Новости

В Карабахе пахнет кровью и газом

Это опасно большим взрывом

Всего несколько недель осталось до того момента, когда Трансадриатический трубопровод (TAP) начнёт поставлять азербайджанский газ в Южную Европу – Грецию, Италию, Болгарию. И это не единственный повод думать о том, что вспыхнувший конфликт в Нагорном Карабахе – не очередная межэтническая разборка, а начало войны в интересах государств, даже не граничащих с Арменией и Азербайджаном. Именно это имел в виду Никол Пашинян, заявивший на встрече с генсеком НАТО, что не видит перспективу долгосрочного урегулирования с помощью переговоров. «С помощью дипломатии кризис в Нагорном Карабахе разрешить в долговременной перспективе невозможно», – цитирует Пашиняна Euronews.

Азербайджан не ищет оправдания для применения силы: «Противник, который оккупирует наши земли вот уже почти 30 лет, – заявил президент Азербайджана Ильхам Алиев, – видит, что наши вооруженные силы могут отражать нападения. Мы воюем за наши территории, мы защищаем их, и мы продолжим это делать, мы продолжим изгнание тех, кто захватил наши земли». При этом в зоне застарелого межэтнического конфликта, где почти месяц каждый день убивают сейчас десятки людей, запахло газом.

/images/myfls/2020/vm26092003.jpg

Трансадриатический трубопровод, пишет канадский центр Global Research, имеющий протяжённость 878 километров и пропускную способность 10 миллиардов кубометров в год, вступит в строй в ноябре – совсем скоро. Он уже заполнен азербайджанским газом, который будет поступать в Грецию, Болгарию и Италию. До греческой границы с 2018 года газ доставляет другая труба – Трансанатолийский трубопровод (Trans-Anatolian Natural Gas Pipeline, TANAP), протяжённость которого от грузино-турецкой границы до западных границ Турции составляет 1850 километров (пропускная способность – 16 миллиардов кубометров газа в год). И оба эти трубопровода запитывает Южно-Кавказская трубопроводная магистраль из Азербайджана, проложенная намеренно в обход Армении, через Грузию до границы с Турцией. Все вместе – это так называемый Южный газовый коридор (ЮГК) от Каспия до Европы в обход России (что принципиально).

/images/myfls/2020/vm26092005.jpg

Добавим, что и Турция в этом году в разы уменьшила закупки российского газа через «Турецкий поток», поскольку его цена, привязанная к стоимости нефти, по контракту составляет 228 долларов за тысячу кубометров, а цена СПГ из Катара, Нигерии и США упала до 55-70 долларов. В следующем году, когда истечёт срок некоторых контрактов на поставку российского газа в Турцию, следует ожидать, что газовые объятья между Анкарой и Баку станут еще крепче, учитывая провалившиеся в апреле переговоры по газу между Анкарой и Москвой. Тем более что уже в ноябре Южный газовый коридор, как ожидают в Анкаре, сделает Турцию «главными газовыми воротами Европы».

Факт налицо: в начавшейся позиционной войне в Нагорном Карабахе ракеты рвутся в нескольких метрах от жизненно важных для Азербайджана нефте- и газопроводов. Пока случайно, но это вполне может подвигнуть Азербайджан и союзную ему Турцию на полномасштабные боевые действия для защиты жизненно важного объекта.

Есть и ещё одна версия событий, считает Global Research. Пока остается неясным, пишет издание, что стало причиной возобновления конфликта, но, похоже, Армения сыграла роль в возрастании напряженности. Она недавно построила новый военный форпост, который может дать армянским вооружённым формированиям тактическое превосходство, что подтолкнуло Азербайджан атаковать. При этом Южный газовый коридор значительно повышает конкурентоспособность азербайджанского газа в Турции и Южной Европе, а все турецкие правительственные информационные издания пишут сейчас о «руке Москвы».

/images/myfls/2020/vm26092005.jpg

Стоит взглянуть на карту газопроводов Средиземноморья, чтобы понять, сколько возможностей влиять на европейскую политику получает Анкара, становясь транзитёром азербайджанского газа. Делиться этими возможностями Эрдоган едва ли намерен. Может быть, поэтому он так настойчиво вмешивается во внутренние дела государств, составляющих конкуренцию «турецкому газу» в Европе, – Ливии, Сирии, Ирака, Кипра, Греции на её шельфе. Как полагает Asia Times«скооперировавшись с Москвой  и ее "Турецкими потоками", Анкара испугалась попасть под антироссийские газовые санкции США. Это подняло акции турецкого союзника Азербайджана в соревновании с Россией на европейском рынке».

/images/myfls/2020/vm26092005.jpg

Не боящийся рисковать во внешней политике Эрдоган подогрел настроения в Баку, используя очень опасную карту. Ведь войну не остановишь в пределах собственно Нагорного Карабаха. Тот же нефтепровод БТД (Баку – Тбилиси  – Джейхан) на 30,1 процента принадлежит British Petroleum (ВР); в доле ещё несколько европейских государств. Турции и Азербайджану он принадлежит только на 31,5 процента. Та же ВР держит 28,8 акции Южно-Кавказского газопровода, а у Государственной нефтяной компании Азербайджана там только 10 процентов.

Сейчас в благополучии Кавказского региона, ставшего «газовым краном» для Европы, заинтересованы Россия, Иран и все центральноазиатские государства, формирующие энергетический рынок.

В окружении Эрдогана часто удивляются тому, что европейские союзники не поддерживают действия Анкары на Кавказе. «Турция должна быть вашим естественным союзником!» – упрекает Евросоюз директор европейских исследований турецкого аналитического центра SETA Энес Байракли (Enes Bayraklı). Не поддерживают потому, что политика, «пахнущая газом», опасна большим взрывом.

Заглавное фото: последствия обстрела Степанакерта 24 октября, @atmtoday

ЕЛЕНА ПУСТОВОЙТОВА