Новости

Юбилей Холокоста в очаге антисемитизма

75 лет назад, 27 января 1945 года, бойцы 1-го Украинского фронта освободили оставшихся в живых узников фашистского лагеря смерти Освенцим. Это событие, ставшее памятной датой жертв гитлеровского геноцида евреев, ныне широко отмечается во всем мире. В том числе и поляками, даже традиционно обвиняющих во всем, даже в Холокосте, СССР. Хотя Польша сама была настоящим «гнездом» антисемитизма, похлеще Третьего Рейха, и во многом продолжала оставаться им даже и после окончания Второй мировой.

Непосредственное участие в освобождении жертв фашистского геноцида приняли воины 454-го стрелкового полка 100-й стрелковой дивизии генерал-майора Красавина, занявшие территорию лагеря смерти около 3-х часов дня 27 января. Примечательно, но одним из первых ворвался в лагерь штурмовой отряд под командованием майора Анатолия Шапиро – по национальности еврея, до этого прошедшего славный боевой путь по полям боев Великой Отечественной.
Впрочем, стоит заметить, что особо ожесточенных боев за Освенцим (или как его тогда называли сами гитлеровцы – Аушвиц) не было. Так, мелкие стычки с прикрывавшими отход основных сил врага арьергардными частями. Ведь большая часть относительно здоровых узников, числом почти 60 тысяч человек, была заблаговременно вывезена нацистами в тыл вместе с производственными мощностями. Это случилось еще за добрую неделю до подхода войск РККА – 21 января. 
А оставались за колючей проволокой только те несчастные «доходяги», до уничтожения которых «не дошли руки» у спешивших на запад эсесовцев. Больные, до предела истощенные, немало детей и те относительно крепкие счастливчики, которым удалось спрятаться от конвоиров.

***

Этот факт, кстати, является исчерпывающим ответом на недавнее обвинение польского премьера Матеуша Моравицкого в адрес Сталина, якобы «не желавшего спасения евреев от уничтожения, а потому не изгнавшего немцев из Польши еще летом 1944 года». Почему гитлеровцев не разбили еще в 1944 году – вопрос несколько смешной для минимально ориентирующихся в тогдашних военных реалиях людей. С тем же успехом можно обвинять англичан с американцами за то, что они «не освободили Францию еще летом 1943-го (а еще лучше – не дали ее захватить Гитлеру в 40-м). 
Просто Вермахт был еще достаточно силен, а «устилать трупами своих солдат немецкие окопы», дабы приблизить на месяц-другой (да даже и на год) победу могут лишь «кровожадные сталинские маршалы» из лживых «страшилок» либеральной пропаганды. В реальности же командование РККА берегло своих бойцов от неоправданных потерь и умело вовремя останавливать наступление, когда нарастал риск успешных вражеских контратак.
Но, допустим, ценой невероятного напряжения всех сил истощенные потерей трети личного состава и половины боевой техники советские дивизии продолжили бы наступление за Вислу летом 1944 года. Что, это чем-то помогло бы узникам того же Освенцима? Увы, но как показали события января 45-го года, очень незначительно. Их бы просто вывезли вглубь Германии. Это в лучшем случае. В худшем – их бы просто уничтожили на месте. 
И никакая максимальная стремительность наступления Красной Армии этому помешать бы не смогла. 1-й Украинский фронт и так наступал с середины января очень стремительно, уже за 10 дней достигнув до немецкой границы, пройдя с тяжелыми боями несколько сот километров сильной вражеской обороны. Но, как говорилось выше, это, увы, не помешало нацистам вывезти из Освенцима подавляющее число содержащихся там узников.
Так что и гипотетическое наступление советских войск в Польше, и ее освобождение от немецкой оккупации на полгода раньше – уж на чем-на чем, но на уменьшении числа жертв Холокоста среди польских евреев сказалось бы очень незначительно. В реальной истории из 3,3 миллиона довоенного еврейского населения осталось после окончания Второй мировой всего около 500 тысяч. Да и то, большей частью тех, кто успел вовремя бежать от немецкой оккупации в тыловые районы СССР.
Для прекращения этого одного из самых массовых в истории человечества геноцида требовалось полное уничтожение чудовищного нацистского государства. А пока оставалась хотя бы часть его незахваченной территории, гитлеровцы и дальше занимались бы «окончательным решением еврейского вопроса» чуть ли не до самого победного 9-го мая.

***

Ведь это самое «окончательное решение» было одним из самых приоритетных «бзиков» Гитлера и его бесчеловечного окружения. Хотя, правда, последнее, когда ему было надо, умело проявлять и прагматизм. Достаточно вспомнить «наци номер 2» Геринга, однажды заявившего в ответ на упреки уже совсем «упоротых» нацистов о «засилье евреев в немецкой авиации»: «В моем ведомстве я сам решаю, кто у меня еврей, а кто нет!» 
Но насчет самого Адольфа Алоизыча никаких «полутонов» в отношении к «врагам арийской расы» не существовало. Даже когда его Рейх уже откровенно «сыпался» под ударами Красной Армии, бесноватый фюрер все равно уделял «еврейскому вопросу» очень немалое внимание.
В истории военного переворота в Венгрии осенью 1944 года, когда спецподразделение знаменитого гитлеровского диверсанта Отто Скорцени сначала захватило в заложники сына венгерского диктатора Хорти, а потом, заставило его отречься от власти и получило полный контроль над столицей, есть такой эпизод, больше похожий на «черный анекдот».

Скорцени докладывает Гитлеру: «Мой фюрер, Будапешт под нашим полным контролем, в городе полный порядок!»
Гитлер задумчиво так переспрашивает своего любимца: «Порядок говоришь… А скажи-ка мне, Отто, сколько в Будапеште сейчас живет евреев, и где они находятся?»
Эсесовец, слегка сбитый с толку, отвечает: «Евреев, по предварительным оценкам, больше 10 тысяч и они, как и прочие горожане, вечером ходят по улицам по своим делам».
В результате обер-диверсант, вместо ожидаемой похвалы, получил от «шефа» «отеческий укор»: «Ах, дорогой Отто, ну какой же может быть порядок в городе, если по его улицам безнаказанно ходят больше 10 тысяч евреев?! Срочно принять меры!»

Сложно сказать, сколько в этой истории правды, а сколько «гротеска», но то, что за считанные месяцы уже полной немецкой оккупации Венгрии несколько сотен венгерских евреев было уничтожено – печальный исторический факт…

***

Впрочем, еще более печальным и уже, увы, ничуть не полу-«черно-анекдотическим» фактом является махровый антисемитизм среди самих поляков. Ну вот ведь Гитлер строил концлагеря вначале своего правления на территории Германии – такие, как, скажем, Бухенвальд, Дахау или Равенсбрюк. 
Потом, после начала Второй мировой, густой сетью этих «фабрик смерти» покрылась и Восточная Европа. Но почему-то практически все из них находились лишь на территории Польши…
Неужто все дело в том, что последняя была откровенно оккупированной страной, а остальные, как-никак, «союзниками разной степени»? С мнением, пусть и во многом марионеточных, местных правителей Берлину приходилось считаться?
Да в общем, и кроме Польши прямой оккупационный режим был установлен на территориях и большей части Чехословакии, и Югославии и, наконец, на оккупированных в 1941-42 советских землях. Но почему-то там аналоги Майданека, Освенцима и Треблинки фашисты не строили.
Более того, даже у себя дома нацистская пропаганда, в общем-то, не знавшая ничего святого и усиленно «освобождавшая солдат непобедимого Рейха от химеры, именуемой совестью», все же избегала даже просто знакомить рядовых граждан Рейха с реальной практикой гитлеровских концлагерей. Так что когда после победы союзники в рамках проводимой ими политики «денацификации»  устраивали принудительные «экскурсии» среди бюргеров, живших в окрестностях немецких «фабрик смерти», для ознакомления с эксгумированными там трупами жертв геноцида, «экскурсанты» нередко впадали в полный шок, некоторые даже кончали собой от угрызений совести, на полном серьезе заявляя, что «они же ничего не знали!»
А вот на польской территории эсесовцы насчет возможного «шока» среди поляков, живших в окрестностях того же Освенцима-Аушвица, могли не беспокоиться. Поскольку антисемитские традиции там были, пожалуй, еще подревнее, нежели в самой Германии. Причем если в последней они не в последнюю очередь зависели от политики власти (до Гитлера ведь особых эксцессов с еврейским населением там не было – наоборот, выходцы оттуда занимали важные посты в искусстве, бизнесе, юриспруденции и т.д.), то в Польше они шли с самых «низов».
Чем, впрочем, охотно пользовались и «верхи», в частности, правящая в стране времен Пилсудского партия «Санация» и блокировавшиеся с ней «народные демократы». Во время их власти (практически до самого захвата Польши Германией) ситуация в стране живо напоминала некий «гибрид» между собственно фашистским антисемитизмом (до начала Второй мировой еще не рисковавшим начинать массовые кровавые расправы над евреями) и практикой откровенного «апартеида» образца ЮАР до реформ 80-х годов 20 века.
Против еврейских бизнесменов была открыта настоящая «экономическая война» (причем премьер назвал ее «нормальным явлением»), вовсю шли погромы, еврейскую интеллигенцию массового увольняли из учреждений, школ и университетов, студентам-евреям в ВУЗах выделяли отдельные скамейки (видимо, чтобы чистокровные поляки не «осквернялись», сидя рядом с ними) и т.д. 

***

Примечательно, что будущий генерал-губернатор оккупированной Польши Ганс Франк был приглашен польскими политиками в 1936 году в Варшаву, имел там встречи с самыми родовитыми магнатами и даже прочитал лекцию о международном положении в столичном университете. Кроме него в том же году «координировать совместную политику» туда же прилетал и Геринг. 
Да и вообще, среди особо «упоротого» польского антисемитского «молодняка» была такая влиятельная организация, как Национально-радикальный Лагерь (Obóz Narodowo-Radykalny - O.N.R). Эти «отморозки» даже после оккупации их страны Гитлером и не подумали отрекаться от своих нацистских идей и с удовольствием служили в отрядах, занимавшихся тайным истреблением скрывавшихся евреев.
Впрочем, остальные поляки относились к последним ненамного лучше. Даром, что ли, звание «праведника мира», присваиваемое в Израиле тем, кто в годы Холокоста спасал евреев от гибели, имеют меньше всего поляков? 
Просто подавляющее большинство среднестатистических поляков если не лично помогали гитлеровцам выявлять скрывающихся евреев, то были однозначно не против этого, а то и смотрели на такое с плохо скрываемым злорадством. В духе: «Нам же после войны меньше работы будет».
Ведь даже ставший «знаковым» погром (точнее – откровенный геноцид) 1600 евреев в польском городке Едвабно (на лето 1941 года находившийся на территории Белоруссии) был произведен руками в первую очередь озлобленных поляков – немцы были там максимум «дирижерами». И будущие «плакальщики над жертвами Холокоста из-за преступной задержки наступления Сталином» расправились над своими жертвами в Едвабно исключительно зверскими методами – большей частью сожгли их заживо в сараях. А сколько таких «едвабно» еще ожидает честных историков, для раскрытия тщательно скрывающихся преступлений польских антисемитов?
Им же даже социалистический строй и формальная приверженность «пролетарской солидарности» не слишком помогли исправиться! В 1967 году, например, местный якобы коммунистический лидер Гомулка устроил массовую «еврейскую чистку» в Польше – в отдельных моментах даже похлеще, чем в описываемый выше период «санации». Так что всего за неполный год страну покинули 150 тысяч из 300 еще живших там евреев, а из армии, государственного и партийного аппарата было уволено несколько сотен высокопоставленных руководителей. 

***

И ведь сейчас, в период правления якобы «демократов» западного образца, поляки симпатизировать евреям больше не стали. В минувшем сентябре, например, в польских городах появились плакаты с надписями: «Осторожно – паразиты!» откровенно антисемитского содержания.
Конечно, польские политики изо всех сил пытаются показать себя «борцами с антисемитизмом» – все-таки, игнорировать известные настроения среди европейских и, особенно, американской элит они не могут. Другой вопрос – почему же указанные элиты до сих пор не «навели порядок» среди своих «лимитрофов»-марионеток?
Да в общем, по тем же причинам, что не хотят реально бороться с антисемитизмом и на бандеровской Украине. Где это зло укоренилось в самых зверских формах среди «щырых украинцев» еще со времен Богдана Хмельницкого, постоянно продолжаясь в виде кровавых «подвигов» гайдамаков, петлюровцев, УПА…
Но ведь главное-то для Запада – чтобы такие «бешеные собаки» стремились «кусать» (или хотя бы лаять) в первую очередь Россию! И пока они это делают – почти полная индульгенция за их антисемитизм им обеспечена. Гитлера-то, в конце концов, западные демократии «подкармливали» по тому же принципу – закрывая глаза на его «расовые законы», «хрустальные ночи» и прочие антиеврейские эксцессы. 
Потому что ожидали (и не без оснований!), что в поисках «жизненного пространства» Третий Рейх начнет «поход против проклятого большевизма». А ради такого «щастья» западные «либералы и гуманисты» готовы были не то, что Холокост, а и уничтожение и сотен миллионов «неполноценных» славян и прочих «недочеловеков» Гитлером «понять и простить».
А теперь вот достойные продолжатели тех лицемеров 30-40-х годов из западных столиц вновь съехались в Освенцим «лить крокодиловы слезы» по жертвам нацистского геноцида евреев. Причем, если получится, попутно «валить в больной головы на здоровую», обвиняя в той трагедии не попустительство Запада, а «нерасторопность» СССР.
Хотя если кому спасшиеся от Холокоста евреи и обязаны жизнью, так это подвигу бойцов Красной Армии, сломавших хребет бесчеловечному гитлеровскому режиму, «вскормленному с рук» антисоветскими элитами Европы и США.

Юрий Носовский

Раздел "Авторы" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Мнение автора материала может не совпадать с позицией редакции. Редакция не отвечает за достоверность изложенных автором фактов.
Тэги: