Новости

Жузы, кланы, чёрная икра и невинная кровь. Это случилось в Астане

Молчание – золото?

Для России Казахстан – это прежде всего союзник по ЕАЭС и ОДКБ. При этом о клановой структуре казахстанской верхушки ни писать, ни говорить у нас в стране не принято. А в самом Казахстане eщё при Назарбаеве пытавшиеся выносить тему на всеобщее обозрение могли заслужить клеймо «оппозиции» и «агентов вашингтонского обкома».

Но в Казахстане про это знают просто все, хотя публично тоже предпочитают помалкивать. После того, как особо близкий к власти представитель Старшего Жуза Куандык Бишимбаев жестоко и публично убил свою жену, ситуация стала настолько явной, что за него даже уже свои не пытаются вступаться.
 

Напомним, что к Старшему Жузу ещё со времен Кунаева относилась и относится вся правящая верхушка страны, включая и нынешнего главу государства. И это считается нормой, и в том, приведёт ли справедливое наказание представителя этого Жуза к смене устоявшейся системы отношений, есть большие сомнения.

Само убийство произошло в прошлом году, но процесс начался только месяц назад, видимо, из-за высокого положения фигуранта. Экс-министр экономики Казахстана Куандык Бишимбаев в состоянии алкогольного опьянения в одном из ресторанов, принадлежащем ему и его дальнему родственнику, устроил такое, что кроме как беспределом и назвать трудно.

На почве ссоры он 8 часов подряд на глазах у всех избивал жену руками и ногами, душил её, потом оттащил в приватную кабинку, где она к утру и отдала Аллаху душу. И что характерно – если бы дело было не в Астане, находящейся на территории Среднего жуза, а в родной для Бишимбаева Кзыл-Орде или в Шымкенте – может быть, и удалось бы как то спустить всё на тормозах. А уже после – всем остальным принять на веру доводы преступника о том, что его жертва «сама упала в туалете и ударилась головой об унитаз».

Но на сей раз всё оказалось настолько серьёзно, что пока предпочитают молчать и отец убийцы, ректор Таразского университета, и друг его экс-президент Нурсултан Назарбаев, и даже действующий президент Касым-Жомарт Токаев.
 

Если где-то в Австрии?

А о чём говорит общественность?

Увы, опять же, обо всём, но не о главном. Много – о семейном насилии, о нарушении прав женщин, о беспределе золотой молодежи, о необходимости принять закон о семейном насилии. Но разговоры о клановой структуре казахстанской власти как не выходили, так и не выходят за пределы кухонного трёпа.

Уже известно, что казахский президент К.-Ж. Токаев официально (отнюдь не по следам трагедии) подписал законы Республики Казахстан «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам обеспечения прав женщин и безопасности детей» и «О внесении изменений и дополнений в Кодекс Республики Казахстан об административных правонарушениях по вопросам обеспечения прав женщин и безопасности детей».

Случаев клановой коррупции в Казахстане хватало всегда, ещё со времен застоя, не говоря уже о перестройке. Некоторые фигуранты вообще вошли в историю из-за своей эпичности. Чего стоит один только бывший зять бывшего президента Нурсултана Назарбаева, налоговик, чекист и дипломат Рахат Алиев.

О нём стоит сказать отдельно.

Алиев-то как раз и доигрался из-за своих жузовых различий с женой и тестем, да так, что тот слил его почему-то спецслужбам Австрии. Именно в этой тихой, как принято считать, европейской стране, Алиев и был найден повешенным в тюремной камере.

В казахской прессе по этому поводу писали мало, хотя отметили, что погибший Рахат не совсем понимал, что ему можно, а что нельзя, когда публично заявлял, что в Казахстане нужно объявить монархию. Алиев шёл и дальше – заявляя везде, где можно и нельзя, что сам он будет принцем.

Когда же весь Казахстан узнал, что в туалете его особняка стоит золотой кумган, а сразу на выходе ждёт прислуга с чёрной икрой и марочным вином, слишком многое стало понятно. Публика так всё и оценила – кто-то явно решил прыгнуть выше головы – вот и получил.
 

По судам не затаскают

Но игры над унитазом и с черной икрой – это невинная детская шалость по сравнению с тем, что произошло в прошлом году в астанинском ресторане. И дело тут не только в семейном насилии. Многие женщины ходят после конфликтов с мужьями по улицам с синими лицами во всех странах мира, просто где-то больше, где-то меньше.
 

Цивилизованные будто бы США, кстати, входят в первую десятку лидеров по домашнему насилию, оказавшись в компании таких представителей тоже вполне цивилизованного мира, как ДРК, Сомали и Афганистан. Главный корень проблемы именно в данном случае – ощущение убийцей своей полной безнаказанности.

И надо ли доказывать, что публичное совершение особо тяжкого преступления Бишимбаев счёл для себя возможным не в последнюю очередь именно из-за своего происхождения и клановых связей. И вовсе не безосновательно он был в этом уверен.

В 2017 году Бишимбаева сняли с должности министра экономики за взяточничество, совершенное группой лиц по предварительному сговору. И он был даже осужден на 10 лет колонии строгого режима. Но уже в 2018 году суд удовлетворил его кассацию о переводе Бишимбаева на общий режим.

И какой это был суд, как вы думаете?

Толебийский районный суд Туркестанской области. В Казахстане все знают, какой жуз там у руля. В 2019 году Бишимбаев получил УДО посредством кассации в суд уже Абайского района г. Шымкента (находится в пределах той же Туркестанской области, но не входит в её состав).

Кто бы сомневался, по каким судам наш герой будет рассылать кассации – по тем, где результат будет предсказуемым. И если казахстанские власти и общественность будут и дальше закрывать глаза на первопричину случившегося, то ужесточение наказания за домашнее насилие ударит только по пьяным и обдолбанным мамбетам. Те же веками, с коротким, увы, перерывом на настоящую советскую власть, привыкли третировать жён и детей, начиная с вечера «дня шофера» и заканчивая ночью с субботы на воскресенье.

На таких, как Куандык Бишимбаев, это вряд ли повлияет, пока в правящих элитах не будет разрушена клановая порука на корню.

Пётр Ненароков, Михаил Викентьев