Новости

В Одессе объявили «партизанскую войну бандеровской оккупации»

В Одессе появились билборды, пропагандирующие «українську державну мову». Агитки были размещены накануне очередной годовщины освобождения Одессы от фашистских захватчиков.

фото: newdaynews.ru

10 апреля 1944 года город был освобожден войсками 3-го Украинского фронта под командованием генерала Малиновского. Это день отмечается в Одессе ежегодно наряду с 9 мая. И вот накануне этого события в городе появились щиты, надписи на которых жители Одессы восприняли как угрозу.

Новый День: В Одессе объявили партизанскую войну бандеровской оккупации

Согласно официальной статистике, 85% населения Одесской области общаются на русском языке, поэтому подобная «социальная реклама» местное население возмутила: «Они продолжают сжимать эту пружину, которая рано или поздно даст отдачу, да такую, что будет жутко!» «Чиновники – они всегда проститутки. У нас такая же ползучая оккупация. А по Одессе и более циничное дерьмо развешивали: «сепаратизм приносит разрушения» – и фотки разгромленного украинской же артиллерией Донецка», – отмечают в соцсетях.

Другие высмеяли укро-патриотов: «Нападет агрессор, а мы ему на мове: «Пишов геть, скотыняка». Агрессор испугался и убежал – о то зброя))). Придурки, одним словом)))». «Я так понимаю, военный на картинке убил родителей русскоязычной девочки, которую захватил?»

Но большинство заявили, что теперь принципиально будут игнорировать мову:

«Украинский знаю – всё таки в советских школах его преподавали основательно. Может быть, и разговаривал на нем с его носителями, но здесь уже дело принципа – нет и не буду».

«Я тоже знаю украинский, читаю, говорю, могу петь песни украинские, но теперь принципиально не буду, не хочу! И когда в Одессе слышу украинскую речь, меня аж выворачивает от негодования. Одесса – русскоязычный город! Вот до чего довели народ, что даже то, что любил, стал ненавидеть!»

«Они добились того, что люди стали ненавидеть мову. Я прекрасно владею украинским, но мне он стал неприятен, стал символом бандеровской оккупации».

«Говорили и будем говорить только на русском. Теперь уже принципиально».

«Война там, куда мова сует свое рыло. Меньше мовы – больше мира».

Варвара Бурлакова, Одесса