Новости

«В воздухе повис вопрос: кто сдал Крым?» Как проходили переговоры Киева с полуостровом в феврале 2014

Показания бывших чиновников в «деле Януковича» о пассивности власти в 2014 году по Крыму наделали шороху (собственное расследование «Вести» опубликовали в номере от 8 февраля). В этот раз мы поговорили с Нестором Шуфричем, который тогда выступил посредником между Киевом и Симферополем.

- Вы проводили диалог с санкции украинского руководства?

- Безусловно. Это была просьба Турчинова, координировал мои действия он лично и и.о. главы АП Сергей Пашинский. Я полетел в последний день февраля 14-го года, и не без приключений после почти часового зависания над Одессой удалось попасть в Симферополь, причем блокировали мой прилет вопреки указаниям украинского руководства. В конце концов порядок был наведен, мне удалось приземлиться. Кстати, там я встретился с Жириновским - ему тогда не разрешали вылететь из Крыма, и я, можно сказать, что поспособствовал его отлету - ведь нам в Крыму и без Жириновского проблем хватало, поэтому, если он доберется до дома, будет спокойнее.

Встреча с Константиновым и Аксеновым прошла нормально. Был достигнут результат, по телефону мы общались параллельно с Турчиновым. Требования реальных руководителей Крыма были следующие: вернуться к конституции Крыма 92-го года без института президента Крыма.

Я еще тогда пошутил: вам на двоих, мол, поделить одну должность будет сложно. И мы договорились, что уже в понедельник мы прилетим в составе делегации до 7 человек, от парламента Украины для обсуждения текста конституции Крыма, который мы хотели на той же неделе и проголосовать

Вы знаете, для того, чтобы была принята конституция Крыма, нужно 225 голосов - это тот случай, когда не большинство, а половина голосов достаточна для принятия решения.

- А как Турчинов отреагировал на такие требования Аксенова/Константинова?

- Он сказал: этот вопрос рабочий, он может иметь место. Я вернулся в Киев, встретился с Турчиновым еще ночью - но у меня была большая температура, я тогда простыл. К сожалению, вынужден был принять лекарство и уснул где-то в пятом часу. И, когда проснулся около пол-одиннадцатого, включил телевизор - и был в шоке: утром Печерский суд по ходатайству и.о. генпрокурора Махницкого вынес ордер на арест Константинова и Аксенова, в ответ Аксенов переподчинил все силовые структуры себе. Я связался с Константиновым, вынужден был объясняться. Владимир сказал, что меня ни в чем не подозревает и не упрекает - но, к сожалению...

- Диалог был испорчен.

- Сказал, "обстоятельства несколько изменились". Тем не менее, мы пытались организовать встречу депутатов украинского парламента и ВС Крыма в понедельник. Инициатива была передана Вадиму Новинскому, которому даже предложили быть представителем, условно, президента в Крыму. Вадим взял на себя координацию этой поездки - видно, засомневались в моей лояльности. Но у него эта поездка, к сожалению, также уже не реализовалась. И мы стали свидетелями дальнейших событий.

- Как получилось, что Махницкий принял такое решение, да еще и получил санкцию суда? Это тот самый гвоздь, из-за которого королевство пропало?

- Наверное, так... Это решение крайне усложнило ситуацию. Знаете, тогда власть ведь распределили по квотному принципу, и был нарушен принцип координации власти и принятия единых решений. Мне потом просто сказали, что Турчинов попросту не знал об этой инициативе Махницкого. А вы помните, что тогда творилось: "давайте отменим закон о языках", "давайте денонсируем Харьковские соглашения" (которые, кстати, если бы действовали сегодня, - давали бы нам цену на газ в $78/тыс кубов). Тем не менее, этого уже не изменить. Я могу только сожалеть - а со мной и 42 млн украинцев.

- Насколько агрессивной была среда в самом Крыму?

- Вообще ничего не почувствовал. Я встречался с людьми, они здоровались, улыбались. Не все, правда, знали, с какой я миссией приехал - но во вражеской обстановке я себя точно не чувствовал. Даже когда видел "зеленых человечков", также не чувствовал агрессии - да, конечно, своеобразно чувствуешь себя, когда тебя сопровождают взглядом люди с автоматами в руках. Но после того, что было в Киеве, я к этому уже привык. Да и позже, в Одессе...

- В какой момент стало понятно, что ситуация в Крыму необратима?

- Когда они резко начали переносить дату референдума, сначала с 25 мая на 31 марта, а потом - на 16 марта. Инициатива по внесению изменений в Конституцию Украины по усилению институтов власти в Крыму, может, и смогла бы остановить эти процессы - но была заблокирована.

- На ваш субъективный взгляд, ситуация в Крыму была спонтанной, или все же подготовленной?

- Во-первых, сама Украина ничего не сделала для того, чтобы в условиях, когда не смогли договориться, отстоять права на свою же территорию. Ситуация была отпущена. Говорят, что, якобы, была и команда извне в это не вмешиваться, и что кому-то было интересно, чтобы россияне уцепились за этот крючок. Разные были версии...

И в этом процессе украинская власть была не ведущей, а ведомой. С другой стороны, мы должны объективно оценивать ситуацию. Больше половины крымчан - русские по национальности, и пророссийские настроения там были всегда. Поэтому украинская власть должна была быть крайне осторожной и внимательной. А что это был за "поезд дружбы", который туда послали - с правыми радикалами, которые ехали туда наводить порядок?

Доехали до Запорожской области и где-то там остановились. Конечно, эти действия провоцировало противостояние, и естественное желание не допустить беспредела на своей территории. Безусловно, ситуация была очень грамотно использована, и мы получили нынешний результат.

- Обращения от международных партнеров, которые сдержали Киев, позволив ситуации развиться, все-таки были?

- Я могу опираться только на слухи. А это - вещь неблагодарная. У меня нет точных данных, что кто-то запретил действовать украинской власти согласно Конституции и законов Украины.

- Вы, наверное, видели показания и Андрея Дещицы, и Игоря Тенюха. Есть визуально попытка найти крайнего - что в нынешнем руководстве, что среди крымских политиков. Насколько оправдан сейчас поиск крайних, и чем это может закончиться?

- Впереди выборы. И этим все объясняется. В воздухе висит вопрос: "кто сдал Крым?" - козел отпущения должен быть найден, вот его и ищут, вы абсолютно правы.

- А он будет найден?

- Кого-то сдадут. Безусловно. Может, его просто пожурят, скажут "ай-яй-яй". Но слишком много людей тогда было задействовано в бездействии. Причем многие пытаются сделать виноватым Турчинова. Он-то, по крайней мере, многое делал, чтобы минимизировать последствия противостояния, в том числе, в крымском вопросе. Да и на Донбассе тоже.

Тарас Козуб

Тэги: