Новости

Запомните, Эссекибо — это где-то в Гайане. Или в Венесуэле?

В притязаниях Венесуэлы на «избыточные» нефтяные территории Гайаны нет ничего нового. Англоязычный регион в своё время просто оторвали от крупной и потенциально богатой и реально независимой страны. Тяжёлые последствия рано или поздно должны были сказаться.

В Гайане всё было проделано по образу и подобию раздела Индии на две части — хинди и мусульманскую, из которой в 1971 году выделилась и третья — отдельная Бангладеш. Индия на земли последней не претендует, а вот разборки с Пакистаном из-за штатов Джамму и Кашмир идут практически непрерывно.

Происходящее у нас на глазах по теме Эссекибо — это в буквальном смысле ящик Пандоры, переполненный ценнейшим сырьём. С Гайаной Венесуэле сегодня вполне по силам разобраться — те, кто против, отвлечены на Украину и на Газу, и на серию иных незатухающих конфликтов по всему миру.

Но сама по себе ситуация, нельзя не признать — очень тревожная. Уже потому, что этот развивающийся конфликт способен обострить давние, притом многочисленные территориальные споры в Латинской Америке. А это чревато войнами в большей части континента.
 

И речь идёт как минимум о десятке, если не больше, старых спорах. Напомним лишь о некоторых. Так, среди прочего — о давних территориальных спорах между Боливией и Парагваем из-за отторгнутого Парагваем в середине 1930-х гг. урано- и нефтеносного региона Чако-Бореаль.

Помимо этого, вспоминаются регулярные стычки между Боливией и Чили в связи с отторжением от Боливии в конце XIX века прибрежного тихоокеанского региона Арика-Икике.
 

Дальше к северу не исчерпаны до конца противоречия между Гватемалой и англоязычным Белизом. Опять же — плохое колониальное наследство, и на эту территорию, причём в целом, периодически, а скорее — постоянно претендует Гватемала. Поэтому в Белизе — бывшем Британском Гондурасе, по сей день располагаются британские войска.

В той же серии регулярно разгорающихся и разжигаемых извне конфликтов — давний спор между Аргентиной и Чили, фактически со времени получения ими независимости от Испании. Жёсткие пограничные нестыковки имеют место из-за границ на острове Огненная Земля и в примыкающей к нему акватории между Атлантикой и Тихим океаном.

Несложно предположить и обострение противоречий между Аргентиной и Великобританией из-за Фолклендских островов. Настоящая война 1982 г., когда Аргентина безуспешно попыталась изъять острова у Лондона, не забыта и не списана в архивы ни в той, ни в другой стране. Это неплохо знают даже футбольные фанаты, поскольку любой матч Аргентина-Англия обязательно превращается в подобие маленькой войны.
 

В свою очередь, Мексика примерно до середины 50-х гг. претендовала на принадлежащий Франции тихоокеанский остров Клиппертон. Его другое название тоже колониальное — Французская Полинезия. В отнюдь не агрессивной Мексике, официально отказавшейся от этих претензий, СМИ и некоторые политики периодически вспоминают о Клиппертоне, призывая власти снова претендовать на остров.

Как и многие годы до этого, сохраняются противоречия по статусу ряда пограничных районов между Колумбией и Эквадором, Перу и Боливией, Никарагуа и Коста-Рикой. Да и Колумбия оспаривает почти весь сопредельный с ней венесуэльский полуостров Гуахира, примыкающий к озеру Маракайбо — главному нефтяному региону Венесуэлы.
 

Кроме того, при команданте Уго Чавесе в Каракасе выдвигались претензии на автономные от Нидерландов южно-карибские острова Аруба, Кюрасао и Бонайре, расположенные вблизи Венесуэлы. При этом нефтеперерабатывающие заводы на Арубе (Ораньестад) и Кюрасао (Виллемстад), созданные ещё в начале ХХ века, с тех пор перерабатывают в основном венесуэльскую нефть.

Такое по определению не может не «вдохновлять» Каракас и преемника Чавеса — Николаса Мадуро на территориальные претензии к Амстердаму. Впрочем, Нидерланды — это не Гайана. И едва ли США и другие союзники Нидерландов по НАТО согласятся внимать претензиям Каракаса.

Даже если они будут реанимированы заодно с разборкой в Эссекибо. Между тем в бывшем нидерландском Суринаме, до 1976 г. это была Нидерландская Гвиана, претендуют на юго-восточный район Гайаны, где предполагаются крупные запасы золота и бокситов.

Известно, что в 70-х годах прошлого века суринамские войска периодически вторгались в этот район, но раз за разом терпели поражение. Неужели Суринам можно считать почти «партнёром» Венесуэлы в планах раздела Гайаны?

Алексей Чичкин

Тэги: