отмечает, что обещание создателей ПЦУ объединить подавляющее большинство православных общин Украины не исполнено. По словам аналитика, УПЦ как религиозная структура хотя и потеряла часть своего былого влияния, до сих пор доминирует по числу общин в 24 из 27 областей страны. При этом, «УПЦ в подавляющем большинстве регионов продолжает строительство церквей более активно, чем её конкурент», – отмечается в докладе.

На этом фоне, по мнению ученого, основной результат получения Православной Церковью Украины томоса об автокефалии от Вселенского Патриархата лежит в плоскости межправославных отношений. Имеется в виду разделение православного мира на два лагеря – Константинопольский и Московский, а также изменение стратегии РПЦ в направлении расширения своего влияния в мировом Православии, превращения из национальной церкви русскоязычных в глобальную церковь. При этом, хотя ПЦУ признали только три из 14 автокефальных церквей, она имеет группы сторонников и в церквях, традиционно считавшихся союзниками Московского патриархата. И наоборот, из уважения к УПЦ и ее Предстоятелю лично, РПЦ неожиданно поддержали церкви, обычно занимающие в спорах Фанара и Москвы нейтральную позицию.

Всего УПЦ имеет около 12 000 зарегистрированных приходов, из которых 10 000 являются действующими. Что касается ПЦУ, тут оценки сильно разнятся – от 3 500 до 7 000 приходов. При этом по данным эксперта значительная часть общин ПЦУ существует только на бумаге: вошедшая в единую церковь УПЦ КП имела 5 000 зарегистрированных парафий, из которых в реальности существовали около 3500, а из 1000 общин УАПЦ действовали лишь 600.

Кроме того, полевое исследование Митрохина, проведенное в Киеве, Винницкой, Волынской, Запорожской, Киевской, Николаевской, Одесской, Ровненской, Херсонской и Хмельницкой областях в 2015-2020 гг. показало: посещаемость храмов УПЦ выше, чем в ПЦУ, что особенно заметно в центральных и южных регионах страны.

Несмотря на всю поддержку со стороны сторонников Петра Порошенко, по данным Предстоятеля ПЦУ в нее перешло около 600 общин УПЦ, т.е. около 5% от общего их числа. Благодаря размытым формулировкам поправок в Закон «О свободе совести и религиозных организациях», принятых в последний год правления прошлого президента, проводя собрание территориальных общин, местные администрации могли с легкостью набрать из числа местных жителей большее число участников, которые поддерживают переход религиозной общины в ПЦУ, чем число реальных прихожан, участвующих в богослужениях каждое воскресение.

В первые месяцы 2019 года в шести из семи регионов Западной Украины, а также в Хмельницкой, Винницкой и Житомирской областях произошли жестокие стычки за храмы между сторонниками ПЦУ и УПЦ. Оказавшиеся без поддержки священноначалия из далекой Москвы и занявшей выжидательную позицию Киевской митрополии, общины были вынуждены сами создавать сеть взаимопомощи.

По данным Митрохина, полученным из интервью с высокопоставленными иерархами и активистами, УПЦ потеряла не менее 200 общин и 150 священников, которые добровольно или из опасений потерять храм перешли в ПЦУ. Еще 250 общин разделились и не имеют возможности совершать богослужения в своих храмах, при этом священники остались в УПЦ. Другие 100 общин продолжают служить в своих храмах, официально перерегистрировавшись в ПЦУ.

При этом ученый напоминает, что согласно опросам общественного мнения на момент создания ПЦУ церковную инициативу Петра Порошенко, о которой было объявлено 18 апреля 2018 года, поддерживала только треть населения страны.

В этой связи новые украинские власти дистанцировались от решения религиозных вопросов, равно как и руководство УПЦ соблюдает в отношениях со светскими властями «холодный нейтралитет» и не ищет в обществе другой поддержки, кроме как со стороны своих верующих, стараясь с максимальной выгодой использовать положение «одной из многих» – и не самой важной для политиков, – конфессии. Тем временем представители победившей на выборах политической силы в некоторых вопросах даже склонны учитывать интересы УПЦ – но не из симпатии к ней, а воспринимая ее как сильного политического оппонента. Так, и новый министр культуры, и новоизбранная глава Государственной службы по вопросам этнополитики и свободы совести, а также министр иностранных дел Украины  не скрывают своего критического отношения к УПЦ, рассматривая ее существование исключительно как проблему национальной безопасности.

Однако тактика УПЦ по оспариванию в судах изменения юрисдикционной принадлежности своих общин преимущественно оказывается успешной. Против областных администраций по искам УПЦ было начато около 60 производств, что отнимает значительный ресурс чиновников, занимающихся вопросам регистрации религиозных организаций. И во многих случаях суды встают на сторону УПЦ.

Таким образомнесмотря на давление со стороны предыдущей власти, УПЦ сумела сохранить единство, а ее священнослужители и верующие вполне удовлетворены своим текущим положением в единстве с Московским Патриархатом. Они настаивают, что зависимость от Москвы незначительна и ограничивается сугубо духовной связью, хотя по мнению Митрохина это верно лишь отчасти, так как в ряде случаев иерархи УПЦ ориентируются на позицию священноначалия РПЦ или даже ожидают от них инструкций. Тем не менее, он считает, что уровень самостоятельности УПЦ вполне позволял ей, если бы у нее было такое желание, воспользоваться предложением Порошенко и при его поддержке уйти от РПЦ в ПЦУ. Однако, как видим, этого не произошло. В свою очередь, единство и активная религиозная жизнь в самой ПЦУ – до сих пор являются вопросами будущего. Вопросами, решение которых, вероятно, займет не менее пяти лет, если не десятилетия, и от которых зависит не только судьба Единой Поместной Церкви, но и авторитет Вселенского Патриарха.

Надежда Базук

Раздел "Авторы" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Мнение автора материала может не совпадать с позицией редакции. Редакция не отвечает за достоверность изложенных автором фактов.