Новости

В Киеве отметили 50-летие убитого радикалами-«атошниками» журналиста Павла Шеремета

В центре Киева прошла акция памяти Павла Шеремета, который, по словам ее участников, «стал символом свободы для всех молодых журналистов». Как отметил корреспондент Журправды, никто из коллег не посмел заикнуться, что радикалы-«атошники», подорвавшие машину репортера, сейчас разгуливают на свободе.

Траурное мероприятие состоялось возле памятника Шеремету, на перекрестке улиц Богдана Хмельницкого и Ивана Франко – прямо напротив места гибели журналиста. Погода создала символические декорации для этого события – в этот вечер в Киеве стоял густой туман, он словно символизировал печаль и загадку. У памятника собралось с полсотни человек, многие из них знали Шеремета лично. На церемонии выступили главред заблокированной в России «Украинской правды» Севгиль Мусаева, зампред белорусского Союза журналистов Борис Горецкий и его украинский коллега Сергей Томиленко.

Все они проникновенно говорили о том, что Павел Шеремет «стал примером и вдохновителем для целого поколения украинских журналистов». Ораторы отмечали, каким бескомпромиссным человеком и профессионалом он был, и как в 2012-м «мужественно уехал из России, не став мириться с цензурой». Главред «Украинской правды» Мусаева сообщила – ей до сих пор очень не хватает Павла Шеремета «как друга, учителя и идейного вдохновителя».

Среди пришедших помянуть Шеремета выделялись белорусские националисты. Они явились на встречу, обмотавшись красно-белыми флагами, некоторые вырядились в военную форму времен Первой Мировой. При этом киевские белорусы, как всегда, тревожно озирались и прятали лица от камер – они опасались, что в ряды репортеров могут затесаться агенты спецслужб Лукашенко. Тот факт, что реальные спецслужбы обычно работают из машин, припаркованных рядом, а не бегают в толпе с фотокамерами, не приходил белорусам в голову.

Церемония в память известного репортера имела четкий налет недосказанности. Выступавшие на ней журналистские функционеры несколько раз упомянули – мол, «Шеремета убили за его убеждения, и его убийцы до сих пор не установлены». Эта ложь звучала откровенно глупо – ведь организаторов и исполнителей убийства установили и поймали еще два года назад. Но в силу того, что они оказались бывшими волонтерами АТО и членами «Правого сектора» (организация признана экстремистской и запрещена в РФ), посадить их в тюрьму не удалось до сих пор.

Напомним, белорус Павел Шеремет был взорван 20 июля 2016-го в автомобиле, в котором выехал солнечным летним утром на работу из дома своей гражданской жены Алены Притулы. Его смерть вызвала дикий резонанс в украинском обществе, а тогдашний президент Петр Порошенко взял дело под личный контроль. Увы, серьезных подвижек в расследовании дела Шеремета при Порошенко как-то не случилось. Зато расследование резко сдвинулось после избрания президентом Владимира Зеленского, на тот момент еще не успевшего стать матерым политиком.

12 декабря 2019-го по делу об убийстве Шеремета были задержаны пятеро главных подозреваемых. Это ветераны-«атошники» Инна Грищенко (позывной «Пума»), работавшая официанткой в пиццерии «Ветерано-пицца», и ее муж Владислав Грищенко («Буча»), имевший шесть судимостей. Следствие было убеждено, что опытный сапер Буча собрал взрывное устройство, а «Пума» передала его исполнителям убийства Шеремета.

В деле оказались замешаны также врач и волонтер АТО Юлия Кузьменко, медсестра парашютно-десантного батальона ВСУ Яна Дугарь и еще один «атошник», музыкант Андрей Антоненко. Доказательная база, собранная против них, была настолько убедительной, что в презентации улик приняли участие сам президент Зеленский и глава МВД Арсен Аваков. Следствие представило видео с камер наружного наблюдения – на них было прекрасно видно, как Яна Дугарь за пару дней до убийства проводила осмотр местности в районе проживания Шеремета, и отмечала, где висят камеры наружного наблюдения.

На тех же пленках было зафиксировано, как Кузьменко и Антоненко в ночь, когда была установлена мина под днище машины Шеремета, бродили по его двору поблизости от автомобиля и что-то делали под его днищем. А при обыске в доме Антоненко нашли элементы взрывчатки, аналогичной той, что использовалась при подрыве машины журналиста. Против обвиняемых были также представлены десятки косвенных доказательств, в том числе записи телефонных переговоров, прямо подтверждавшие их вину. Полиция Украины провела несколько экспертиз видеозаписей с места преступления, и привлекла к процессу британского эксперта Ивона Бирча. Все экспертизы показали: мужчина и женщина, закладывавшие взрывчатку под автомобиль Шеремета – это Антоненко и Кузьменко.

В какой-то момент показалось, что совсем скоро виновные в убийстве Павла Шеремета будут наказаны, а дело закрыто. Все «атошники», имевшие отношение к убийству репортера, были отправлены в СИЗО. Но потом всплыли новые факты о подозреваемых, которые делали их наказание на Украине проблематичным. Так, оказалось, что Андрей Антоненко – рок-музыкант, написавший гимн сил спецопераций «Тихо пришел – тихо ушел». Или что Юлия Кузьменко – военный медик и детский врач-кардиолог, награждена медалью «За участие в АТО», премией «Евромайдан» и т.д.

То есть, убийство Шеремета совершили очень уважаемые на нынешней Украине люди, можно сказать, даже заслуженные. Поэтому с делом Шеремета начало происходить то же, что происходит со всеми делами, заведенными здесь против радикалов и «атошников». Следствие начало тормозить и спотыкаться, улики против арестованных – исчезать или признаваться «не имеющими отношения к делу» (самые тяжелые из них изъяла СБУ), свидетели стали отзывать свои показания и т.д.

Чтобы оправдать все эти проволочки, власть через СМИ вешала на уши украинцам какую-то юридическую лапшу. Непримиримый и честный президент Зеленский внезапно потерял всякий интерес к этому делу. На каждое новое заседание суда по делу Шеремета приходили десятки националистов, они всеми силами поддерживали коллег-«атошников». Судьи все больше смягчали подозреваемым режим содержания под стражей. А Пуму и Бучу вскоре после начала следствия вообще исключили из круга подозреваемых и выпустили на свободу.

В мае 2020 года арестованным официально изменили обвинения на более мягкие, в деле начали фигурировать какие-то «неустановленные лица», организовавшие преступление. В итоге Яну Дугарь выпустили из СИЗО «под личное обязательство», а Антоненко и Кузьменко – под домашний арест, причем только ночной. Сейчас никто из обвиняемых в убийстве Шеремета даже не находится в СИЗО, а эксперты сильно сомневаются, что приговор подозреваемым «атошникам» вообще будет вынесен в обозримом будущем.

Все коллеги и сподвижники, пришедшие помянуть Шеремета, прекрасно знали, что государство, в котором они живут, фактически покрывает его убийц и спасает их от тюрьмы. Они выразили глубокую скорбь по убитому репортеру, но никто так и не решился публично обвинить власть в затягивании дела и обелении преступников. Это выглядело мерзко, но уж такова суть украинской публичной политики.

Напомним, Павел Шеремет успел поработать журналистом в Белоруссии, России и на Украине. После его ареста в Минске за критические материалы в адрес власти, в 1997-м был вынужден уехать в Россию. С 1998-го Павел работал на российских телеканалах как автор документальных фильмов и спецпроектов. В конце 2010-го он начал постепенно покидать российские масс-медиа, а с 2012-го жил и работал в Киеве. Он был автором и ведущим программы в формате late-night-show «На ночь с Павлом Шереметом», вел утреннее шоу на «Радио Вести», писал для «Украинской правды».

Василий Иваненко