Новости

«Вам не снискать признанья от Европы…»

Это Александр Христофорович Бенкендорф, глава Императорского Величества собственной канцелярии III отделения. Да-да, тот самый, о ком в советское время писали злые статьи, называли держимордой, царским сатрапом. Но в жизни это был боевой офицер, участвовавший во многих сражениях Отечественной войны 1812 года. По роду деятельности этот проницательный и умный человек следил не только за происходящим в России, но и за границей…

5 декабря 220 лет со дня рождения поэта и публициста Федора Тютчева

Он был блистательным лириком, автором возвышенных поэтических стихов. А ещё это переводчик и дипломат. Но главное – Фёдор Иванович был истинным Гражданином России. Знаменитые строки Тютчева «Умом Россию не понять…» слышал едва ли каждый. 

«Я провел у графа пять дней самым приятным образом, - писал Тютчев жене в сентябре 1843 года. – Не могу довольно нарадоваться, что приобрёл знакомство такого славного человека, каков хозяин здешнего места. Это, конечно, одна из лучших человеческих натур, когда-либо мной встреченных…»

Кто же так очаровал Тютчева?

Это Александр Христофорович Бенкендорф, глава Императорского Величества собственной канцелярии III отделения. Да-да, тот самый, о ком в советское время писали злые статьи, называли держимордой, царским сатрапом. Но в жизни это был  боевой офицер, участвовавший во многих сражениях Отечественной войны 1812 года. По роду деятельности этот проницательный и умный человек следил не только за происходящим в России, но и за границей…

Царь, прочитав статьи Тютчева, наказал Бенкендорфу познакомиться с автором. Приватные беседы с поэтом укрепили генерала в мысли, что это именно тот человек, который ему нужен. 

Европа была объята русофобией. О России, как и сейчас, сочиняли злобные небылицы, обливали грязью. Николай I намеревался создать заслон на пути клеветников, переменив общественное мнение Запада. И Тютчев с его острейшим пером оказался как нельзя кстати.

Он долго жил за границей, был знаком с тамошними литераторами и политиками, знал, о чём говорят в салонах, находился в курсе интриг и тайных заговоров. Тютчев красноречив, остроумен, да и для иностранцев  считался в некотором роде своим, поскольку женат был на немке Эмилии Петерсон, урожденной графине Ботмер.

Тютчев опубликовал в иностранной печати серию статей, отражающих политическую ситуацию в Европе, сложившуюся из-за противостояния Запада и России. 

«Впервые раздался в Европе твёрдый и мужественный голос Русского общественного мнения», – писал поэт и критик Иван Аксаков.  «Никто никогда из частных лиц России еще не осмеливался говорить прямо с Европою таким тоном, с таким достоинством и свободой...»

Патриотический настрой поэта отразился в его дневниковых записях, письмах. В истории можно отыскать сходство прошлого и настоящего, параллели времен. Но каков Тютчев! Так тонко уловить, понять суть проблем дано лишь людям выдающегося ума. Он не просто метко подмечал, констатировал, он словно отправлял потомкам упреждающие письма с подробными наказами. 

По мнению Тютчева, отношение Запада к России не имеет временных ограничений в связи с какими-то событиями. Он был уверен, что так будет впредь. И следует быть к этому готовыми, не строить иллюзий. Быть гордыми и независимыми, выстраивать свою стратегию.

Вот лишь одна из мыслей Тютчева, не утратившая свежести: «Между Россией и Западом не может быть союза ни ради интересов, ни ради принципов, мы, русские, должны неизменно помнить, что принципы, на которых стоят Россия и Европа, столь противоположны, столь взаимно отрицают друг друга, что жизнь одной возможна только ценой смерти другой…» 

Браво, Федор Иванович! Нынче все это видим, понимаем. Но неужто тупик? Ан нет, выход есть: «...следовательно, единственная естественная политика России по отношению к западным державам, это не союз с той или иной из этих держав, а разъединение, разделение их. Ибо они только когда разъединены между собой, перестают быть нам враждебными – по бессилию». Свои взгляды Тютчев отражал и в стихах.

Напрасный труд - нет, их не вразумишь, -
Чем либеральней, тем они пошлее,
Цивилизация - для них фетиш,
Но недоступна им ее идея
Как перед ней ни гнитесь, господа,
Вам не снискать признанья от Европы:
В её глазах вы будете всегда
Не слуги просвещенья, а холопы.

Почему Запад был враждебен России? Держава расширила границы и претендовала на роль гегемона. Старый Свет боялся военной мощи России, желал сбить её с ног, оторвать земли с богатыми недрами. Русские в глазах европейцев выглядели дремучими дикарями, не способными управлять своей несметной территорией. 

Но и россияне отчасти были виноваты в том, что надменная Европа не ставила их высоко. Иноземцам кланялись, потакали. Видя это, ещё Пушкин сокрушался: «…мы в сношениях с иностранцами не имеем ни гордости, ни стыда – при англичанах дурачим Василья Львовича; пред M-me de Staёl заставляем Милорадовича отличаться в мазурке. Русский барин кричит: мальчик! Забавляй Гекторку (датского кобеля). Мы хохочем и переводим эти барские слова любопытному путешественнику. Все это попадает в его журнал и печатается в Европе – это мерзко…»

Да и позже Запад для многих россиян оставался иконой, на которую они молились. Достоевский морщился: «Наш либерал – это, прежде всего, лакей, который только и смотрит, кому бы сапоги вычистить».

Увы, ничего не изменилось с течением времени. Точно так же иные  интеллигенты и в наше время поносят Россию. Громко, с напором те, что уехали на Запад. Шёпотом, боязливо те, что остались. 

В XIX веке зловредные господа уже не ограничивались угрожающими словесами, они готовились к войне с Россией. Этого с тревогой ожидал Тютчев. Между тем он не считал свою страну враждебной Западу, напротив, считал, Россию «его законной сестрой», которая живет «своей собственной органичной жизнью». И впрямь у нас своя история, культура. Но мы рады гостям, наши двери распахнуты для тех, кто идёт с добрыми намерениями. 

Увы, благие призывы лишь сотрясали воздух. Раскаты грома не утихали, солнце пряталось в тучах. Из-за границы уже доносился стук чужих солдатских сапог и бой барабанов...

С армиями европейских стран Россия столкнулась в середине 50-х годов XIX века во время Крымской войны, но дыхание войны Тютчев ощутил намного раньше. В 1848 году он задавался мучительным вопросом, сможет ли Россия отразить натиск с Запада, как в 1812 году. 

«Давно уже можно было предугадывать, что эта бешеная ненависть, которая 30 лет, с каждым годом все сильнее и сильнее разжигалась на Западе против России, сорвется же когда-нибудь с цепи. Этот миг и настал... »

Эти слова сказаны им 176 лет назад и что мы видим сейчас? Разгар кризиса в Украине. Запад ощетинился против России, ввёл экономические санкции, провозглашает, угрожает, покушается на все русское и пытается множить ряды ненавистников Москвы. 

Когда разразилась Крымская война, Тютчев с холодным спокойствием констатировал: «Ну вот, мы в схватке со всею Европой, соединившейся против нас общим союзом. Союз, впрочем, не верное выражение, настоящее слово: заговор...»

Воистину это высказывание – зеркало нынешних событий. 

ВАЛЕРИЙ БУРТ