Новости

ВПК США не готов к большой войне

Центр стратегических и международных исследований CSIS (Center for Strategic and International Studies), базирующийся в Вашингтоне, выпустил исследование, посвященное возможностям военно-промышленного комплекса США и промышленной мобилизации в случае крупномасштабного военного конфликта высокой интенсивности. В исследовательском институте отмечают, что интерес к этой проблеме возвращается на фоне смещения стратегического фокуса США на конкуренцию с великими державами.

Проведенное исследование показывает, что даже на замену имеющихся военных запасов США при наращивании темпов военного производства и перевода экономики на военные рельсы потребуется много лет. Решить проблему в ближайшее время вряд ли удастся, так как после завершения холодной войны, промышленность претерпела серьезную перестройку, избыточные военные мощности просто исчезли. По оценкам исследователей, с наибольшими трудностями в случаи большой войны столкнутся ВМС США, так как каждый потерянный корабль во время конфликта станет, по сути, незаменимым.

Особенность американского военного бюджета

США традиционно остаются страной с самым большим военным бюджетом во всём мире. Последний военный бюджет штатов, который Трамп назвал

«подарком для России и Китая»,

направляет большие ресурсы в ВПК страны.

В 2021 году военные расходы США составят 740,5 миллиардов долларов. Распределение средств следующее: 635,5 миллиарда на «базовые нужды», 69 миллиардов – на чрезвычайные операции за рубежом и 26,6 миллиарда – на различные программы национальной безопасности.

Американский военный бюджет примерно в 10 раз превышает российский и в три раза больше расходов Китая на военные нужды. Китай в последние годы стабильно занимает второе место в мире после США по военным расходам. Россия же в последние годы находится на 3–4 месте в топ-5 стран с наибольшими военными расходами, конкурируя с Индией, согласно данным Стокгольмского международного института исследования проблем мира (SIRPI).

Отличительной особенностью огромного военного бюджета США является его социальная составляющая и инфраструктурные расходы. Далеко не всё из выделяемых средств уходит в ВПК. Стране надо всегда конкурировать с Россией и Китаем. США являются заложниками собственной стратегии с развертыванием огромного количества военных баз по всему миру.
 


Сборка истребителей пятого поколения F-35

По словам Григория Тищенко, являющегося экспертом по оборонной политике Российского института стратегических исследований, до 40 процентов всего военного бюджета Америки уходит на непроизводственные расходы – на заработную плату военнослужащих, пенсии ветеранам, содержание военных госпиталей и инфраструктуры баз. Данным наблюдением он поделился с изданием «Эксперт Online». Оставшиеся 60 процентов Пентагон использует по прямому назначению.

Российские эксперты традиционно считают военные расходы США завышенными и раздутыми, а темпы роста ВПК страны – неуместными. В США с ними вряд ли кто-то согласится. Так Центр стратегических и международных исследований в Вашингтоне отмечает, что возможности американского ВПК по замене вооружений и военной техники существенно снизились после завершения холодной войны и продолжают снижаться и сегодня. Промышленная база становится всё более «хрупкой», а среднее время замены имеющихся запасов вооружений выросло с 6,6 лет в 1999 году до 8,4 лет в 2020 году.

Годы на замену основных вооружений

В исследовании CSIS специалисты оценили возможности ВПК США, в том числе за счёт мобилизации производственных мощностей и способности промышленного комплекса страны работать в условиях длительного конфликта крупных мировых держав.

Исследователи подсчитали, какое количество времени потребуется американскому военно-промышленному комплексу, чтобы восполнить текущие запасы основных вооружений и образцов военной техники.

В среднем для замещения основных видов вооружений американской экономике понадобится 8,4 года. При этом вариативность сроков замены очень большая. От 2,3 года для различных средств поддержки миссий, вспомогательной техники тыловых служб, до более чем 20 лет – для крупных кораблей. Положительным моментом является то, что образцы вооружений, имеющие гражданские аналоги, можно замещать быстрее. К примеру, различные колесные транспортные средства можно обновлять со скоростью 3,3 года.

Выше приведенные значения характерны для максимальной мобилизации американского ВПК. При работе по схеме 1-8-5 (1 смена, 8 часов в день, 5 дней в неделю) средние сроки замены основных видов вооружений и военной техники вырастут до 13,8 лет. Но и при переводе экономики на военные рельсы с повышением количества смен до двух-трёх в день, добиться кратного повышения производительности не удастся. Здесь военно-промышленный комплекс сталкивается с нехваткой станочного парка, оснастки и подготовленных специалистов.

К тому же современные образцы вооружений крайне сложны и требуют работы огромного количества подрядчиков, которые могут быть разбросаны ещё и по разным странам мира. В аналитической статье CSIS приводится пример с истребителем-бомбардировщиком пятого поколения F-35, в производстве которого используется примерно 300 тысяч уникальных деталей.


Строительство авианосца типа «Нимиц»

Когда США вытеснили Турцию из программы производства истребителя F-35 из-за покупки Анкарой российских комплексов ПВО С-400, американцам понадобилось искать замену выпускаемым в Турции деталям. Всего в Турции производилось около тысячи различных комплектующих для истребителя-бомбардировщика F-35. На их полную замену и поиск альтернативных поставщиков Вашингтон потратил несколько лет.

Наиболее сложная ситуация наблюдается в области кораблестроения. Постройка боевых кораблей очень трудоёмкий процесс, который требует от промышленности колоссальных затрат и усилий, намного превышающих расходы на выпуск других систем вооружений и военной техники. В CSIS отмечают, что сроки ротации здесь существенно варьируются – от 11 лет для замены кораблей снабжения, до полувека, если речь идёт о смене всех 11 авианосцев. Для подводных лодок сроки замещения оцениваются в 20 лет, крупных надводных боевых кораблей – 40 лет.

Время замены даже одного корабля настолько велико (3–8 лет), что, по сути, любой корабль ВМС США, который будет потерян во время боевых действий, вряд ли удастся заменить до тех пор, пока конфликт не завершится. Чем дольше будет продолжаться масштабное военное противостояние крупных мировых держав, тем всё меньше будет флот.

Так в 2019 году США располагали только одной верфью, где могли строиться и ремонтироваться атомные авианосцы. Это верфь в Ньюпорте (штат Вирджиния). Здесь имеется три стапеля. Два стапеля обычно занимаются авианосцами, которые проходят средний или капитальный ремонт, а один используется для строительства новых кораблей. В мирное время – это не критично, но в условиях полномасштабной войны может стать большой проблемой. Так как выход из строя любого из авианосцев или самой верфи станут огромным ударом для боевых возможностей американского флота.

В условиях реальных боевых действий ситуация станет ещё хуже

В условиях реальной войны ситуация существенным образом ухудшится. Так как основная задача во время войны – это не поддержание существующего уровня вооружений и военной техники, а восполнение боевых потерь. При этом к боевым потерям от непосредственного соприкосновения с противником добавляются ещё и небоевые: по причине аварий, поломок и полного износа техники, а также неизбежные потери от дружественного огня.

В Центре стратегических и международных исследований в Вашингтоне отмечают, что спрогнозировать боевые потери вооружений в конфликте между государствами, обладающими сопоставимыми военными ресурсами, сложно. К счастью, подобные конфликты происходят крайне редко. По этой причине в качестве оценок приходится опираться на исторический анализ.


Сборка основных боевых танков M1 Abrams

В качестве примера, в CSIS рассмотрели потери бронетанковых войск. К примеру, в войне Судного дня 1974 года израильская армия безвозвратно потеряла в общей сложности примерно 400 танков из 1 700 имеющихся в наличии. Это составляло примерно 1,1 процента потерь в день в течение 20 дней в условиях затухающего военного конфликта. Потери арабских армий оказались существенно выше.

Также в статье CSIS приводятся оценки потерь германских войск во время сражения под Курском. В материале говорится, что немцы теряли каждый день по разным причинам до 14 процентов всех своих танков. Общие потери немецких танковых войск за 14 дней сражения в статье оценивают в 110 процентов от первоначальной численности. При этом особо отмечается, что это было ограниченное по времени сражение необычайной интенсивности с широким применением бронетанковых войск.

Обобщая свой собственный опыт, американцы отмечают, что средний пехотный батальон армии США в годы Второй мировой войны, находясь на передовой, терял в день 2,6 процента личного состава даже без серьезных боев. Исходя из всего изложенного, в CSIS представляют потери танков в конфликте противников, обладающих сопоставимыми возможностями, примерно в 1 процент в день. Сюда включены потери от всех причин: боевые, брошенные во время отступления, потерянные в результате несчастных случаев или при доставке к театру военных действий.

Если бы США задействовали в войне все 15 своих бронетанковых бригад, это означало бы, что каждый день армия теряла бы по 13 танков или 390 машин в месяц. При этом выпуск танков оценивается всего в 29 машин ежемесячно.

Таким образом, через 10 месяцев конфликта высокой степени интенсивности с равным противником, бронетанковые силы Армии США могут сократиться до 158 танков, что примерно соответствует двум танковым бригадам.

На этом уровне танковые войска будут оставаться до тех пор, пока не удастся развернуть новые производственные мощности.

Сергей Юферев

Тэги: