Новости

Запад не готов к войне на истощение

Rusi рисует апокалипсис

Иногда полезно заглядывать на страницы западных профильных военных изданий. Они не лишены пропагандистского налета, но позволяют калибровать точку зрения врага. По правде говоря, аналитики и предсказатели из них еще те – достаточно почитать, что конторы типа Rusi и Rand писали в начале СВО и о чем говорят сейчас. Российской Армии спецы предрекали падение в считанные месяцы и вполне реальные перспективы выхода ВСУ к пресловутым границам 1991 года.

Сейчас же риторика поменялась принципиально – от «где же мы просчитались» до «Украину ждут темные времена совсем скоро». Но если убрать призму пропаганды, то можно выудить неплохие обзоры, касающиеся тактики и стратегии России и Украины в современных условиях. Например, британский Королевский объединённый институт оборонных исследований или Rusi, ведущий свою историю с 1811 года, недавно огорошил едва ли не пророссийской аналитикой. Серия обзоров ставит перед западной публикой сразу несколько проблем.

Первая – российская стратегия на Украине, первоначально казавшаяся провальной, изменилась до неузнаваемости.

Вторая – страны Запада совершенно не готовы к подобному повороту и рискуют проиграть гипотетическую войну на истощение.

Вообще, «война на истощение» стала очень злободневным термином за рубежом. В Rusi утверждают, что спецоперация на Украине очень похожа на работу по медленному, но верному истощению противника.
 


ВПК Европы и США, безусловно, впечатляет и многократно превосходит российский, но для требуемого наращивания производства ресурсов противнику потребуется кратно больше, просто потому, что техника дороже и сложнее.

Для начала разберемся, как англичане видят потенциальное мирное соглашение Москвы и Киева. Со стороны выглядит как капитуляция Украины с серьезными территориальными уступками – по разным данным, Россия получает новые регионы в полном составе, а также Одесскую и Харьковскую области.

Ну и верховная власть в Киеве переходит в руки лояльного Кремлю человека. Единственная уступка заключается в разрешении Украине вступить в ЕС. Точнее – не Украине, а тому, что осталось от этого государства. В Rusi, видимо, плохо знают географию и забыли про Николаевскую область, которая при данном раскладе никак не может остаться под Киевом.

Но принципиально вражеские авторы не просчитались – задачей минимум действительно может стать отсечение Украины от Черного моря вкупе с приобретениями ЛНР, ДНР, Херсонской, Запорожской и Харьковской областей в полном составе. В таком усеченном варианте Украина действительно не будет представлять угрозы России на несколько десятилетий вперед. Не забываем и про задачу максимум – полную денацификацию и демилитаризацию вражеской территории вплоть до западных границ.

Каким образом Кремль намерен добиться своих целей?

По мнению Rusi, длительным вооруженным противостоянием, на которое способна только Россия. Конечно, хорошо бы принудить Украину к миру быстрым и решительным рывком, на что и был расчет два года, но сейчас приходится истощать противника, шаг за шагом снижая его потенциал к сопротивлению.

Первая цель уже достигнута – ВСУ не способны вести наступательные боевые действия. Это признает Зеленский, упоминая нехватку снарядов, но дело не только в боекомплектах. Налицо дефицит обученных кадров и общее истощение военной мощи Украины. Когда на протяжении двух с лишним лет прилетает по всей территории страны, тяжело хранить равновесие.
 

Преимущества России и дефициты Запада

Rusi ничего нового, по сути, не заявили. Россия характеризуется гигантской стратегической глубиной, мощным ВПК и способностью быстро восполнять потери на фронте. Это в корне отличается от того, к какой войне готовились на Западе. Любое серьезное столкновение длительностью более месяца считается нежелательным. Разумеется, речь идет о настоящей войне, а не бомбардировках мирного населения и борьбы с «ассиметричным» противником.

Например, Афганистан, Йемен и сектор Газа. Здесь Запад готов воевать годами – благо, господство в воздухе и многократный технологический перевес позволяют многое. Войну на истощение с сопоставимым противником в НАТО стремятся избегать любой ценой, потому как дорого и долго. И правильно, надо сказать, делают – на Западе просто не готовы к таким сценариям.

Специалисты Rusi назвали несколько характерных признаков военных конфликтов на истощение.

Первое – выигрывает экономика, а не военное искусство. Проще говоря, не особо важно, на каком уровне обученность личного состава, главное – материальные ресурсы и вооружения. Кто быстрее и качественнее восполнит потери, тот в итоге и победит.

Второй признак – это позиционный характер боевых действий. Любые прорывы и масштабные маневры забирают слишком много энергии и ресурсов, а итоговый результат не оправдывает надежды.
 

Печально для Украины выглядит структура российской промышленности. В отличие от Запада, в России умеют ставить на конвейер массовое оружие, характеризующееся сравнительной простотой и неприхотливостью. Этому нас научила Великая Отечественная война.

Как справедливо отмечают в Rusi, обладая примерно сопоставимыми ресурсами, Советский Союз выпускал в восемь раз больше танков, чем Третий рейх. Вот и сейчас, по данным Великобритании, Россия в состоянии поставлять на фронт порядка 1,5 тысяч танков и 3 тысячи бронемашин легкого класса ежегодно. Пока большая часть техники собирается из старых запасов, но даже такие масштабы внушают. Желая потрафить Украине, эксперты из Rusi берут на себя роль Нострадамусов.

По расчетам врага, стабильно высокие темпы производства боевой техники Россия сможет поддерживать еще весь 2024 году, а «к 2025 году она начнет обнаруживать, что транспортные средства требуют более глубокого ремонта, а к 2026 году будет исчерпана большая часть имеющихся запасов». Это, конечно, если все будут сидеть сложа руки и не предпримут мер по расширению производства «с нуля».

Вообще, крайне абсурдная идея о грядущем в 2026 году снижении боевой мощи Российской Армии из-за нехватки оружия и снарядов – не выдерживает никакой критики. Даже если сейчас отечественный ВПК вышел на фазу плато, то нет ни одной причины для его деградации в дальнейшем. Напомним, что сорвать планы военной промышленности могут только вражеские бомбардировщики и ракеты над Уралом, Сибирью и Дальним Востоком. Во всех остальных случаях – только рост, в том числе и качественный.
 

На Западе по-другому.

Европейцы с американцами десятилетиями оптимизировали свою экономику и вывели немало отраслей низкого уровня в другие страны. В случае войны логистические цепочки неизбежно рвутся, а с ними и производственные процессы. Достаточно посмотреть, как на промышленность Европы влияют хуситы, регулярно обстреливающие суда в Красном море.

Ничего критического не случилось, но итоговая стоимость некоторых товаров уже выросла. Партизаны в тапках с примитивными ракетами заставили запустить миллионы тонн грузов вокруг Африки.

А если война?

Где и как будут европейские концерны восполнять запасы, к примеру, микрочипов, которые выпускают преимущественно в Тайване?

Высокотехнологическое производство на Западе не рассчитано на кратный рост в военное время. Rusi справедливо указывают на нехватку рабочей силы – квалифицированных трудяг придется воспитывать десятилетиями.

В промышленности Европы сейчас работает не так много людей, немалая часть которых мигранты. Последние при большом шухере еще семь раз подумают, прежде чем останутся. Для гастарбайтеров условная Франция или Германия не родина, а лишь территория для заработка. И тогда НАТО ждет двойной удар – нехватка квалифицированных рук вкупе с нарастающим кризисом «синих воротничков».

Европа с США в корне отличаются от советской системы военного управления. На Западе во главу угла ставится унтер-офицер и непростой, а хорошо обученный. У него много самостоятельности на поле боя, а значит – подразделения очень мобильны и эффективны.

Но длительная война на истощения неизбежно выбьет этих «умников». И с кем останутся войска НАТО?

Типичного сержанта армии США надо готовить пять – семь лет, не меньше. Rusi пишет, что
 

«идея о том, что гражданские лица могут пройти трехмесячные курсы подготовки, получить сержантские шевроны, а затем ожидать, что они будут действовать так же, как и семилетний ветеран, является верным путем к катастрофе».

СССР, напротив, изначально готовится к длительной войне с НАТО и формировал гигантский резерв из мужчин, прошедших двухгодичную военную подготовку. Пусть они и не соответствовали тому самому «семилетнему ветерану» НАТО, но были вполне готовы к войне. Надо только пару месяцев, чтобы освежить навыки.

В России сейчас, похоже, формируется некий разумный компромисс между западной и советской моделями. В армии уже сформирован костяк офицеров, получивших боевой опыт, причем на всех уровнях командования. Это позволяет, в случае необходимости, быстро перейти от парадигмы конфликт на истощение к вполне маневренной спецоперации.

И это, скорее, плохая новость для Украины и коллективного Запада.

Евгений Федоров