Новости

Украинская ОВГЗномика: пациент скорее мёртв, чем жив

Киев продолжает строительство долговой пирамиды, что привело к укреплению гривны, разрастанию дыры в бюджете и обрушению промышленного производства. На следующем этапе гривна покатится вниз с ещё более драматическими последствиями. Но самое печальное, что лица, отвечающие за экономическую политику государства, больше озабочены не спасением Украины, а тем, как объяснить происходящее президенту, у которого «примитивное понимание экономики», и депутатам, способным оправить правительство в отставку.

Жизнь в кредит

Вся эта история с облигациями внутреннего государственного займа (ОВГЗ) началась ещё при предыдущем президенте. Идея экономики «по-новому» оказалась простой, как пять копеек. Предыдущие долговые бумаги гасятся за счёт новых, а деньги на «обслуживание» (проценты) берутся из бюджета. Это привело к тому, что в последние годы чуть ли не 2/3 бюджета приходилось отдавать кредиторам и силовикам и в казне образовывалась дыра, для закрытия которой Минфин начал выпускать дополнительные высокодоходные ОВГЗ.

Фокус в том, что раньше ценность долговых бумаг, номинированных в гривне, постоянно снижалась за счёт девальвации и инфляции. Получалось, что к сроку погашения облигаций их реальная стоимость в валюте могла даже упасть. Это отпугивало кредиторов, особенно внешних, и спрос на ОВГЗ был, мягко говоря, невысоким. Но для Киева эти бумаги казались абсолютно безопасными, в крайнем случае НБУ мог выкупить облигации, включив «печатный станок».

Минфин этим активно пользовался и всё более активно занимал деньги на внутреннем рынке. К примеру, в 2018 году из $12 млрд выплаченных долгов только 30% приходилось на внешние, а 70% – на внутренние. Теоретически эта шарманка могла крутиться ещё долго, но пока в 2019 году не закончился льготный период сотрудничества с МВФ и в полный рост не встала проблема обслуживания набранных за пять лет победы Revolution of Dignity внешних долгов. 1 апреля НБУ опубликовал статистику: до конца прошедшего года Украине необходимо было выплатить внешним кредиторам 120,82 млрд грн. ($4,4 млрд), а в 2020-м Киеву предстояло изыскать ещё порядка 178,6 млрд грн. ($6,5 млрд). Это всё в валюте, тут «печатный станок» не включишь. И каждый месяц эта величина только росла.

Прогнозные платежи по государственному долгу в 2019 году по состоянию на 01.07.2019 (minfin.gov.ua)

Прогнозные платежи по государственному долгу в 2019 году по состоянию на 01.07.2019 (minfin.gov.ua)

Сумма не такая уж большая, но отдавать нечем, а МВФ и другие международные благодетели не одалживали. Принимающие ключевые экономические решения в государстве люди выбрали испытанный способ времён заката эпохи Петра Порошенко — продажу ОВГЗ. «У Украины было несколько вариантов: дефолт, новая реструктуризация, но выбрали самый токсичный — конвертацию внешнего долга во внутренний», – считает экономист Алексей Кущ и приходит к выводу: «По большому счёту мы сейчас наблюдаем выплату долгов за счёт уничтожения внутренней экономики».

Для привлечения денег Киев создал идеальные условия для скупки своих ОВГЗ иностранцами. Налогом эти операции не облагаются, а доходность по бумагам поначалу задрали до фантастической планки в 20%, что сразу привлекло внимание мировых спекулянтов. В 2019 году они закачали в Украину $4,3 млрд, конвертировали их в гривну, в результате чего она укрепилась на 16,5%. Если еще в мае курс был 1 к 27 грн, то в конце декабря уже 1 к 22,9 грн.

Кто от этого выиграл? На 16,5% больше стали зарабатывать импортёры, ту же доходность смогли получить обладающие инсайдерской информацией игроки валютного рынк. Суммарная прибыль иностранных держателей ОВГЗ достигла 35% в валюте. Кстати, за первые 10 дней нового года эти счастливчики первой волны получили от отечественного Минфина 5,7 млрд грн ($238,2 млн). На этом список выигравших, пожалуй, заканчивается. В проигравших оказались экспортёры, выручка которых в гривне снизилась на те же 16,5%. Как правило, это металлурги и ориентированная на внешние рынки промышленность. Особенно пострадали аграрии, завозившие весной из-за границы дизтопливо, удобрения и технику при одном курсе и получившие деньги за свой урожай осенью-зимой уже при другом.

«Настоящими „терпилами“ выступили трудовые мигранты, а также украинцы, работающие на внешнем аутсорсе — их перечисления семьям в Украину и личные доходы в гривне стали на 16,5% „худее“. В абсолютных цифрах речь идет о нескольких миллиардах долларов трудовых доходов данной группы населения, которые попросту были спущены в „ватерклозет“ ревальвации», – подчёркивает А. Кущ. Но это частности, за которыми не видно всего леса украинской экономики, а к нему стоит присмотреться повнимательнее.

По одёжке протягивать ножки

На макроуровне из позитивных моментов можно отметить разве что резкое замедление инфляции (до 4,1% по итогам года) и увеличение золотовалютных резервов (ЗВР) НБУ за год на те же $4,5 млрд (до $25,3 млрд на 1 января 2020-го). Причём $3,4 млрд из этих $4,5 млрд Киев накопил за декабрь, после чего курс немного откатился. Если бы регулятор спохватился раньше и с мая держал курс $1 к 27 грн, активнее выкупая излишки валюты на межбанке, то в ЗВР сегодня скопилось бы куда больше активов, за счёт которых можно было бы спокойно гасить внешние долги. Правда, иностранные спекулянты не смогли бы получить такую бешеную доходность. Но главное, фиксированный курс избавил бы Киев от резкой ревальвации, последствия которой оказались достаточно болезненными.

Из-за укрепления гривны объемы промышленного производства в октябре 2019-го сократились на 5%, в ноябре падение ускорилось до 7,5%, а в декабре до 8,3%. Глубже всего упало производство компьютеров, электронной и оптической продукции (–25,7%), автотранспортных средств, прицепов и полуприцепов (–15,4%), металлопродукции (–14,2%) и продукции машиностроения (–12,7%). Ситуация показала, что отечественные экспортёры (как правило, сырья и полуфабрикатов) могут существовать только в условиях постоянной девальвации гривны к доллару. По выражению замминистра экономики Сергея Николайчука, они попросту «ориентировались на инфляционную и девальвационную ренту».

Такая динамика в промышленности фактически съела экономический рост. Со второго полугодия рост ВВП стал быстро замедляться с 4,6% во II квартале до ориентировочно 3% по итогам года. Но главное, что вместо запланированных 955,7 млрд грн в бюджет удалось собрать только 899,7 млрд грн и в казне образовалась дыра в 56 млрд грн, хотя из «Нафтогаза» и НБУ буквально выжали огромные дивиденды. Причины абсолютно чётко обозначил Минфин в своём макроэкономическом обзоре и прогнозе: «Укрепление гривны, низкие цены на природный газ, слабый рост импорта, падение производства табачных изделий по сравнению с показателями, учтёнными в государственном бюджете на 2019 год, привели к более низким… доходам общего фонда государственного бюджета в январе-ноябре 2019 года». То есть оказалось, что страна живёт за счёт той самой «инфляционной и девальвационной ренты», импортной пошлины на энергоресурсы и акцизов на сигареты.

Эта дыра в 56 млрд грн – это не какая-то абстрактная вещь. 17 декабря кабмин принял решение временно прекратить проведение платежей и регистрацию бюджетных обязательств по расходам из общего фонда государственного бюджета. Госказначейству было поручено прекратить финансирование любых программ, кроме защищённых статей госбюджета (зарплаты, пенсии, соцвыплаты). Это означает, что денег не получат ни Фонд регионального развития, ни крупные госпроекты. «То есть люди завтра не получат новых больниц, школ, детсадов. Во-вторых, предприятия, которые могли бы выполнять эти работы, они не получат госзаказ, а, соответственно, заплатят еще меньше налогов», – объясняет А. Кущ.

Но Киев даже не думает останавливаться. 14 января Минфин провёл очередной аукцион, где продал ОВГЗ на 6 млрд грн, а 21 января – ещё на 6,3 млрд грн. Как сказал премьер-министр Алексей Гончарук на опубликованной 15 января аудиозаписи совещания с первым замглавы Нацбанка Екатериной Рожковой, министром финансов Оксаной Маркаровой, если дальше так пойдёт, то «будет у нас 100 млрд дыра в бюджете, потому что гривна будет укрепляться».

Кстати, сам разговор людей, от которых зависит экономический курс страны, показал, что, во-первых, в голове у президента Украины Владимира Зеленского на месте понимания экономических процессов находится «пустое место», которое ближайшее окружение пытается наполнить откровенным мусором, а, во-вторых, все эти ловкости финансового менеджмента с ОВГЗ неумело маскируют тот факт, что «сейчас интересы финансово-промышленных групп, лоббирующих девальвацию, отодвинуты на второй план, а вперед вышло лобби инвестиционных банкиров – уже они диктуют свою политику Минфину. Им выгоден такой высокий курс гривны – они зарабатывают на наших долгах и на валютном эквиваленте», подчёркивает А. Кущ.

Украина больше не в состоянии жить по средствам. Отдать долги или просто перестать занимать Киев уже не может, нужны всё новые внешние вливания. Рано или поздно спекулянты выйдут в валюту, гривна покатится вниз, а промышленность, сельхозпроизводители и население испытают очередной инфляционный шок и «жёсткую» посадку на твёрдую землю.

Николай Коринь

Раздел "Авторы" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Мнение автора материала может не совпадать с позицией редакции. Редакция не отвечает за достоверность изложенных автором фактов.