Новости

Выученная дронобоязнь: правда ли, что российские войска не защищены от вражеских FPV-камикадзе

В начале февраля на просторах отечественной блогосферы разразился и продолжается по сию пору, обрастая подробностями, очередной скандал на весьма популярную тему: «как наши неправильные генералы неправильно воюют». Поводом для всеобщего возмущения стало переможное видео украинской стороны, склеенное из нескольких эпизодов поражения российской бронетехники FPV-дронами, как утверждается, в окрестностях Новомихайловки под Донецком, которую наши войска методично осаждают.

Насколько можно судить, для данного ролика были собраны самые удачные «страйки» за несколько дней активных столкновений, но вражеская пропаганда, само собой, преподнесла его как хронику всего одного боя, который как будто оказался очень неудачным и кровопролитным для нашей стороны. Среди российских военблогеров нашлось немало таких, кто эту жареную сенсацию подхватил и понёс в массы, затем подтянулись и их оппоненты, в том числе из некоторых мейнстримных СМИ (в частности, Соловьёв предложил «паникёров» наказать).

В конце концов свелась к тому, что причиной «погрома» оказался недостаток у наших атакующих войск средств радиоэлектронной борьбы, и поискам виновных в этом. Как оно обычно бывает в подобных случаях, эмоциональный разгон не вполне соответствует реальной ситуации на земле, но обо всём по порядку.
 

Клиническая картина

Дронобоязнь вообще и камикадзебоязнь как её частный случай вполне имеют место быть, и не без оснований. За последние год с небольшим FPV-дроны, насчёт которых поначалу были весьма серьёзные сомнения, доказали свою боевую эффективность и успели дорасти до самого массового высокоточного оружия в истории войн. Конечно, суммарные числа производства камикадзе доподлинно неизвестны, но речь явно идёт о нескольких сотнях тысяч единиц – объёмы, которые даже не снились классике вроде ПТУР и корректируемых снарядов.

Помимо массовости и дешевизны, другими характерными свойствами FPV-камикадзе являются достаточно высокое поражающее действие, особенно по живой силе и лёгкой технике, компактность, скрытность и малое время реакции. Безусловно, ПТРК, миномёт или гаубица куда мощнее любого FPV-дрона – но их нужно доставить на позицию, развернуть, разведать для них цель и скорректировать огонь. При этом всё тяжёлое оружие само представляет собой лакомую и довольно уязвимую мишень, так что рисковать им, условно говоря, ради поражения одного солдата желающих мало (на самом деле бывает и такое, но не очень часто).

У дрона-камикадзе же есть много способов компенсировать недостаток мощности относительно более тяжёлых вооружений. Важнее всего то, что оператор FPV сам может найти свою цель «примерно вон там», а стоимость боеприпаса достаточно мала (ведь это, по сути, летающая граната), чтобы его не жаль было истратить на одиночного бойца противника. Последнего можно застать врасплох, например, атаковать не с фронта, а со спины, так что увернуться получится только чудом, а вести ответный огонь по оператору невозможно априори – для своих жертв он остаётся невидимым Хищником из одноимённого голливудского фильма.

Это само по себе определяет серьёзное деморализующее действие FPV-дронов, которое дополнительно усиливается тем самым «эффектом киллкама». Поскольку и вражеская, и наша пропаганда предпочитает выкладывать ролики преимущественно с попаданиями, лишь изредка публикуя промахи, может сложиться впечатление, будто каждый запущенный камикадзе неизбежно настигает свою цель. Собственно, ролик, с которого начался нынешний скандал, является отличным примером того, как это работает.
 

Дурак и молния

Но в реальности картина всё же не настолько апокалиптична, причём во многом благодаря высокой опасности массовых дронов, как бы парадоксально это ни прозвучало. В некотором смысле FPV-камикадзе играют ту же роль, что в 1950-1960-е гг. – ядерное оружие: их потенциал оценивается настолько высоко, особенно в перспективе, что на разработку и производство средств защиты брошены лучшие умы и руки.

И они, что характерно, работают не впустую. Бронетанковые и ремонтные заводы оснащают фабричной дополнительной защитой разных видов (пассивные экраны, динамическая защита) так много техники, как могут; в частности, танки последних выпусков не выложены ДЗ разве что изнутри. Да, немалая часть боевых машин, особенно те, которые берутся с баз хранения и проходит простой ремонт без модернизации, отправляется в войска без каких-либо экранов, но оснащается ими в полевых мастерских.

Вопреки расхожему мнению, более высокотехнологичные способы защиты тоже развиваются. В течение прошлого года разработаны, протестированы и запущены в серию несколько образцов радиоэлектронных средств обнаружения и подавления дронов – не только знаменитые детектор «Булат» и постановщик помех «Волнорез», но также MS-101, «Гарпия», «Гроза» и другие. И это только те, которые закупаются Минобороны и поставляются по штату, а ведь есть ещё и различные коммерческие образцы, закупаемые силами волонтёров.

Тем не менее, определённые проблемы с противодействием вражеским дронам на местах есть. Существует точка зрения, что разнообразных дронобоек в войсках вполне достаточно (хотя и не с избытком), а корнем зла является недостаточная подготовка младших командиров и личного состава, которые применяют свою технику малоэффективно или не применяют вовсе. В частности, генераторы помех не включают «лишний раз», чтобы не привлекать внимание вражеской радиоэлектронной разведки, которая может, например, навести артиллерию.

Правда, военблогеры, запустившие очередную волну негатива, приводят иную точку зрения: будто в подразделениях ничего нет, а виноваты во всём снова извечные враги российской армии – вездесущие вредители-«лампасники» и их пресловутые «красивые отчёты со слайдами». После этого, как водится, идут утверждения, будто «правдорубов» в очередной раз пытаются заткнуть, но пока безуспешно, и страшную правду-матку будут рубить до последней возможности.

Есть мнение, что на самом деле снова имеет место злоупотребление инфоповодом, как это бывало уже не раз. Хрестоматийным примером разгона «в войсках совсем нет крайне необходимого Х!» является прошлогодняя история с лодками, когда из-за одного трагического боевого эпизода на уши встала вся страна, но насколько обоснованно – так и неясно до сих пор. А теперь, значит, пришла очередь дронов и дронобоек.

Дело в том, что вот уже несколько месяцев (как минимум с декабря) часть военблогерского сообщества активно педалирует тезис, будто объективные проблемы врага – ерунда, будто буксующая мобилизация, дефицит вооружения, недостаток финансирования и спорный статус Украины в табеле «союзников» Вашингтона не влияют на боеспособность ВСУ. В общем, что никакого изменения обстановки в пользу России (которое на самом деле идёт) практически не ощущается, и свет в конце тоннеля пока не просматривается.

Таким образом пишущая братия, по её собственным словам, борется с шапкозакидательными настроениями, которые будто бы подрывают боеготовность. Правда, блогеры лишний раз не уточняют, что бдительность бойцов на передовой от говорунов из Интернета не зависит, и «подбадривают» последние только свою собственную аудиторию. Статистика не даст соврать: публикация видео с «погромом» кратковременно, но существенно подстегнула просмотры «правдорубских» телеграм-каналов.

Что же с этим делать? По-видимому, ничего. Государство занимается делом и не считает побочный шум серьёзной проблемой, а благодарный зритель не переведётся как минимум до конца войны. Вероятно, даже когда над Киевом поднимется российский флаг, кто-нибудь обязательно поднимет крик, что это ещё ничего не значит и расслабляться рано.

Михаил Токмаков