Новости

Ялтинская конференция: основа или всего лишь символ «Ялтинского мира»?

75 лет назад в Крыму проходила знаменитая Ялтинская конференция глав трех великих держав, союзников по антигитлеровской коалиции. Принято считать, что именно этот форум предопределил будущее устройство Европы на ближайшие 45 лет. Хотя на самом деле главным фактором этого была лишь неоспоримая мощь нашей страны, и ничто иное…

Словосочетаниями «Ялтинская конференция» и «Ялтинский мир», как минимум, последние 5 лет пестрят заголовки и российских, и мировых СМИ. Правда, в зависимости от настроя тех или иных изданий, в эти термины вкладывается и положительный, и отрицательный смысл. То ли достигнутая по окончанию Второй мировой войны относительная стабильность хотя бы в Европе, то ли «порабощение Восточной Европы тираном Сталиным».
В принципе, в такой популяризации истории той давней встречи лидеров мировых держав ничего предосудительного нет. Хотя, конечно, в том, что этот форум возвышают до уровня едва ли не «встречи, определившей дальнейшие судьбы мира», есть преувеличение.
Действительно, во все времена практика серьезных дипломатических отношений, да еще со «встречей в верхах», предполагала серьезную предварительную подготовку будущих решений и документов, которые на таких встречах обычно и принимались. Это только «клоуны» да «кондитеры» в президентском кресле могут стремиться раз за разом ездить на встречи, дабы превращать их своей неконструктивной позицией в пустую болтовню, да еще на этом и «пиариться».
Серьезные политики так не поступают. А потому перед встречами на высшем уровне тот или иной вопрос многократно прорабатывается, утрясается, шлифуется дипломатами, а «первые лица» разве что подписывают уже подготовленные документы. Хотя, конечно, заодно могут в общении тет-а-тет наметить контуры и будущих соглашений тоже. Но так, чтобы тут же их подписать – это в большой политике безусловный «моветон».  

***

Та же ситуации и с так называемым «Ялтинским миром». По большому счету, его контуры, в целом, были обозначены в ходе уже Тегеранской конференции Сталина, Черчилля и Рузвельта – осенью 1943 года. Одним из главных итогов той конференции была договоренность об открытии «второго фронта» союзниками не на Балканах, как настаивал сэр Уинстон, жаждавший подгрести этот регион в свою «сферу влияния» (заодно с тамошними обанкротившимися режимами, алкавшими побыстрее «спрыгнуть» с тонущего корабля Гитлера, но так, чтобы не попасть в сферу влияния СССР), а во Франции. 
Остальное было уже, как говорится, «делом техники» и, конечно, умения советских полководцев и героизма наших воинов, начавших громить фашистов не только на оккупированных территориях СССР, но и в Восточной Европе просто-таки «стахановскими темпами».
То есть, в принципе, «послевоенный раздел Европы», его общие контуры, были определены еще в Тегеране. Пусть пока и достаточно нечетко, но все же.
Важной «точкой невозврата» стало неудавшееся покушение на Гитлера 20 июля 1944 года. В случае успеха «операции Валькирия» заговорщики надеялись заключить сепаратный мир с союзниками СССР, бросив все силы против РККА. И в этом случае, конечно, имели немалые шансы на успех сохранения своего «Рейха», особенно, если бы Британия и США поддержали их «борьбу против большевизма» прямой военной помощью или даже угрозой ее применения.
А пока Гитлер был жив, идти на союз с ним, при всей беспринципности западной пропагандисткой машины, Лондон и Вашингтон не рискнули бы. Так что знаменитые по культовому советскому телесериалу «Переговоры Вольфа с Даллесом в Берне» все равно ни к чему реальному для агонизирующих фашистов привести бы не смогли, пока был бы жив их фюрер. А умирать он до конца апреля 45-го не собирался, убрать почти обожествляемого вождя Рейха даже тому же Гиммлеру было бы очень затруднительно. 
Так что уже в октябре 1944 года премьер Черчилль лично вылетел в Москву, чтобы договариваться со Сталиным относительно конкретики будущего «дележа Европы», итогом чего явилось знаменитое «соглашение о процентах». То бишь доле влияния СССР и его союзников в освобожденных (ну или занятых – кому как нравится) странах Восточной Европы. Румынию договорились «акционировать» в соотношении 90/10% в нашу пользу, Грецию – с точностью до наоборот в пользу Британии и США, Венгрию и Югославию – «фифти-фифти», наполовину, Болгарию – 75/25% в пользу Москвы. 
Там же, в Москве, было в общих чертах решено и вступление Советского Союза в войну против Японии (как только будет достигнута победа над Германией), возвращение СССР с освобожденных (занятых) территорий «перемещенных лиц» (как угнанных немцами, так и откровенных предателей, и «первой», белогвардейской, и «второй», власовской, и прочей «иудиной»  волны) и ряд других вопросов. Которые большинством не слишком искушенной в истории аудиторией считаются наработками исключительно Ялтинской конференции.

***

На самом деле, по-настоящему решался в Ялте вопрос разве что Польши. Очень уж хотелось панам из «лондонского правительства в изгнании» выторговать для себя статус сродни тому, что выторговал для Франции ушлый генерал де Голль. 
И правда, с формальной точки зрения у французов было «рыльце в пушку» куда побольше, чем у поляков. Да, кое-кто во Франции даже воевал в составе партизан-«маки» и в подполье, но, вообще-то, на двух третях тамошней территории официально действовало правительство Виши во главе с маршалом Петеном, также официально заявившее о союзе с Берлином. И даже собственный «легион» французских добровольцев на Восточный фронт в помощь Гитлеру это правительство послало.
А «Свободная Франция» де Голля с горсточкой оказавшихся там после эвакуации, вследствие разгрома под Дюнкерком, французских солдат, особой роли ни в самой Франции, ни тем более в исходе Второй мировой войны не сыграла. Тут даже поляки, убежавшие в Англию после 1939 года, отличились куда больше.
Но, тем не менее, Париж по итогам войны даже был зачислен в почетный клуб «отцов-основателей» ООН с не менее почетным местом постоянного члена Совета Безопасности! (Кстати, основные наметки насчет ООН действительно были приняты в Ялте).
Вот и пытались панове-эмигранты из Лондона «выцыганить» для себя с помощью Черчилля и, в меньшей мере, Рузвельта, у «большой тройки» статус «полноценного и полноправного союзника, внесшего свой вклад в победу». На основании чего требуя не просто механической «реставрации» своего обанкротившегося буржуазно-антисоветского режима, но еще и восстановления довоенных границ «Второй Речи Посполитой»! То есть территорий, которые первоначально не считали польскими даже страны Антанты, предлагая установить границу Польши Пилсудского с Советской Россией по «линии Керзона», в целом соответствовавшей реальной западной границе Советского Союза после Великой Отечественной.
Конечно же, хотелки этих политических банкротов так хотелками и остались. К февралю 45-го года почти вся польская территория уже была освобождена Красной Армией и контролировалась Временным правительством Польской Республики – из дружественных нашей стране политиков, преимущественно коммунистов. У которых, кстати, была даже и своя армия – Войско Польское, с учетом мобилизаций 1944 года достигшее численности в несколько сот тысяч бойцов, куда там недобиткам «Армии Крайовой»!
В общем, по «польскому вопросу» Сталин добился всего, чего хотел. Сделав уступку разве что весьма «эфемерной» возможности участия в правительстве национального единства представителей эмигрантов с Запада. 

***

По большому счету, добиться Иосифу Виссарионовичу удалось и всего остального. Даже того, что с высоты нашего «послезнания» выглядит откровенной ошибкой – вроде согласия на отдельное членство в будущей ООН Украинской и Белорусской ССР. Которое тамошние политики-националисты с 1991 года пытаются выставить якобы неопровержимым доказательством их права на развал Союза, как якобы «изначальных членов международного сообщества независимых государств», без малейшего учета даже формального закона СССР по соответствующему вопросу, принятому уже при Горбачеве.
А так, и основные контуры будущего раздела и Германии, и сфер влияния в Европе, и размер немецких контрибуций, и уже упоминавшееся «возвращение перемещенных лиц» в СССР были согласованы в Ялте согласно замыслам Москвы. 
Собственно, уже сама форма Ялтинской встречи была в духе «мягкого ультиматума» Лондону и Вашингтону и должна была проводиться на нашей территории, а не в каком-нибудь шотландском Глазго или египетской Александрии. Союзники этот квази-ультиматум приняли – лишь «утерлись». Соответственно, и большинство других вопросов тоже были «утрясены», пусть и не без некоторых споров.
Просто у Иосифа Виссарионовича был в активе такой важнейший «дипломатический аргумент», как танки маршала Жукова, уже к началу февраля вышедшие на Кюстринский плацдарм за 60-70 км от Берлина. И только Верховный Главнокомандующий мог дать им приказ остановиться после взятия столицы Рейха, а не двигаться дальше на Запад, вплоть до Бискайского залива. Помешать гипотетической вероятности у англо-американцев силенок было явно маловато – их даже истощенные силы Вермахта в Арденнах, ну, очень крепко смогли побить. А уж справиться с армией победителей – так это вообще проблематично.
Но Сталин, конечно, прекрасно понимал, что не стоит и «перегибать палку». А то ведь, даже несмотря на все неприятие Гитлера и его чудовищного порядка, страх западных режимов перед «большевизмом» был тоже немаленьким. Так что, если бы очень «приперло», тамошние демократы могли бы решиться и на войну с СССР в союзе с гитлеровцами. Рациональнее было договориться о разделе Европы на сферы влияния.
Тем более кроме «кнута» военной мощи РККА, у Москвы был для Запада и «пряник». То есть, по сути, тот же «кнут», только направленный уже против Японии, с которой у англичан и американцев сил справиться – по крайней мере, в ближайшие месяцы – без помощи СССР просто не было. 

***

Вот и вышла в итоге известная политическая конструкция, получившая название «Ялтинского мира». К сожалению, после распада СССР даже в российской относительно патриотической прессе этот самый мир нередко наделяется чертами едва ли не «самодостаточности». С почти «детской обидой» на современных западных политиков – дескать, какие они нехорошие, Россию «зажимают», не то, что их политические «предтечи».
Да одинаковые были политики Запада во все времена! В смысле одинаково беспринципные и враждебные нам. И всегда желающие одного – неприятностей (а лучше – распада и гибели) для «шестой части суши», как бы она ни называлась.
И тот же якобы «симпатизировавший СССР» американский президент Рузвельт накануне Второй мировой одобрял «Мюнхенский сговор» западных политиков с Гитлером насчет отдачи тому «на съедение» Чехословакии – с целью открыть Германии дорогу для нападения на нашу страну.
Просто накануне этой войны у западной элиты была, как минимум, серьезная надежда на военное поражение Советского Союза или, на худой конец, такое взаимное ослабление СССР и Германии, чтобы англосаксы смогли взять эти страны голыми руками.
А к началу 1945 года даже самым антисоветским политикам стало ясно, что победить нашу страну военным путем нельзя. Во всяком случае, в ближайшем обозримом будущем. Потому и сели с нами договариваться, и отдали под контроль добрую половину Европы.
Но все равно считать и британских, и американских политиков какими-то настоящими «адептами культа великой Ялты» абсолютно необоснованно. Они как был «наперсточниками большой политики», так ими и остались. 
Их современная «генерация», например, «подложила изящную свинью» Януковичу, гарантировав подписями трех глав МИД ключевых стран ЕС прекращение Майдана. А спустя сутки те «не заметили» вопиющее нарушение «мирных соглашений» торжествующим «майдауньем», тут же провернувшим откровенный госпереворот.
Точно так же западные элиты середины 20-го века относились и к Ялтинским соглашениям. Не прошло и года после капитуляции Японии, и «фултонская» речь Черчилля ознаменовала собой начало Холодной войны. И кровожадные планы Вашингтона образца «Дропшот» о ядерной бомбардировке сотен городов СССР в конце 40-х годов предотвратил не отсутствующий гуманизм американцев, а логичное сомнение в возможности их бомбардировщиков прорвать мощную систему советской ПВО.
Да и попытки «выхватить» из «советского блока» то одну, то другую страну не прекращались западными спецслужбами ни на миг. И в виде кровавого мятежа «хортистов» и прочих фашистов в Венгрии в 1956 году, и якобы социализма с якобы человеческим лицом (а фактически – просто «бархатного» и долгоиграющего антисоциалистического переворота) в Чехословакии в 1968. 

***

И во всех этих случаях нарушить «Ялтинский мир» Западу мешала отнюдь не мифическая «верность договорным обязательствам». Но военная мощь армий стран Варшавского Договора, в первую очередь – советской. Согласно оперативным планам самих же штабов НАТО, могущих в случае начала гипотетического конфликта. всего за пару недель выйти на атлантическое побережье Франции.
Ну а после того, как Горбачев со своим «новым мЫшлением» предательски сдал Западу не только всех союзников СССР, но и саму великую страну, тот важнейший и главный фактор, на котором зиждилась система «Ялтинского мира», попросту исчез. 
Чему же удивляться, если бывшие горе-союзнички по борьбе с Гитлером не упустили так неожиданно подвернувшуюся им возможность если не добить, то максимально унизить своего главного геополитического соперника?
Так что для восстановления «Ялтинской системы» нужна всего лишь малость – восстановление прежнего могущества нашей страны. Не обязательно даже в формальном паритете по вооружениям, но хотя бы в понимании того, кто наш враг, и готовности с ним бороться. Для чего, конечно же, наконец определиться в отношении к истинным «архитекторам» Ялтинского мира и сделавшей его возможным Великой Победы, вместо продолжения тиражирования злобной клеветы «литературных власовцев» и прочих «лучших друзей России».

Юрий Носовский

Раздел "Авторы" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Мнение автора материала может не совпадать с позицией редакции. Редакция не отвечает за достоверность изложенных автором фактов.

Комментарии

Юра как сказал один из царей у россии два союзника ее армия и флот. если реально смотреть на вещи создание атомного оружия узбагоило хомо сапиенсов.просто своей мощностью. кто первый кнопочку нажмет тот и будет кашу жрать и то не факт. потенциала боеголовок накоплено и ядерных и термоядерных достаточно для того чтоб уничтожить землю 200 раз. тротила и взрывчатых веществ накоплено достаточно чтоб уничтожить 30 процентов всей земной инфраструктуры. стрелкового оружия порядка 1.2 мллиарда единиц. бовов достаточно чтоб 7 раз отравить все живое. биооружие если его все выпустить в зависимости от погоды человечеству киздец в течении от 2 недель до месяца.я спрошу один вопрос как в гражданине поэте у Быкова - а нахуя?

спецносс развития роисси

Страницы