Новости

Великая Победа обойдется и без «великих украинствующих»

Недавнее заявление уже бывшего главы украинского внешнеполитического ведомства Вадима Пристайко об отказе отмечать 75-годовщину Победы над нацистской Германией вызвало слишком бурную реакцию, хотя его слова были лишь кружкой дерьма в бочку помоев, выливаемых на 9 Мая украинскими властями уже долгое время.

Напомню, что Пристайко ляпнул следующее: «Позиция наша сейчас остается такой, какой она есть: мы не собираемся праздновать 9 мая. Мы, как и весь европейский континент, через 75 лет готовы понять, почему произошла эта трагедия, и готовы друг друга простить. Мы считаем, что именно в эту сторону должно идти празднование. Это должно быть празднование того, что, наконец, континент находится в течение 75 лет, если не считать наши шесть лет войны, в относительном мире». А что вы хотели услышать от бывшего главы миссии посольства Украины в США, экс-посла в Канаде и экс-главы миссии Украины в НАТО?

«Позиция», о которой бормотал Пристайко, – это та самая неприличная позиция, в которой Украина стоит перед Западом, нуждающимся сегодня в подобных исполнителях мерзости.

Новый украинский формат отношения к войне и Победе известен не первый год. Украинцев заставляют выйти из списков победителей уже давно.

Вспомните календарные эксперименты и инициативы Вятровича, появившийся «День памяти и примирения», нескончаемые выводы переобувшихся историков Украинской ССР.

В 2018 году украинский пысьмэннык Кокотюха указывал, что «9 мая – день не нашей победы, что Украина в 1945-м никого не победила, поэтому в эти майские дни лучше говорить не о победах и поражениях, а о памяти и примирении».

Дошло до того, что на сайте президента Украины появилась петиция с предложением провести  9 мая 2020 года в Киеве совместный польско-украинский парад, посвященный альтернативному  дню победы – «совместному параду Войска Польского и армии УНР, состоявшемуся после освобождения Киева от большевиков 9 мая 1920 года».

Причём, несмотря на пассивность голосующих, тема этого парада как «информационной альтернативы Москве» стала предметом активной раскрутки в среде порохоботов, называющих «идею парада с такой символичной датой крайне удачной и своевременной».

Но, как обычно происходит в свидомой среде, единого мнения в отношении 9 Мая нет. Дело в том, что национал-отрицание причастности к разгрому Гитлера и празднованию Победы близко в большей степени представителям западных регионов, что естественно – не могут наследники коллаборационистов и эсэсовцев праздновать победу над своими предками, тем более в эпоху эпизодического реванша.

Вторым подходом Украины к Победе есть попытка приватизации и национализации. Инициаторы этого подхода понимают, что значит 1945 год в памяти тех, чьи предки мололи вермахт в оборонительных битвах, а после, вышвырнув немцев из СССР, дошли до Берлина. Тупо, как Вятрович, отказаться от такого наследия они не могут, а потому пытаются проводить всевозможные ревизии. Помните, как Порошенко назвал войну в Донбассе «нашей Великой Отечественной войной»? Смысл этого подхода прост – собирать и навязывать исключительность участия украинцев на стороне антигитлеровской коалиции. То есть, признавая между прочим, что нация воевала в составе Красной армии, особый упор делается на украинских добровольцах в вооружённых силах США и Канады, армии Андерса и, конечно же, в составе УПА*. На одну чашу весов они ставят Ивана Кожедуба и Романа Шухевича, аккуратно опуская службу последнего в батальоне «Нахтигаль» и 201-м батальоне шуцманшафта.

Попытка сохранить своих фашистов в рядах победителей Гитлера делается с упором на украинство.  Историк-перевёртыш Шаповал даже нашел для солидности этой концепции западного «авторитета»  репортера Saturday Evening Post Эдгара Сноу, написавшего, что война, которую кое-кто склонен называть «русской славой», должна быть «по справедливости признана прежде всего украинской войной… Города, промышленность, земледелие и население никакой другой европейской страны не подверглись таким тяжелым разрушениям».

Еще один «авторитет» – американский историк Тимоти Снайдер, обозначивший термином Bloodlands (кровавые земли) территорию Украины и Польши как «наиболее пострадавшие от нацистской и коммунистической диктатур».

Позиция таких «авторитетов» лежит в основе третьего «новейшего» подхода к Победе и ее празднованию. Этот подход и озвучил экс-министр Пристайко, а до него – сам Зеленский во время недавнего визита в Польшу: СССР – один из виновников развязывания войны, оккупант и тиран народов Восточной Европы. Значит, празднования не будет.

Не знаю, были ли среди предков Пристайко полицаи и эсэсовцы, но дед нынешнего президента – герой Великой Отечественной. Миллионы граждан страны, которые голосовали за нынешнего президента, считают себя наследниками победителей, бережно хранят их боевые награды и память об их подвигах.

С 2014 года каждый раз пробиваясь через пикеты и оскорбления нацистов и полиции, через суды и запреты, наплевав на теоретические расклады полицай-историков Шаповала и Вятровича, эти миллионы идут 9 Мая праздновать Победу и смотрят трансляцию военного парада в Москве.

Этих украинцев не надо тянуть на праздник, как Зеленского или «слуг народа», что грозят тюрьмой тем, кто хочет поехать на Красную площадь. Для них отношение к Победе не меняется, они не предают своих дедов. А потому стоит ли болезненно реагировать на отказ некоторой части украинских граждан причислять себя к победителям и праздновать 9 Мая? Победа 1945 года настолько велика, что писк пристайко, вятровичей, зеленских нынешнего дня и прочей «красномаковой» когорты предателей не слышны на фоне криков «Ура!» и праздничных салютов, пусть пока и не в украинских городах.

Василий Качура

Раздел "Авторы" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Мнение автора материала может не совпадать с позицией редакции. Редакция не отвечает за достоверность изложенных автором фактов.