Новости

Западные аналитики пугают Европу русской ядерной угрозой

Ведущие западные СМИ разразились фонтаном комментариев к новому докладу лондонского Международного института стратегических исследований (IISS) под названием «Russian Military Thought and Doctrine Related to Non-strategic Nuclear Weapons: Change and Continuity» («Российская военная мысль и доктрина в области нестратегического ядерного оружия: изменения и преемственность»).

IISS – ведущий западный аналитический военный центр, специализирующийся на оценках военного потенциала стран мира. В новом докладе, по сути, излагается новая ядерная доктрина Российской Федерации, учрежденная указом Президента РФ Владимира Путина от 2 июня 2020 года.

В ней чёрным по белому сказано: «Российская Федерация оставляет за собой право применить ядерное оружие в ответ на применение против нее и (или) ее союзников ядерного оружия и других видов оружия массового поражения, а также в случае агрессии против Российской Федерации с применением обычного оружия, когда под угрозу поставлено само существование государства…

Условиями, определяющими возможность применения Российской Федерацией ядерного оружия, являются: а) поступление достоверной информации о старте баллистических ракет, атакующих территории Российской Федерации и (или) ее союзников; б) применение противником ядерного оружия или других видов оружия массового поражения по территориям Российской Федерации и (или) ее союзников; в) воздействие противника на критически важные государственные или военные объекты Российской Федерации, вывод из строя которых приведет к срыву ответных действий ядерных сил; г) агрессия против Российской Федерации с применением обычного оружия, когда под угрозу поставлено само существование государства».

Автор доклада IISS, известный британский военный аналитик Уильям Альберк, ранее занимал должность директора Центра по контролю над вооружениями, разоружению и нераспространению оружия массового уничтожения НАТО (ACDC). В течение 25 лет он подвизался в сфере контроля над вооружениями, разоружением и нераспространением оружия массового уничтожения.

Он анализирует возможность применения Россией «нестратегического ядерного оружия» (Nonstrategic Nuclear Weapons). Так на западном военном сленге именуется тактическое и оперативно-тактическое ЯО, которым оснащаются, в частности, крылатые ракеты.

Альберк явно передёргивает «факты и фактики», когда утверждает, что Президент России Владимир Путин «воспринимает НСЯО как ряд гибких инструментов, которые он может использовать для… предотвращения вмешательства внешних сил в любые конфликты, которые Россия считает критически важными для своих интересов; принуждения противников согласиться на прекращение войны на условиях, диктуемых Россией; предотвращения эскалации любого локального конфликта на местном театре военных действий (например, в Европе) посредством вмешательства НАТО) и предотвращения эскалации любого локального конфликта до стратегического уровня войны (то есть эскалации с нанесением прямых ударов по территории США и России)».

Владимир Путин, да и никто другой из военно-политического руководства России, никогда не занимался подобным шантажом. А останавливает внешних акторов из числа ведущих военных держав, само наличие мощного российского арсенала тактического и оперативно-тактического оружия, возможность применения которого чётко оговорена в новой редакции ядерной доктрины РФ.

В своём докладе Уильям Альберк в основном рассматривает возможные меры по контролю за российскими ядерными силами.

«Инструментом для понимания сценариев применения Россией НСЯО является отслеживание движений ее сил радиологической и ядерной защиты, особенно наблюдение за тем, насколько силы химической, биологической, радиологической и ядерной защиты (ХБРЯ-Д) взаимодействуют с регулярными силами и силами высокой готовности, которые могут действовать в радиационной среде».

Британский аналитик предлагает также «отслеживать любые изменения в российских ядерных хранилищах – их количество, размер, уровень внутренней активности и любые связанные с этим движения внутрь или наружу, а также изменения в расположении соответствующих систем доставки специального назначения или двойного назначения, проведение ядерных учений или обычных учений с ядерной фазой и любыми обнаруживаемыми развертываниями [ядерного оружия]».

Западные СМИ моментально превратили этот в общем-то типичный для англосаксонской аналитической школы доклад в алармистское откровение, причем приписывая Альберку то, чего в докладе нет от слова совсем.

Так, американское издание U.S. News & World Report, комментируя доклад IISS, пишет, что «война на Украине подорвала доверие России к ее обычным вооружениям и повысила важность для Москвы нестратегического ядерного оружия (НСЯО) как средства сдерживания и поражения НАТО в потенциальном будущем конфликте».

«Ведущий западный аналитический центр заявил, что война на Украине подорвала доверие России к ее обычным вооружениям и повысила важность для Москвы нестратегического ядерного оружия (НСЯО) как средства сдерживания и поражения НАТО в потенциальном будущем конфликте», – вторит американскому СМИ британская газета The Independent, срываясь в откровенный бред, ненаучно фантазируя, что «Путин может применить ядерное оружие, когда его войска продвигаются к Авдеевке».

Ну вот скажите, зачем Путину применять ЯО, когда операция по освобождению Авдеевки идет к успешному завершению?

Британская Daily Mail просто пугает своих читателей тем, что «готовность России применить ядерное оружие в потенциальном конфликте с НАТО растет, поскольку Кремль считает, что США и их союзники не посмеют ответить, как предупредил аналитический центр IISS». 

Турецкое издание Politics Today некритично повторяет тезис IISS, что «российское ядерное мышление меняется на фоне войны на Украине». 

К чему, спрашивается, такой ажиотаж вокруг целиком вымышленной российской ядерной угрозы? 

Ситуацию проясняет интервью заместителя министра обороны Украины Ивана Гаврилюка немецкой газете Tagesspiegel, в котором тот заявил: «Все войны завершаются за столом переговоров подписанием определенных документов. Думаю, то же самое произойдёт в нашем случае. Будут подписаны соглашения, с одной стороны, коалицией государств, которые поддерживают Украину, и Россией – с другой стороны. И этот документ должен включать пункт об отказе РФ от ядерного оружия, потому что это государство является угрозой для мира».

На фоне громогласных призывов со стороны верхушки НАТО к полномасштабной подготовке войны с Россией западным планировщикам необходимо как можно сильнее напугать обывателя мифической ядерной угрозой со стороны России.

Кроме того, если высокопоставленный украинский военный на фоне нарастающего дефицита людских и военных ресурсов делает заявления такого характера (территориальные претензии и пересмотр ядерного статуса России), то, очевидно, что ему были даны некие обещания и даже гарантии.

Он, по сути, ведет речь об условиях возможной капитуляции России. Но перед лицом какой силы?

Как известно, недавно Великобритания первой из стран G7 подписала с Украиной договор о гарантиях безопасности. Срок его действия составляет десять лет. Британский премьер-министр Риши Сунак также объявил о крупнейшем пакете помощи Украине на сумму 3,2 млрд. долл.

Документ состоит из девяти частей. Срок его действия – десять лет. Великобритания берёт на себя обязательства предоставлять Украине всестороннюю помощь для восстановления того, что в Лондоне называют её территориальной целостности в пределах международно признанных границ, а также для восстановления экономики и защиты украинских граждан. Глава офиса президента Украины Андрей Ермак заявил, что гарантии безопасности будут способствовать созданию условий «для полной реализации права Украины на самооборону», а также помогут Киеву вступить в НАТО», – сообщает The Guardian. 

В свете множества заявлений западных чиновников о возможном ограниченном вводе на Украину войск под эгидой отдельных стран, а не всего НАТО, заявление украинского генерала выглядит весьма настораживающим. 

Русское ядерное оружие не даёт покоя коллективному Западу, значит, мы должны держать ядерный порох сухим, но и на провокации не поддаваться.

ВЛАДИМИР ПРОХВАТИЛОВ