Новости

Вся германская армия - от Гитлера до гитлерюгенд - «сидела» на наркотиках

Этот сенсационный вывод содержится в книге немецкого журналиста Нормана Олера "Тотальное опьянение. Третий рейх под наркотиками", переведенной на 18 языков. На протяжении пяти лет автор работал с архивными документами, доказывающими метамфетаминовую (первитин*) и морфиновую зависимость фашистов. Западные эксперты уже назвали работу Олера "уникальным историческим исследованием".

Дурман за бесценок

В книге Олера - новый взгляд на проблему, которая, казалось, была подробно исследована. Историки писали, например, о пагубной зависимости рейхсмаршала Германа Геринга: он пристрастился к обезболивающим наркотикам в 1923 году, когда получил пулю в пах во время провалившегося "пивного путча" в Мюнхене. И ко времени прихода нацистов к власти превратился в настоящего морфиниста. Известно, что в 1943 году под воздействием наркотиков Геринг забыл выполнить приказ фюрера о бесперебойном снабжении армии генерала Паулюса под Сталинградом. Под "кайфом" второй человек в рейхе находился и в момент ареста 8 мая 1945 года. В ожидании Нюрнбергского трибунала он проходил курс лечения...

Заслуга 49летнего немецкого журналиста в том, что за частными фактами он увидел систему. Исследование Нормана Олера меняет представление о "мощи и доблести" нацистов. В Федеральном архиве автор обнаружил многочисленные записи доктора Теодора Морелла, личного врача Гитлера, который ранее упоминался как второстепенный персонаж в большинстве исследований о фюрере.

Между тем в окружении Гитлера его называли "мастером инъекций Третьего рейха".

После Первой мировой войны побежденная Веймарская республика стала "глобальным торговцем" кокаином и героином. Правда, в 1924 году кокаин в Германии был запрещен, но это только подстегнуло спрос. Уже три года спустя его употребление достигло невиданных масштабов. Причем фармацевты вполне законно прописывали опиоиды для лечения несерьезных заболеваний, а наркодилеры поддерживали низкие цены: доза кокаина в пересчете на доллары стоила около десяти центов. Именно в тот период писатель Клаус Манн с горечью констатировал: "У нас была великая армия, теперь у нас великие извращения". А в 1936 году доктор Фриц Хаушильд из компании Temmler понял, что успеху американцев на берлинской Олимпиаде способствовал амфетамин бензедрина. Немецкий химик начал разрабатывать собственный препарат, год спустя запатентовал уже упомянутый первитин...

Он продавался в Германии так же свободно, как хлеб.

 

Берлин. Гитлер в саду рейхсканцелярии награждает мальчиков из гитлерюгенд. Апрель 1945 года.

Берлин. Гитлер в саду рейхсканцелярии награждает мальчиков из гитлерюгенд. Апрель 1945 года.

 

Война без сна

Употребление первитина обосновывалось тем, что он якобы придает "многим гражданам энергию и выносливость, позволяя им быстро восстановить страну, которая борется за выживание". Препарат содержался даже в шоколадных конфетах. Студенты принимали его перед экзаменами, домохозяйки употребляли, чтобы снять депрессию. А с началом Второй мировой войны он нашел активное применение в армии. Пришедший в нее новобранцем Генрих Белль, которому в 1972 году была присуждена Нобелевская премия по литературе, писал родителям: "Вы должны понимать, что в будущем я буду писать вам только каждые 2-4 дня. Сегодня я пишу, чтобы попросить вас выслать мне первитин!"

Немецкое высшее командование восприняло наркотик как неотъемлемую часть военных действий. Ведь первитин делал ненужным сон. Доктор Ранке, директор Института общей и оборонной физиологии, тоже ставший зависимым от препарата, говорил, что мог работать на первитине в течение 50 часов, не чувствуя усталости. Разумеется, официальная пропаганда молчала о том, что первитин вызывает сильнейшую зависимость и, как следствие, психические расстройства, галлюцинации, нарушение сна, рвоту, язвенные болезни. Для руководства Третьего рейха солдаты были всего лишь пушечным мясом.

Наркотики делали их более агрессивными в бою и, самое главное, лишали страха - естественного механизма самозащиты. Некоторые солдаты, ощущая перевозбуждение, волновались, что больше никогда не смогут заснуть. Однако в перерывах приема препарата у них начиналась мучительная ломка. Даже нацистские медицинские чиновники все больше осознавали риски первитина - тесты показали, что навыки критического мышления солдат снижались, чем дольше они бодрствовали. Но и после того, как в апреле 1940 года широкая продажа наркотиков была ограничена, верховное командование немецкой армии издало так называемый "указ о стимуляторах", приказав произвести 35 миллионов таблеток для военного использования.

Действие наркотиков испытывалось на заключенных в концлагерях. Нацисты пичкали узников таблетками, заставляя их носить мешки с камнями, - как долго несчастные смогут работать под воздействием отравы...

 

Доктор Теодор Морелл.

Доктор Теодор Морелл.

 

"Мастер инъекций Третьего рейха"

Многие архивные записи, с которыми работал Олер, принадлежат перу доктора Теодора Морелла. Прежде чем стать в 1936 году личным врачом фюрера, он специализировался на дерматологии и лечении венерических заболеваний. Но преуспел на ином поприще, крепко "подсадив" своего пациента на наркотики. По его свидетельствам, во время войны он регулярно вводил Гитлеру метамфетамин. Пристрастился фюрер и к инъекциям с оксикодоном, которые получал несколько раз в день. Один из обнародованных Олером документов свидетельствует, что с июля по октябрь 1944 года Гитлер 50 раз употреблял кокаин. И перестал принимать его после передозировки...

Морелл давал фюреру и стероиды, которые производились на фармацевтических заводах Германии из туш убитых животных. В течение девяти лет "лечения" Гитлера, он, как полагают, давал своему пациенту от 28 до 90 различных лекарств. При этом мало кто в Германии догадывался, что вождь злоупотребляет наркотиками. В Третьем рейхе его воспринимали как "эталон здорового арийца". Подробные отчеты Морелла о медицинских процедурах фюрера убедительно опровергают этот миф. Очевидно, доктор подстраховывался на случай, если с "пациен- том А" что-то случится...

С годами фюрер все больше полагался на уколы Морелла. Однажды ночью 1943 года Гитлер проснулся от сильных болей в желудке. Зная, что на следующий день тот должен встречаться с итальянским диктатором Муссолини, Морелл дал Гитлеру первую дозу лекарства, которое было вдвое сильнее морфина...

Этот разработанный им препарат Морелл продавал по всей Европе. Сотни миллионов таблеток заказало СС, почти миллиард - нацистские профсоюзы. К 1943 году Морелл стал монополистом по производству наркотика, и никто не мог остановить его. "Фюрер разрешил мне делать все, - писал он в управление здравоохранения Третьего рейха. - Если я возьму и опробую лекарство, а затем применю его в штаб-квартире фюрера и сделаю это успешно, оно может быть применено в другом месте в Германии и больше не нуждается в разрешении".

Сознательно ли доктор превратил Гитлера в наркомана? "Не думаю, что это было преднамеренно, - пишет Олер. - Они очень хорошо ладили. Морелл любил делать уколы, а Гитлер любил инъекции. Он не любил таблетки из-за слабого желудка и хотел быстрого эффекта, который давали уколы".

Современники же Гитлера вспоминали, как он, часто покидая комнату для совещаний измученным и изможденным, через несколько минут возвращался бодрым и свежим. Будто заново родился...

"Жвачка" для обреченных

Две трети тех, кто принимал кристаллический метамфетамин в течение трех лет, впоследствии страдали от психоза. У солдат появлялись психотические побочные эффекты, необходимость постоянно увеличивать дозировку. Даже подросткам-новобранцам вводили амфетамины и отправляли на фронт. Опасные смеси фармакологи люфтваффе испытывали на летчиках. А в самом конце войны германский флот разработал подводную лодку, рассчитанную на одного человека. Фантастический замысел нацистов заключался в том, что такие лодки проберутся к устью Темзы. Их можно было использовать только в том случае, если моряки смогут бодрствовать несколько суток подряд. Поэтому доктор Герхард Ожеховский, главный фармаколог высшего военно-морского командования на Балтике, начал разработку нового препарата - кокаиновой жевательной резинки.

Источник из подразделения бывшего нацистского военно-морского флота признавался, как в последние месяцы войны члены гитлерюгенд ("Гитлеровской молодежи") загружались в такие мини-субмарины и отправлялись в море с пакетами кокаиновой жевательной резинки. "Это было безумно и ужасно, - пишет Олер. - Даже Мореллл был шокирован этим. Он никогда не слышал об этом раньше". Молодые морские пехотинцы, запертые в металлических ящиках и отрезанные от внешнего мира, находясь без сна до семи дней, страдали психопатией, зарабатывали неизлечимые заболевания.

"Жвачка" стала самым тяжелым наркотиком, который когда-либо принимали немецкие солдаты. Его действие испытывали в концентрационном лагере Заксенхаузен: заключенные должны были ходить и жевать резинку, пока не падали...

 

Подлодка Biber для одиночек, выброшенная на берег. 1945 год.

Подлодка Biber для одиночек, выброшенная на берег. 1945 год.

 

Конец "пациента А" и его доктора

Последние дни Третьего рейха, пишет автор, были отмечены "сочетанием бреда и истощения". В январе 1945 года, когда советские войска перешли в решающую фазу наступления, Гитлер был переведен в подземный бункер под рейхсканцелярией. К этому моменту он едва мог спать или сосредоточиться, регулярно получал инъекции при болезненных запорах и судорогах. 17 апреля 1945 года он уволил верного доктора, а через две недели покончил с собой.

А что же Морелл? Он попал в плен. А в 1947 году американцы, которые так и не смогли получить от него полезную информацию, отправили врача в Мюнхен. Там его, оборванного, без обуви, подобрала прямо на улице медсестра из Красного Креста. Она доставила его в больницу в Тегернзее, где некогда самый влиятельный и богатый доктор Германии, "мастер инъекций Третьего рейха" умер год спустя.

ДОСЛОВНО

Книга Норманна Олера "Третий Рейх на наркотиках" впервые вышла в Германии в конце 2015 года, а затем появилась на книжных прилавках Соединенных Штатов, Франции, Великобритании и других западных стран. Сегодня она переведена уже на 31 язык.

В России сенсационную книгу-разоблачение в переводе Г. Сахацкого тиражом всего три тысячи экземпляров выпустило в 2016 году издательство "Эксмо".


* Первитин (метамфетамин), героин, кокаин, морфий, эукодол включены в списки наркотических средств, оборот которых в Российской Федерации запрещен или ограничен. Потребление наркотических средств, психотропных и одурманивающих веществ опасно для жизни и здоровья. - Ред.

Максим Макарычев

Раздел "Авторы" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Мнение автора материала может не совпадать с позицией редакции. Редакция не отвечает за достоверность изложенных автором фактов.